Аналитические материалы / Кыргызстан

Шерадил Бактыгулов: «Насколько готов Кыргызстан к новому уровню сотрудничества с Китаем?»

30.01.2015

«Если отсутствует методологическая школа, то изучение внешней и внутренней политики Китая будет поверхностным, а значит, наполнение содержанием сотрудничества Кыргызстана с Китаем будет определяться Китаем. Поэтому задачей номер один должно стать формирование отечественной школы синологии», — отметил в статье, написанной специально для CABAR Шерадил Бактыгулов, исследователь проблем Центральной Азии (Кыргызстан, Бишкек).
Завершение 2014 года и начало 2015 года, кроме всего прочего, характеризуются предсказаниями дальнейшего экономического роста и повышения политического влияния Китайской Народной Республики на судьбы мира. Привычными становятся цифры, отражающие масштабы финансового и экономического проникновения Китая в Центральную Азию, Африку и Латинскую Америку. Китай стал второй экономикой мира.
Мало кто удивляется большим группам китайских туристов в освоенных и неосвоенных человеком уголках планеты. Сегодняшняя реальность воспринимается феноменальной в свете двух фактов – 35 лет тому назад в Пекине думали о том, как накормить собственное растущее население, а зарубежные китайские инвестиции не рассматривались даже в области научной фантастики.
Китай не является единственной страной достигшей впечатляющих успехов. В «нулевых» годах XXIвека, наряду с Китаем, зафиксировано появление новых центров силы в лице Бразилии, Индии, Ирана и Турции. Видимо сказывается географическое соседство Китая и Центральной Азии, т.к. обзор выступлений и статей специалистов и экспертов из стран Центральной Азии показывает, что актуальными для центрально-азиатских стран являются два вопроса: какие плоды принесут им экономические успехи «большого соседа» Китая и как воспользоваться складывающейся в Китае ситуацией.
Возможно, что в подобных раскладах сказывается остаточное влияние инерции советского мышления по принципу «старший брат заботится о младшем брате». Однако в 2015 году более уместна постановка следующего вопроса – как странам Центральной Азии достичь подобных успехов?
Подъём Китая можно было бы объяснить глобализацией и его вовлечением в мировые экономические процессы. Вместе с тем, возникает вопрос, почему одни страны оказались способными продвинуться в экономическом развитии, а другие, с высокой численностью населения и ресурсами (Пакистан, Нигерия, Аргентина) все еще «топчутся на месте».
В популярной в США и Европе книге «Плоский мир» (TheWorldisFlat), ее автор Томас Фридман говоря о секрете успеха Китая, приводит отрывок из своего интервью с заместителем Народного (прим. автора Центрального) банка Китая. Она ответила, что секрет успеха заключается в том, что «Раньше мы боялись танцевать с волками, затем мы научились танцевать с волками, а теперь мы сами стали волками». (пер. автора). Под «волками» подразумевались наиболее экономически развитие страны миры. Экономические достижения Китая свидетельствует о действительности данной эволюции мышления.
Говоря о Центральной Азии в целом, и о Кыргызстане в частности, складывается впечатление, что здесь бояться даже начать думать о танце с волками, особенно с Китаем. Мол, у нас «особый путь». В этой связи, следует вспомнить тезисы иностранных источников о Центральной Азии. В целом, данные тезисы можно выделить в две основные группы: страны Центральной Азии живут в «отсеке» своей страны, а не региона и каждая страна Центральной Азии является «пупом Земли».
Акценты смещаются в зависимости от того к кому апеллирует иностранный источник и преследуемой им цели. Иностранные источники достаточно точно схватили умонастроения правящих элит и простых граждан стран Центральной Азии. Поэтому следует помнить, что иностранные стратегии основываются на местных ожиданиях. На этом месте возникает дилемма – насколько иностранные стратегии соответствуют национальным ожиданиям, как Кыргызстана, так и других стран Центральной Азии. Имеющиеся подходы уводят далеко от поиска ответа на изначальный вопрос – как добиться значимых успехов?
Общая точка зрения специалистов по Китаю сходится в том, что основу сегодняшнего экономического роста и социального процветания Китая заложили решения 3-го Пленума Центрального комитета Коммунистической партии Китая в декабре 1978 года и прагматичная политика Дэн Сяопина. Реальный рост, по-настоящему масштабный прогресс по многим направлениям имеет корни в процессах глобализации, развернувшимися в конце ХХ-го века.
Образно говоря, пока весь мир играет с Китаем в классические шахматы, Китай давно играет со всем миром в китайские шахматы Сянци (Xiangqi). «Прагматичный подход» Дэн Сяопина, а не социалистическая, демократическая либо либеральная идеология (с какой бы то ни было спецификой) позволил Пекину «оседлать» процессы глобализации и использовать их для продвижения интересов Китая, и, как результат, добиться впечатляющих результатов.
Суть данного подхода подробно расписана в разных статьях и состоит в том, что Пекин отказался от политики самоизоляции. В 2001 году КНР присоединилась к Всемирной Торговой Организации, снизила таможенные барьеры, стимулировала приход на внутренний рынок западных инвестиций.
Много было выкладок о том, что Китай развивается за счет спроса западных потребителей. Однако последние десять лет показали, что Пекин в состоянии поддерживать темпы экономического роста даже в условиях сокращения покупательной способности западных рынков. Упомянутые выкладки оказались не состоятельными. Среди успешных мер можно выделить следующие:
Во-первых, была разработана система государственных мер по поддержанию и поощрению отечественных экспортеров.
Во-вторых, экономика была подстегнута ростом собственных (государственных и частных) инвестиций.
В-третьих, внедрена система стимулирования внутреннего спроса.
Вышеназванные и другие меры позволили Пекину сохранить впечатляющие темпы экономического роста даже в условиях мирового финансово-экономического кризиса 2008-2009 годов и связанных с ним сужением экспортных рынков и сокращением притока иностранных инвестиций.
Предпринятые меры позволили выполнить задачу, поставленную в конце 1990-х гг. руководством Китая, по построению «общества малого достатка». В 2013 году поставлена новая задача – переход к «обществу среднего достатка».
35 лет тому назад 3-й пленум ЦК КПК 11-го созыва принял политику реформ и открытости, которая вывела Китай из критического состояния к возрождению.
В 2013 году 3-й пленум ЦК КПК 18-го созыва принял политику углубления реформ, укрепления «мягкой силы», форсирования реформы социальной сферы, создания завершенной системы эко-культуры, усовершенствования системы партийного руководства и методов управления. Пекин готов к продвижению в четырех географических направлениях, обусловленных национальными интересами КНР.
Следует обратить самое пристальное внимание на решения 3-го и 4-го пленумов ЦК КПК 18-го созыва, хотя бы потому, что решения 3-го пленума ЦК КПК 11-го созыва были достигнуты. Как результат, крупнейшие игроки мировой политики – США, Евросоюз, Япония, Россия – все чаще выстраивают свои внешнеполитические приоритеты с учетом позиции Китая по основным международным вопросам. Китай все чаще и активнее переходит в своей внешней политике от реагирования на изменяющиеся внешние обстоятельства к формированию этих обстоятельств.
Вернемся к Центральной Азии. Этот регион долгое время воспринимался как весьма скромный и инертный регион самораспустившегося СССР. Сегодня страны Центральной Азии учатся жить своими интересами и дружить с теми, кто может быть им полезен, имея в виду сотрудничество с влиятельными в мире странами, которые могут помочь и помогают странам Центральной Азии в экономике и других областях. На данный момент к ним относятся не только Китай и Россия, но и США, Япония, Великобритания, Германия, Южная Корея, Турция, и даже Индия.
Говоря о Кыргызстане, следует отметить, что в стране все еще идет поиск собственной модели достижения экономического роста. Изучается опыт разных стран. Пожалуй, наиболее изученными являются англо-саксонские и континентальные экономические теории, системы коммерческого права, принципы торговли и другое.
Для нас важно помнить, что механический перенос в страны Латинской Америки англо-саксонских и/или континентальных теорий не привел к достижению желаемых ими результатов. Более близкий нам пример – Китай. Иноземные «аршины» не смогли измерить Китай, а попытки «втиснуть» в привычные теоретические конструкции китайские реалии так и не увенчались успехом. В итоге в мир запущены словесные конструкции «особый путь, китайская специфика».
Данную ситуацию можно проиллюстрировать врачебным наказом: одна и та же схема лечения может вылечить одного больного, но покалечить другого. Опыт Бразилии, Индии, Ирана, Китая и Турции показывает необходимость адаптации иноземных теорий к нуждам и реалиям своего государства. Немалую роль в их адаптации сыграло и сотрудничество со странами – экономическими лидерами. Использование иностранных инвестиций, потребностей рынков, бизнес интересов в совокупности с четко обозначенными линиями поведения государства привели к закономерному экономическому росту.
В 2013 году Китай придал наивысший уровень своему сотрудничеству со странами Центральной Азии – стратегическое партнерство. В решениях пленумов ЦК КПК было заявлено, что Китай готов инвестировать в экономики всех стран мира и, самое главное, защищать свои инвестиции. Это новый акцент во внешней политике Китая – «переход от простого созерцания к осмысленным действиям».
Насколько готов Кыргызстан к новому уровню сотрудничества? Сферы политического и военного сотрудничества являются наиболее продвинутыми. Кыргызстан и Китай являются стратегическими партнерами, регулярно проводятся учения кыргызстанских и китайских военных, визиты первых лиц государства носят наивысший статус – государственный визит. Проблемным является экономическое сотрудничество. Многие годы Кыргызстан является ре-экспортером китайских товаров. В малом и среднем бизнесе немалая часть предпринимателей представлена гражданами Китая – этническими кыргызами, казахами и уйгурами. Получается, что в экономической сфере Кыргызстан является пассивным игроком.
Казалось бы, что ситуацию можно преодолеть волевым, но субъективным решением. Однако корни этой ситуации гораздо глубже, и не имеют волевого решения. Решение является адаптация складывающихся трендов к своим нуждам. Это можно достичь через системный анализ происходящих как в Китае, так и в мире процессов.
В Кыргызстане, впрочем, также как и в других странах Центральной Азии нет отечественной школы синологии. Есть отдельные специалисты и эксперты, но за годы суверенитета школа так и не была сформирована. Знания о Китае основываются на рассказах «челноков», предпринимателей и туристов. Институты Конфуция в состоянии только обучить азам китайского языка и культуры.
Если отсутствует методологическая школа, то изучение внешней и внутренней политики Китая будет поверхностным, а значит, наполнение содержанием сотрудничества Кыргызстана с Китаем будет определяться Китаем. Поэтому задачей номер один должно стать формирование отечественной школы синологии. Это может быть как отдельный институт, так и исследовательский центр при вузе, но обязательным элементом должно стать создание сети китаистов.
Практической задачей должно стать разработка сценариев экономического развития и рекомендаций по экономическому сотрудничеству с Китаем, с учетом сотрудничества с Россией, ЕС, США, Ираном и Турцией. При этом сотрудничество необходимо выстраивать таким образом, чтобы не попасть в одностороннюю зависимость от одной страны.
Здесь можно предложить перейти от мышления по принципу «старший брат – младший брат» к мышлению – «сосед – большой сосед». В этой связи, вытекает необходимость выработки Кыргызстаном линии сотрудничества с «большими соседями» Центральной Азии – ЕС, Китаем, Россией и США.
Широко распространено мнение о том, что Китай, Россия и США конкурируют за первенство в Центральной Азии. Такой подход представляется несколько однобоким, и имеет свои корни в советском видении мира по линии «свой – чужой». При внимательном рассмотрении подходов Китая, России, США и ЕС в Центральной Азии можно увидеть, что конкуренции на самом деле нет.
Китай занимает сильные позиции в экономике стран Центральной Азии, в то время как Россия является лидером в политической и военной сферах. США и ЕС весьма активны в идеологической сфере – продвижение демократии, прав человека, рыночной экономики, гражданского общества.
Выводы о том, что лидирующее положение одной страны в одной из сфер сотрудничества является решающим для оказания ею влияния на руководство какой – либо страны Центральной Азии или большую часть ее граждан являются призрачными. Взбросы подобных тезисов в массы являются инструментом манипулирования общественным сознанием. Людей ставят перед выбором более симпатичного или привычного зла, даже не между большим или меньшим злом.
Опыт стран Латинской Америки показывает, что запирание в «отсеке» своей страны или одной теории ведет к перманентным экономическим и политическим кризисам. Поэтому основы роста экономики Кыргызстана и благосостояния его граждан можно заложить при условии использования всего разнообразия экономических и других теорий и подходов, от западных до восточных, с последующей их адаптацией к местным условиям.
Нам надо научиться играть в разные виды шахмат, для того, чтобы стать успешными. Первым шагом должно стать создание отечественной школы синологии. 

Шерадил Бактыгулов, исследователь проблем Центральной Азии

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR

Последнее

Популярное