Аналитические материалы / Казахстан

Сергей Гуляев: Доверие населения к власти в Казахстане

07.04.2015

«Можно заключить, что действующий Президент Нурсултан Назарбаев обладает практически абсолютным доверием населения», — отметил в статье написанной специально для CABAR.asia Сергей Гуляев, генеральный директор ОФ «Десента» (Казахстан, Павлодар).
 
 Не возможно однозначно ответить на вопрос о том, доверяет ли население власти в Казахстане.  В связи с этим, в данной статье предпринята попытка анализа степени доверия населения к власти в Казахстане в разрезе нескольких составляющих, в частности – по виду или ветви власти, по ее уровню и т.д. 
За последние годы в Казахстане реализовано значительное количество реформ в области государственного управления, часть из которых еще находятся в стадии реализации. Так, выступая на XVI съезде партии «Нур Отан», президент Казахстана Нурсултан Назарбаев представил пять новых институциональных реформ, первой из которых была озвучена реформа, направленная на формирование современного, профессионального и автономного государственного аппарата, обеспечивающего качественную реализацию экономических программ и предоставление государственных услуг.  
Сегодня можно отметить определенное разочарование населения эффективностью принятых решений и методов управления органов государственной власти. В определенной степени это влияет и на снижение доверия населения к органам государственного управления.
В Толковом словаре русского языка (С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова) дается следующее определение: ДОВЕ́РИЕ, это — уверенность в чьей-н. добросовестности, искренности, в правильности чего-нибудь. Само по себе доверие – это нравственно-гуманистическая, этическая категория, выступающая как общечеловеческая норма межличностных отношений и означающая веру одного человека в другого. Доверие, в большинстве случаев, не является безусловным и безоговорочным, оно нуждается в подтверждении и доказательстве. Роль политического доверия обозначил Д.М. Данкин, определив политическое доверие как доверие к политическим институтам, правительству, вообще к власти. «Политическое доверие всегда касается вопроса власти, оно отражает отношение людей к устройству и деятельности государственных структур, становится характеристикой массовых настроений». В.Ф. Халипов и Е.В. Халипова дают следующее определение доверия в политике: «Это социально-психологическое чувство; одно из важнейших условий успеха политических партий и властей; состояние приверженности к действиям тех или иных политических сил, конкретных лиц, деятелей, властных структур, присущее как отдельным людям, так и социальным группам. Доверие рождается в среде граждан и несет на себе их надежды на улучшение жизни, веру в осуществление интересов, удовлетворение потребностей, желаний и т.д.».
При проведении социологических исследований, респондентов, как правило, не спрашивают, доверяют ли они власти в целом. Вопросы задаются относительно доверия каким-то конкретным, определенным институтам государственной власти. Большинство социологов полагают, что власть в целом — это абстракция. Она состоит из конкретных людей и институтов, соответственно, доверие может быть только к конкретным людям и институтам.
I.      Доверие населения к Президенту
Ввиду того, что в ближайшем будущем в Казахстане пройдут внеочередные выборы президента, назначенные на 26 апреля 2015г., актуально начать анализ с самого высокого уровня власти.
В таких случаях принято проводить опросы населения, задавая им вопросы о предстоящих выборах – за кого бы вы проголосовали в случае, если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье? Даже не располагая пока данными таких опросов, можно предположить, что в нашем случае ответ очевиден – подавляющее большинство казахстанцев проголосовало бы за действующего Президента Республики Казахстан. Это связано с многими факторами. Если коротко, то их можно свести к следующим:

  1. Президент Нурсултан Назарбаев для граждан страны – это гарант, и с точки зрения основного закона, и фактически. С именем действующего Президента наше население связывает реальную защиту интересов государства на внешнем уровне, при взаимоотношениях с различными сторонами на международной арене. Сейчас этот фактор, как никогда ранее, важен. Казахстанцы и ранее доверяли Назарбаеву, как выдающемуся дипломату и политику, но особенно это очевидно в последние месяцы. Баланс политических сил стал нарушаться, в международных отношениях явно ощущается тревога и неопределенность. Поэтому граждане Казахстана рассчитывают, что имя Президента Назарбаева, его опыт, влияние, доскональное знание международной обстановки, всех основных игроков и «правил игры», являются определенной гарантией того, что Казахстан не окажется втянутым в какой-либо международный конфликт. Граждане также надеются, что несмотря на многочисленные дестабилизирующие факторы, Н.Назарбаеву, как Президенту, удастся сохранить внутренний мир и стабильность.
Ведущие политологи страны так комментируют предстоящие выборы: «Население достаточно негативно относится к разговорам о смене власти и разговорам о потенциальном преемнике. С президентом связывают, как правило, стабильность, согласие и гарантированные достижения независимости. В данном случае, фигура президента в общественном сознании – безальтернативна», — говорит политолог Данияр Ашимбаев. В своем интервью Би-би-си политолог Эдуард Полетаев отметил: «Сейчас обстоятельства сложились так что внутриполитическая обстановка позволяет вполне проводить выборы, поскольку у населения чувствуется запрос на стабильность. В близких нам странах-партнерах СНГ, в России экономическая ситуация ухудшилась в связи с падением курса рубля, на Украине — конфликты военного характера. А у нас были девальвационные ожидания, которые не оправдались. Пауза достаточно благоприятная, учитывая, что этот год был запланирован заранее как начало реализации масштабного инфраструктурного проекта, плюс проведение юбилейных мероприятий — 20-летие конституции, 20-летие Ассамблеи народа Казахстана, 70-летие Победы. И в нынешних условиях провести выборы, на фоне стабильности, демонстрируемой Казахстаном — это вполне естественный запрос, который поддержали ведущие политические силы страны».

  1. На внеочередных выборах, состоявшихся 3 апреля 2011 года в Казахстане, Нурсултан Назарбаев набрал 96,31% голосов. Можно предположить, что на выборах 2015г. тот процент окажется никак не ниже, а возможно и выше на 2-2,5%. В пользу этого предположения также говорит тот факт, что на настоящий момент зарегистрированы уже все кандидаты в президенты, и среди них нет ни одного кандидата, который хоть в какой-то мере мог оказать конкуренцию и оттянуть на себя хотя бы 3% голосов. Если провести опрос граждан прямо сейчас, то, скорее всего, подавляющее большинство опрошенных даже затруднится назвать имена остальных кандидатов на пост Президента.      
  2. Никто кроме Н.Назарбаева не сможет в настоящий момент сохранить баланс сил во внутренней политике и экономике. Ни одна из фигур, которые обсуждались как возможные преемники, не выдвинулась за последние месяцы на передовую политической сцены.
  3. Только с личностью Н.Назарбаева население связывает возможность контролировать все ветви власти, при необходимости вмешаться в любой процесс и восстановить нарушенный баланс.
  4. Реализация принятых стратегических документов, намеченных реформ и т.п., также связывается с действующим Президентом.

Таким образом, можно заключить, что действующий Президент Нурсултан Назарбаев обладает практически абсолютным доверием населения.

II.      Доверие населения к исполнительной власти
2.1. Доверие к Правительству
Доверяет ли население нашей страны исполнительной власти? Для начала сделаем такой «срез» применительно к центральной исполнительной власти. Доверяем ли мы, казахстанцы, своему Правительству? Как истинному гражданину, хотелось бы ответить «да, доверяем». Но на самом ли деле это так? Как ведет себя Правительство по отношению к гражданам, как исполняет свои функции? В данном случае мы говорим «правительство», подразумевая собирательный образ всей центральной исполнительной власти.
Конечно, в целом, в нашей стране не было каких-то массовых выступлений или актов публичного несогласия с позицией Правительства, пожалуй, у нас и нет таких традиций. Мы лишь в последний момент пытаемся что-то изменить, отстоять, доказать. Конечно, было бы, наверное, эффективнее, если бы мы реагировали на какие-то решения Правительства, с которыми мы не согласны, в ходе принятия и исполнения таких решений, а не тогда, когда уже все решено и ситуация заходит в тупик. Своевременное включение в процесс позволило бы, с одной стороны, обеспечить участие населения в управлении государством, а с другой стороны, обеспечило бы своевременный «сброс давления», недопущение ситуации, когда людям пришлось бы применять радикальные способы демонстрации своего несогласия и протеста. И в этой связи важно признать, что инициативы со стороны самих граждан часто не особо много. Много обывательских разговоров, а реальных инициатив и предложений мало.
В целом, наверное, ситуацию с доверием Правительству можно охарактеризовать следующим образом – на уровне обывателя, который не ходит на собрания «активов», не участвует в мероприятиях, проводимых для ограниченного круга людей, не посвящен в планы отдельных государственных органов и т.п., доверие Правительству, кажем прямо, не очень высокое. Если погрузиться на некоторое время в «мир» водителей такси, продавцов в небольших магазинчиках и на базарах, представителей микро и малого бизнеса, а также огромной массы самозанятых, то мы услышим много жестких и критических высказываний в адрес Правительства. Конечно, прежде всего, центральной исполнительной власти припомнят девальвацию и то, в какой обстановке этот процесс происходил. Припомнят заявления, сделанные с трибун и экранов, о коридоре для валютного курса, о мерах по сдерживанию роста курса и укреплению национальной валюты и т.п. Ведь глава Нацбанка говорил о том, что к девальвации готовились за полгода, тогда почему все произошло в режиме аврала? Почему сразу после произошедшего высокопоставленные руководители поехали по базарам, были созданы штабы, собирались данные по остаткам бензина на складах и т.п.?
Что видит обыватель, как воспринимает подобную ситуацию обычный гражданин? Он просто констатирует, что слова и дело разошлись, что обещания не выполнены, что нас в очередной раз обманули… Ключевое слово здесь – очередной. Дело в том, что на протяжении последних 20-25 лет таких обманов было много. Обманывало правительство намеренно или случайно – не верно оценивая ситуацию, ресурсы, возможности, риски и т.п. Но это и не важно, важен сам факт – граждане от таких действий ничего не выигрывали, только теряли. Получается, что у нас уже на уровне клеток есть недоверие Правительству. Мы понимаем, что всей правды о том, что происходит и о том, что планируется, нам не говорят, что зачастую нас просто ставят перед фактом.
Согласно опросу, проведенному казахстанским бюро экспресс-мониторинга общественного мнения Demoscope в 2013г., лишь десятая с небольшим часть респондентов в Казахстане доверяют государственным органам. Согласно данным опроса, в целом по стране высказанный при опросе уровень доверия к государственной системе (всем госорганам) довольно невысок — 11 процентов. При этом больше всего госсистеме верят в Жамбылской области — 34,6 процента, в Костанайской — 21,7 процента и в Актюбинской — 22,7 процента. Согласно данным этого опроса, рейтинг доверия к правительству и министерствам не превысил в среднем по стране 3,5 процента. Но реже всего респондентами назывались суды и маслихаты — 1,8 процента и 1,2 процента соответственно по стране. Кроме этого, опрос показал, что доверие к парламенту также на низком уровне — лишь 4 процента по стране. Согласно опросу, прокуратура вызывает доверие у 4 процентов населения.  
Очевидно, что за прошедшие два года ситуация с доверием к власти в лучшую сторону точно не изменилась.
В отношении работы отдельно взятых министерств тоже масса вопросов. Можно вспомнить о недавних спорах, имевших место в Мажилисе Парламента, в отношении Минздрава и необходимости такого министерства как такового. Много разговоров об эффективности деятельности профильных министерств, таких, как Минсельхоз, МВД и т.д. Многие реформы, о которых заявлялось громко и амбициозно, в конечном итоге, оказывались не очень эффективными. Примеры таких реформ: пенсионная, здравоохранения, модернизация ЖКХ, борьбы с коррупцией, местного самоуправления и т.д. и т.п. 
Не внушает оптимизма и доверия тот факт, что Правительство регулярно переживает всевозможные процессы реформирования – смену руководителей министерств и ведомств, объединение центральных органов, введение новых, упразднение старых и т.д. и т.п. Что это означает на практике? А то, что на реформы часто списывают невыполнение каких-то поставленных целей, задач, недостижение показателей и индикаторов. Что нерешенный вопрос или проблему можно забыть вместе с реформированным или упраздненным органом. Что новый руководитель не будет отвечать за ошибки своего предшественника. Преемственность работает плохо.
Еще одна ложка дегтя – это перманентные коррупционные скандалы, которые периодически имеют место в связи с именами высокопоставленных чиновников. Так, за прошедший год в Казахстане было восемь громких коррупционных скандалов, в которых фигурировали руководители самого высокого уровня: бывший аким Карагандинской области, бывший аким Павлодарской области, бывшие заместители акима Атырауской области, бывший вице-министр сельского хозяйства, бывший вице-министр образования и науки, бывший председатель агентства по статистике, бывший председатель агентства по регулированию естественных монополий, бывший директор пограничной службы и, наконец, бывший премьер-министр. 
Говоря о коррупции уместно также упомянуть конференцию «Механизмы противодействия коррупции», прошедшую 26 июня 2014г. в Алматы. На данном мероприятии заместитель председателя Агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью Андрей Лукин сообщил, что в РК единичные факты коррупции присутствуют во всех сферах. «Могу отметить несколько сфер, которые наиболее сильно подверглись коррупции — это коррупция, связанная с налоговыми органами, таможенная сфера, в области земельных вопросов и сфера государственных закупок», — отметил он.
В совокупности все эти факторы весьма существенно снижают уровень доверия населения к кабинету министров.  Если мы прямо сейчас выйдем на улицу и спросим прохожих, доверяют ли они Правительству, то ответ, скорее всего, будет отрицательным. Так что, к сожалению, в целом, Правительству мы не доверяем, не верим, ждем подвоха.
2.2.  Доверие к органам местной исполнительной власти
Что можно сказать о местных органах исполнительной власти? Регулярно проводятся рейтинги акимов областей. Но, честно говоря, методология, инструментарий и методы проведения таких рейтингов вызывают вопросы, а зачастую – сомнения в их достоверности и объективности.
До сих пор не совсем понятно, по каким критериям оценивается эффективность работы областных акимов. Как быть если акима только что назначили, как оценить его работу, если он еще не успел ничего сделать? Автору приходилось лично сталкиваться с разработкой такого рейтинга, когда позвонили и попросили: «Вы же общественник — напишите что-нибудь о работе наших акимов. А что конкретно вас интересует? Ну, что-нибудь, ЖКХ, например, уборка улиц и т.п.» Это очень сильно замешано на субъективизме. Говоря об оценке работы акима (области, города, района, сельского округа), часто результаты рейтинга и людская молва очень сильно расходятся. Например, в каждом городе люди из поколения в поколение передают рассказы о каком-то «хорошем» градоначальнике, при котором было построено то-то, создано то-то, введена такая-то традиция и т.п. И есть рейтинг, который почему-то недавно назначенного в регион акима на передовые позиции.  
С сожалению, часто бывает так, что мнение населения о руководителе территории не совпадает с мнением самой власти. Например, люди не довольны работой коммунальных служб, недовольны политикой местных властей в отношении точечной застройки, выкупа земельных участков и т.п. Но это недовольство никак не отражается на дальнейшей карьере акима. И в рейтинге, кстати, никак не учитывается.
Поэтому уровень доверия населения местным органам исполнительной власти может существенно отличаться от региона к региону, В одном регионе, акима знают, как волевого, амбициозного лидера. В другом же аким – это временщик, пережидающий некоторое время перед новой должностью в столице. И люди, как правило, заранее знают, из каких соображений к ним был назначен тот или иной аким. Поэтому крайне важно регулярно проводить опросы общественного мнения, использовать инструменты публичной оценки и мониторинга. Вообще отношение населения к местной власти можно и нужно  использовать гораздо эффективнее. Ведь конкуренция между регионами существовала всегда и будет иметь место. «Хороший» аким – это и предмет гордости жителей одного региона, и одновременно – предмет зависти для жителей других регионов. А в условиях добросовестно конкуренции, как известно, всегда выигрывает потребитель, т.е. житель определенной территории. И, возвращаясь к рейтингам, важно понимать, что при качественном их расчете, рейтинги должны стать инструментом для влияния на акимов, для аргументации населения в пользу их согласия/несогласия, доверия/недоверия местной власти.
Справедливости ради, нужно отметить, что в последнее время в Казахстане, на уровне управления городами, проблемных вопросов стало поменьше. Можно понаблюдать за людьми, задающими вопросы на отчетных встречах с акимами городов, проанализировать задаваемые вопросы. Так, на отчетных встречах, прошедших в регионах в начале 2015г., по большей мере эти вопросы опять-таки были связаны со сферой ЖКХ, с вопросами предоставления коммунальных услуг, управления многоквартирными домами, с вопросами благоустройства, озеленения и т.п. В большинстве своем эти вопросы решаемы. И,  более того, бюджеты городов (областных центров и городов областного значения) позволяют сейчас решать многие из этих вопросов. Примечательно, что и граждане стали понимать, что у вопросов есть разный уровень решения – одни вопросы можно решить на месте, другие же всецело завязаны на центральном уровне, поэтому, например, не стоит задавать вопрос о повышении пенсии акиму города или даже области – это вне его компетенции.
Акимы областей и городов, находятся в более выигрышном, по сравнению с центральным правительством, положении. У них больше возможностей избегать раздачи невыполнимых обещаний. Они заранее знают возможности своего бюджета и при условии, что они будут честны с людьми – не будут заигрывать, давать невыполнимые обещания – у них есть шанс заслужить доверие людей.
Резюмируя, можно сделать вывод о том, что уровень доверия к местным органам власти и к акимам, в частности, в большинстве случаев зависит от фигуры такого руководителя, от его лидерских качеств. Практика показывает, что аким, например, области, вполне может влиять на формирование позитивного имиджа местной власти, и в его силах заслужить доверие местного населения.
III.    Доверие к представительной власти
3.1.  Доверие к Парламенту
Представительную власть также рассмотрим и в центре, и на местах. Итак, доверяем ли мы своему Парламенту? Вопрос сложный. Зная лично многих депутатов Мажилиса и Сената Парламента, зная объемы их работы и серьезное, честное отношение к своей работе, понимаешь, что им можно доверять. Но это – субъективное мнение человека, осведомлённого о том, как работают депутаты. Но большинство людей со стороны зачастую видит, что Парламент проявляет себя, мягко говоря, непонятно. Как иначе объяснить тот факт, что депутаты, например, Мажилиса Парламента РК, регулярно общаясь со своими избирателями, выезжая в регионы, получая достаточно объективную информацию о том, что происходит на местах, о том, какие вопросы поднимают граждане, вместе с тем, часто предлагают крайне непопулярные законопроекты, вызывая недовольство граждан. Можно вспомнить пример с изменением в сторону увеличения пенсионного возраста.     
Причем направления законотворческой деятельности также часто вызывают у жителей много вопросов. Например, изменения, внесенные недавно в Правила дорожного движения, о применении водителями специальных удерживающих устройств для перевозки детей, а также длительная эпопея по изменению требований к содержимому автомобильных аптечек. Складывается впечатление, что вместо того, чтобы сосредоточиться на применительной практике, т.е. полноценно и справедливо применять те нормы, которые уже есть в законодательстве, парламентарии решили ввести дополнительные нормы, которые тоже, кстати, могут оказаться неработающими.
На практике общественники регулярно сталкиваются с вопросами, решение которых упирается в несовершенство законодательства. И честно говоря, для многих чиновников это очень удобно – всегда можно сослаться на плохой закон и, если кому-то он не нравится- пусть пишет депутатам в Астану. На уровне доверия населения депутатам такая практика отражается негативно. У людей складывается ощущение, что местные органы власти попросту ограничены нормами законов, а виноваты в этом депутаты, которые сидя в Астане, ничего не знают о реальной жизни в стране, ее регионах. При этом совершенно не выяснен вопрос о том – сами местные органы власти, которые натыкаются на одну и ту же системную ошибку, обращались ли в вышестоящие органы с предложениями о совершенствовании законодательства?   
Согласно данным по итогам очередного социологического опроса, проведенного в 2013г. Бюро экспресс-мониторинга общественного мнения DEMOSCOPE при Международном центре журналистики MediaNet, Казахстанцы плохо знают своих избранников, часто путая их с представителями исполнительной ветви власти. В целом, по итогам опроса выяснилось, что уровень доверия населения к депутатам оказался «чрезвычайно размытым: 53,3% (41 человек) имен набрали менее 2,5% голосов. Предыдущий социологический опрос бюро также продемонстрировал крайне низкую степень доверия казахстанцев к народным избранникам: в эффективности деятельности парламента не сомневаются лишь 9% опрошенных ранее респондентов.
В целом же очень мало законов, которое можно со стопроцентной уверенностью назвать качественными и эффективными. Почему-то часто законы принимаются в экстренном порядке с той мотивировкой, что давайте сейчас примем, а потом в рабочем порядке все доработаем. К сожалению, не всегда получается доработать то, что изначально не очень хорошо получилось.  
Резюмируя, можно сделать вывод о том, что уровень доверия граждан Парламенту по десятибалльной шкале можно определить в районе 4 баллов.
3.2.  Доверие к местным представительным органам
По поводу доверия местным представительным органам можно отметить, что, по сравнению с ситуацией 5-7-летней давности, сейчас уровень доверия несколько возрос. По результатам исследования, проведенного Фондом «Десента» в 2009г., в г.Павлодаре, 96,75% не смогли назвать фамилии депутата городского маслихата по своему избирательному округу. Как следствие, опрошенные не смогли оценить их деятельность. Из 3,25% респондентов, кто все же верно назвал избранников, только 1,3% дали их работе положительную оценку.
Столь негативная ситуация была вызвана тем, что 6-7 лет назад возможности местных бюджетов по тому же городскому благоустройству были очень ограниченными. Иными словами, депутатам было сложно решить большую часть проблемных вопросов, поступающих от граждан. За последние годы в направлении благоустройства городов и реформирования ЖКХ была проделана определенная работа, поэтому упреков в адрес депутатов маслихатов стало несколько меньше. Но означает ли это, что уровень доверия к ним повысился? Бытует такое мнение, что маслихаты все равно ничего не решают, по крайней мере, по существу серьезных вопросов, например, по формированию бюджета. Эти вопросы более компетентно решают органы исполнительной власти, в частности – отделы или управления экономики и бюджетного планирования. Многие граждане об этом знают или догадываются, поэтому стараются обращаться за решением своего вопроса непосредственно к акимам или в местные государственные органы.
В целом следует отметить, что связь депутатов с избирателями оставляет желать лучшего. Это обоюдная вина – с одной стороны, депутаты, возможно, относятся к этому слишком формально. А, с другой стороны – избиратели не очень активно ходят на встречи с депутатами.
Поэтому, оценивая уровень доверия граждан местным представительным органам – маслихатам по десятибалльной шкале, можно поставить примерно пять баллов.
IV.    Доверие к судебной власти
Судебная власть у большинства граждан часто не ассоциируется с отдельной ветвью власти. Вокруг судебных органов существует много мифов, одни из которых имеют под собой реальную основу, другие же, действительно, больше похожи на мифы.
Первый такой миф – это то, что все суды и судьи насквозь коррупционеры, что любое судебное решение можно купить и т.п. Конечно, нет дыма без огня, но это не означает, что все судьи взяточники и все судебные акты покупаются. Однако, результаты опросов и статистика говорит о том, что у населения судебные органы традиционно причисляются к одним из самых коррумпированных. Отсюда вывод о том, что судам еще нужно очень серьезно поработать на развенчанием этого мифа.
Второй миф – это то, что обращаться в суд (в гражданском порядке) – это дорого, сложно, затратно для нервов и т.п. Отчасти, это так. Обычному гражданину, который, к счастью, ранее никогда не сталкивался с судами, сложно понять процедуру обращения в суд, например, с исковым заявлением, сложно написать любой из процессуальных документов, сложно участвовать в судебных процессах самостоятельно и т.д. Незнание порождает опасения, т.е. люди не хотят иметь дел с судами. Юридическая неграмотность часто влечет неверную трактовку судебных актов и, соответственно, опять вывод о том, что «там все куплено».
Вместе с тем, во время встречи с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, председатель Верховного суда сообщил, что Казахстанцы стали больше доверять судебной системе. Начиная с 2015 года, суды Казахстана работают в рамках нового уголовного законодательства. Активно внедряется электронное судопроизводство. Также речь на встрече зашла о борьбе с коррупцией в судебной системе. Председатель Верховного суда доложил, что в Казахстане приняты комплексные меры по усилению борьбы с коррупцией в судебной системе по восьми направлениям, среди которых повышение прозрачности деятельности судов, внедрение инновационных технологий, усиление работы по отбору судей, охват регулярными социологическими исследованиями и другие, говорится в сообщении на сайте президента республики.
18 июля 2014г. было проведено расширенное совещание по итогам работы судов республики за первое полугодие 2014 года. Выступая перед участниками совещания, председатель Верховного суда Кайрат Мами отметил: «За истекшее полугодие суды республики, несмотря на увеличение судебной нагрузки, обеспечили должный уровень качества отправления правосудия и  своевременность разрешения судебных дел. В целом, 98,6% всех вынесенных судебных актов являются законными и обоснованными».  
Из собственной практики можно отметить, что, по крайней мере, внешне наши суды стали выглядеть более внушительно и достойно. Речь идет о состоянии зданий, залов заседаний, также о наличии залов ожиданий для сторон процесса, о технирческом оснащении и т.п. По достоинству можно оценить также активно внедряемые сейчас элементы электронного судопроизводства. Число электронных исковых заявлений по итогам первого полугодия 2014г. более чем в два раза превысило показатели всего прошлого года. На сегодня около двух третей залов судебных заседаний республики оснащены системами технической фиксации судебных процессов. Развиваются функции электронного оповещения участников судопроизводства, возможности ознакомления с материалами дела и ходом судебного разбирательства.
В целом, все эти меры направлены на повышение доступности и транспарентности правосудия, а также доверия граждан и общественности к судам.
К сожалению, мы не располагаем данными каких-либо опросов, проводимых в отношении уровня доверия граждан судебной системе. Но можно предположить, что, действительно, очень постепенно ситуация в этой сфере меняется в лучшую сторону.
Заключение
Резюмируя и пытаясь сделать общие выводы, мы видим, что максимальным уровнем доверия в Казахстане обладает лишь президент. Доверие это проверено годами и подтверждается на каждых новых выборах.
В отношении центральных органов власти – как исполнительной, так и представительной, к сожалению, следует констатировать, что доверие к ним со стороны граждан, мягко говоря, не очень высокое. И Правительству, и Парламенту следует предпринять значительные усилия, чтобы восстановить доверие, которое значительно снизилось особенно за последние пару лет.
На местном уровне ситуация разнится от региона к региону. Но в целом, оценивая, например, областных акимов, принимая во внимание результаты рейтингов, проводимых несколько раз в года разными агентствами, можно сделать вывод, что явных аутсайдеров, в среднем, бывает два-три, не более. Остальные областные руководители в течение года могут влиять на изменение ситуации с уровнем доверия. Во многом это доверие обусловлено личными качествами самого акима.
Маслихаты пока, к сожалению, не стали явными выразителями воли и защитниками интересов местного населения. Депутатов местных представительных органов по-прежнему считают сильно зависимыми от местной исполнительной власти. Соответственно, уровень доверия к ним невысок.
В отношении судебной системы можно отметить, что сделаны значительные шаги для преодоления некой стигмы в отношении судов и судей, связанной с высоким уровнем коррупции. Постепенно ситуация выправляется. Но процесс этот следует рассмотреть в динамике, как минимум за два года. Пока мы видим лишь, что усилия этой ветвью власти, действительно прилагаются, что процедурные моменты стали более ясными и четкими, статистика качественных решений также показывает хорошую положительную динамику. Тем не менее, мнение населения о судах пока не изменилось. И здесь есть над чем серьезно поработать.

Сергей Гуляев, генеральный директор ОФ «Десента»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR

Последнее

Популярное