Аналитические материалы / Кыргызстан

Шерадил Бактыгулов: Новая и старая элита Кыргызстана

22.09.2015

«Для определения смены поколений в Кыргызстане все чаще используют временной лаг в 60 лет. С этой точки зрения, в стране со дня приобретения суверенитета, смены элит не было и не будет до 2031 года – года 40-летия суверенного Кыргызстана.
В постсоветских странах, включая Кыргызстан, серьезного улучшения качества элит не наблюдается. Беглое говорение на нескольких языках, пользование компьютером, вождение иномарки и прочее из этого ассоциативного ряда весьма сложно назвать качественными характеристиками элиты. Это скорее свидетельства близости человека к элите – политической, экономической и т.д., благодаря чему человек пользуется разными материальными и нематериальными благами», — отметил в статье, написанной специально для CABAR, Шерадил Бактыгулов, исследователь проблем Центральной Азии (Бишкек, Кыргызстан).
В канун предстоящих парламентских выборов снова поднимают популярную и весьма заезженную тему обновления кадров, в том числе и омолаживания политического корпуса Кыргызстана. По агитационным материалам можно заметить, как ряд партий за счет некоторого числа молодых граждан, успевших уже себя где-то проявить, пытаются сбавить давно известный обкатанный состав своих рядов и смело пускают в толпу – для работы с избирателями.
Необходимо признать, что с годами политическая элита страны стареет, постепенно ряд за рядом влиятельные лица начнут убывать и так или иначе начнется постепенная смена старой элиты на новую. Но здесь есть один, но ключевой вопрос: есть ли «новое» поколение политиков, готовое заменить «старое»? Если да, то каков процесс смены элитных групп во власти? Какова качественная составляющая этой «новой» элиты? Однако прежде чем говорить об элитах следует понять о ком или о чем собственно идет речь. Сегодня каждый на основе своего опыта, знаний и понимания дает собственное толкование термина «элита» и какой ей быть.
Вместе с тем, разные теории, имеющие хождение в стране, сходятся в том, что элиты – это меньшинство, управляющее большинством/массой. Такое понимание не отличается от трактовок западных теорий, например, Шумпетеровской теории демократии. Или, к примеру, марксизма (борьба классов), плюрализма (сбалансированные источники власти) и т.д. в которых описывается суть различных типов власти и социальных структур.
Исходя из подобного понимания, можно утверждать, что элита в Кыргызстане была, есть и будет в смысле наличия людей, разными путями, оказавшимися во власти. Вопросы вызывает ее качественная составляющая и эффективность ее деятельности.
В рамках данной статьи, «элиты» понимаются в трактовке Вильфредо Парето (1848-1923гг.) и Гаэтано Моска (1858-1941гг.), впервые выдвинувших теорию элиты власти, и определивших состояние элитарности как осуществление государственного контроля людьми, чьи личные и/или групповые ресурсы непропорциональны тем, которые необходимы для управления государством. Следует добавить – непропорционально малы.
Начнем с возрастного показателя. Принято считать, что новая элита – это обязательно молодые люди. В ряде случаев это так и происходит, но обзор различных исследований, статей и отчетов показывает иное. Летом 2015 года Институт развития молодежи (Бишкек) при поддержке Фонда Фридриха Эберта провел исследование, которое свидетельствует о том, что средний возраст депутатов парламента страны остается неизменным с 1990 года (см. график 1 «Средний возраст депутатов в ЖК КР»).
График 1. Средний возраст депутатов ЖК КР (1990-2010гг.)
table1
Пояснение: верхний ряд цифр – верхняя возрастная планка депутатов на год начала работы в ЖК, средний – средний возраст депутатов созыва, нижний – самые молодые депутаты созыва
В количественном значении, люди в возрасте от 40 до 50 лет составляли и продолжают составлять большую часть депутатов парламента, а также министров или руководителей государственных органов, областей или районов. Как видим, смена групп, выросших в новых условиях, происходит. Однако означает ли устойчивость среднего возраста депутата или другого представителя позиции «контроля» (министр, глава области, район и т.д.) эффективность их работы?
Смена элит в Кыргызстане уже идет, если за основу определения поколения взять временной лаг в 20 лет, распространенный на Западе, т.е. – поколение «бумеров», людей родившихся после второй мировой войны (1947-1969гг.), поколение «Х» (1970-1989г.р.), поколение «Y» (1990г.р. по настоящее время).
Однако на Западе поколения имеют больше отличительных признаков между собой, чем те же поколения, рожденные в постсоветских странах. Имеющиеся различия объясняются разной динамикой развития общественных отношений. Поэтому в Кыргызстане все чаще используют временной лаг в 60 лет для определения смены поколений. С этой точки зрения, в стране со дня приобретения суверенитета, смены элит (носителей идей государственности) не было и не будет до 2031 года – года 40-летия суверенного Кыргызстана.
КАЧЕСТВО ЭЛИТ
В постсоветских странах, включая Кыргызстан, серьезного улучшения качества элит не наблюдается. Беглое говорение на нескольких языках, пользование компьютером, вождение иномарки и прочее из этого ассоциативного ряда весьма сложно назвать качественными характеристиками элиты. Это скорее свидетельства близости человека к элите – политической, экономической и т.д., благодаря чему человек пользуется разными материальными и нематериальными благами. Именно данное обстоятельство объясняет стремление молодых людей войти в семейные, клановые или родовые группировки, контролирующие те или иные ресурсы (финансы, должности и пр.)
Качество элиты определяется эффективностью управления ресурсами страны. На примере Кыргызстана видно, что система, существующая в новых условиях (рыночная экономика, полу-парламентское правление и пр.) продолжает воспроизводить прежние принципы и механизмы работы (временные коалиции, договоренности и т.д.), не допускающие выхода ситуации из-под контроля одной – двух групп интересов во власти.
В итоге, люди разного возраста, жизненного опыта и достатка возрождают полузабытые в советское время такие явления как регионализм, местничество и трайбализм, что приводит к размыванию ответственности за принятые решения. Политические партии вождистского (советского) типа начинают подминать под себя политические и экономические ресурсы. Целью конкуренции элит становится перераспределение ресурсов между собой. Поэтому, качество элит представляется весьма сомнительным.
Еще один критерий элит – готовность использовать вооруженное насилие или принуждение. Постсоветские элиты стран Центральной Азии к этому готовы. Вот неполный перечень основных событий: Андижан-2005, Ош-2010, Жана Озен-2011, Хорог-2012, Душанбе-2015 и т.д. Также элиты должны обладать способностью манипулирования подчиненными массами. Основная задача заключается в том, чтобы массы верили, что правление данной элиты в наибольшей степени соответствует интересам масс. Но, как показывает история, правящая элита может сохранять необходимые ей качества лишь в течение ограниченного времени, постепенно утрачивая эти качества.
ЗАКРЕПЛЕНИЕ У ВЛАСТИ
У правящих элит два варианта стратегии. Либо правящая элита допустит в свои ряды наиболее способных выходцев из других слоев общества (социальный лифт), либо не допустит.
Если социальный лифт работает, то состав такой элиты постепенно обновится, но при этом она сохраняет свою политическую власть. Если правящая элита закрыта и не пускает в свой состав представителей других социальных слоев, то деградация элиты неизбежна, а в других слоях общества возрастет число людей, обладающих качествами, необходимыми для управления государством и обществом.
В современной науке набирает популярность теории о том, что сущность всякой революции заключается в быстрой насильственной смене состава правящей элиты (выделено авт. – ред.), но при этом на место прежней элиты немедленно приходит новая. Данный тезис актуален для понимания истоков и последствий событий в Кыргызстане, приведших к спешному покиданию страны двумя ее президентами в 2005 году и 2010 году.
Попытки обновления правящих элит предпринимались неоднократно. В 2004 году господин Акаев предпринял попытку ввести во власть своих детей и родственников, что стало поводом для выражения массового недовольства населения, копившегося с 2000г. – года начала передела собственности в пользу клана Акаевых. На волне революционных ожиданий, в 2007 году в избирательное законодательство были внесены гендерная, этническая и возрастная квоты – не менее 15% лиц включенных в партийные списки должны быть не старше 35 лет.
Однако, данные квоты должного эффекта не принесли. Новые управленцы быстро встраивались в коррупционные схемы (поставки ГСМ и авиационного топлива, энергетика, инвестпроекты и др.)
Опасность нынешней ситуации в Кыргызстане заключается в том, что элиты «держат» страну в самой страшной стадии развития – стадии перехода масс населения из состояния селян в состояние мелких буржуа. Стоит заметить, что соседи Кыргызстана пока еще не подошли к данной стадии развития. Стадия страшная, т.к. именно на этой стадии в европейских обществах зародился фашизм.
Мелкий буржуа недостаточно образован, чтобы понять идеи гуманизма и ценности человеческой жизни, он все еще по-сельски жесток, но уже усвоил концепцию стран догоняющего развития – «нас все обижали, вот теперь мы отомстим». Под категорию «все» подпадают сосед, горожанин, иностранный гражданин или государство. Этот перечень можно продолжать, но в данном случае нас интересует тот факт, что подобная смесь неминуемо трансформируется в национализм. Каким этот национализм будет – здоровым или разрушительным? Пока тенденция складывается в пользу второго.
Ответственные элиты на этом этапе развития обязаны приложить все усилия для открытия страны миру, повышения уровня образования граждан и максимальной их интеграции в глобальную культуру. Причем не ту, которая представляет гламурный мир, а ту, которая представляет Стравинского, Гете и Ирвинга. Впрочем, у элит есть другой выбор – можно попытаться оседлать волну народной ненависти, т.е. протестное настроение. Отношения конкурирующих элит, как друг к другу, так и к населению говорит о том, что, имея массы населения, склонного к деструктивным с точки зрения развития действиям, элиты вместо обуздания реваншистских тенденций подпитывают их.
Вполне возможно, что группы интересов во власти или стремящиеся к ней принесли будущее Кыргызстане в жертву понятному только им самим порыву. Это поведение простительно для обывателей, но не для элиты государства, которая отличается тем, что живет интеллектом и планированием, а не эмоциями.
Элита должна знать силу и слабость собственного народа и понимать его интересы достаточно хорошо, чтобы проводить ответственную и долговременную политику. Обратное поведение называется популизм. Именно этим и занимаются современные элиты Кыргызстана. Перефразируя известную фразу с сожалением констатируем, что элита в Кыргызстане вроде бы есть и ее уже нет.
Шерадил Бактыгулов, исследователь проблем Центральной Азии
Мнение автора не отражает позицию редакции CABAR.asia

Последнее

Популярное