Аналитические материалы / Таджикистан

Саодат Олимова: «Кризис в России и таджикская трудовая миграция»

20.01.2015

«Сейчас мы находимся в начале пути. Как и во время предыдущего кризиса,  положение мигрантов из Таджикистана заметно ухудшается  и, видимо, будет ухудшаться и далее», — отметила в статье, написанной специально для CABAR Саодат Олимова, заместитель директора научно-исследовательский центра «Шарк» (Таджикистан, Душанбе)
Негативные процессы в экономике России, западные санкции, падение цен на нефть и ослабление рубля привели  к   сокращению численности трудовых мигрантов в России и к  волне возвратной миграции в Таджикистан. Газеты пестрят заголовками: «Бегство мигрантов из РФ: в январе их приток снизился на 70%», «Россию покинут 25 % мигрантов», « Из РФ начался массовый исход мигрантов: виноваты курс рубля и платные тесты». В Таджикистане, который исключительно сильно зависит от трудовой миграции и денежных переводов,  многие задаются вопросами:  что будет с таджикскими трудовыми мигрантами в России? Насколько  сократятся денежные переводы? Где будут зарабатывать, вернувшиеся на родину, трудовые мигранты и как все это  повлияет на  жизнь в Таджикистане?
Пытаясь заглянуть в будущее,  я обратилась к опыту  глобального кризиса 2008-2010 годов. Тогда  массовые сокращения персонала и падение доходов также выгнали  часть таджикских  трудовых мигрантов из России. Влияние кризиса  не ограничилось  появлением возвратной  миграции. Изменились профиль, жизненные цели и стратегии  таджикских мигрантов в России, сроки их работы, территории въезда. Но является ли нынешняя ситуация с трудовой миграцией «повторением пройденного»?   Можно ли прогнозировать  миграционную ситуацию и разрабатывать меры для смягчения  и преодоления трудностей, основываясь на опыте недавнего глобального кризиса?
Для того чтобы  ответить на эти вопросы, необходимо   сосредоточиться на двух    комплексных проблемах: первая– это влияние   кризиса  на трудовую  миграцию,  стратегии, которые мигранты и члены их семей  используют в условиях кризиса,   качества, знания и навыки, оказывающиеся  наиболее востребованными и полезными  в тяжелые времена, оценка  использования  имеющихся знаний в современных условиях.
Вторая  проблема — это вопрос о том, насколько  текущая ситуация  в России сходна с  кризисом 2008-2010 года и каковы различия между ними.  Если в 2008 г. кризис был глобальным, его источником была экономика США, и в Россию он пришел внезапно, то в 2014 г.  кризис стал  обострением  снижения экономики, начавшегося в России  еще во второй половине  2011 г. Последствия  ухудшения экономической ситуации в виде оттока людей и роста вывоза капитала были    отмечены официальной статистикой РФ. Так, по данным Росстата,  отток людей в Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан начался в 2012 году, усилился в 2013 и достиг  пика в  2014 году.[1] Численность таджикских трудовых мигрантов в России уменьшилась более, чем на 100 тысяч.
Относительно медленное развитие  нынешнего кризиса   дало возможность предпринять  меры  по защите рынка труда в России и одновременно  повысить  эффективность экономики  за счет   удешевления рабочей силы. В связи с этим было изменено  миграционное законодательство РФ.  Если в  2008 году  во время  глобального    кризиса  основными инструментами  защиты внутреннего  рынка труда  было сокращение    общероссийской квоты на использование иностранной рабочей силы   и депортация, то    с  2013 г.   в  связи со стагнацией экономики РФ и  в предчувствии «тощих лет»  происходило последовательное ужесточение миграционного законодательства РФ.  В целом  за  2013 и 2014 годы  было принято 11 федеральных законов ограничительного характера.
Так, с 1 января 2015 года все иностранные граждане могут въехать на территорию России только по загранпаспортам. Также с 1 января 2015 года в РФ действует закон о замене квотирования трудовых мигрантов патентной системой. Кроме того, чтобы  получить право на временное проживание в России, патент и разрешение на работу  необходимо в обязательном порядке  сдать  три экзамена: по русскому языку, истории России и основам законодательства РФ. С 10 января 2015 года вступают в силу и новые нормы законодательства,  согласно  которым за незаконное пребывание на  территории РФ въезд в Россию запрещен на 10 лет.
В целомследует признать, что изменения миграционного законодательства в РФ в 2013-2014  гг. направлены не только на борьбу с незаконной миграцией и пополнение бюджетаРФ за счет сборов  с мигрантов, но и наповышение эффективности экономики за счет   удешевления рабочей силы  в ситуации экономической стагнации и нарастающего кризиса. Пример предыдущего кризиса 2008-2010 годов показал, что   снижение спроса на труд  позволило работодателям сократить зарплаты и в то же время  способствовало расширению теневого рынка труда[2]. Кроме того, сокращения и задержки зарплат,  вынужденные отпуска, переход в теневой рынок труда дали возможность российским предприятиям адаптироваться к  снижению деловой активности, а российскому рынку труда —  избежать масштабной безработицы и социальных конфликтов [3].
Однако сейчас  меры, предпринятые РФ, способствуют не только уходу трудовой миграции  «в тень», но исокращению численности трудовых мигрантов, что может затруднить выход из кризиса  для экономики РФ.
Как  кризис влияет на мигрантов и как они  пытаются справиться с ситуацией?  Согласно результатам исследования, которое мы провели в 2009 году, мигранты стали  группой, наиболее  пострадавшей от  кризиса  – 87% мигрантов  сообщили, что их жизнь изменилась к худшему  из-за кризиса. Наибольшие изменения претерпела заработная плата  — о  невыплатах и недоплатах  сообщили 40,3% опрошенных мигрантов.    Широко практиковалось сокращение зарплаты как в виде прямого сокращения  на 30-50%, так и в виде  различных  штрафов. В строительной отрасли  были распространены задержки зарплаты —  57,2%  строителей,  сообщили, что им задерживали зарплату на срок от 2 до 5 месяцев[4].  Согласно опросу, проведенному Министерством труда  РТ  в марте-апреле 2009 г.,  более 70% мигрантов, вернувшихся  на родину, покинули Россию из-за  невыплаты и/или  задержки зарплаты[5].
Сейчас можно видеть аналогичную картину. В конце декабря председатель Общероссийского общественного движения «Таджикские трудовые мигранты» Каромат Шарипов заявил, что общая сумма денег, не выплаченных или задержанных  таджикским мигрантам в России,  составляет миллиард рублей[6].  
Кроме того, в условиях кризиса трудовые мигранты стали значительно более уязвимыми к различным формам эксплуатации и злоупотреблений,  чем местное население. Возрастают политические и административные риски, уровень которых  зависит от различных условий, в том числе  от уровня коррупции, криминала, роста национализма, ксенофобии и т.д.
Распространяется теневая занятость и эксплуатация мигрантов, резко повышается   уязвимость мигрантов к  торговле людьми, вымогательству, различного рода мошенничествам.
Кризис 2008-2010 годов показал, что ухудшение  условий труда и условий жизни  негативно повлияло  на здоровье мигрантов.   Работодатели сократили  затраты на охрану труда, технику безопасности. С другой стороны, мигранты минимизировали  личное потребление и экономили на лечении.
Социальное самочувствие мигрантов  также  заметно ухудшилось. Среди мигрантов  выросло  отчуждение   и фрустрация.  Отчасти это связано с общим ухудшением социального климата, но, в значительной мере, с   возросшей уязвимостью  мигрантов, а также с ростом ксенофобии  и дискриминации. Наиболее негативным фактором ухудшения социального самочувствия мигрантов стало  возросшее давление правоохранительных органов. 81,1 % опрошенных мигрантов отметили, что   к ним ухудшилось отношение милиции и ФМС;  60,4%  — ухудшилось отношение работодателей;  26,4 % — ухудшились отношения с  коллегами по работе4.
Ответ мигрантов на кризис. Стратегии мигрантов
В ответ на перемены в жизни, вызванные кризисом, мигранты стараются адаптироваться  к новой ситуации и используют несколько стратегий.  В 2008-2009 годах  только 3,8%  мигрантов сразу же после потери работы решили вернуться домой. Остальные, оставшись в России, использовали несколько стратегий: нашли другую  работу после увольнения  -46,6%;  взяли  в долг, чтобы переждать тяжелые времена- 26,2%;  продолжали работу на новых условиях (при сниженной зарплате и ухудшившихся условиях труда) — 16,9%;   ждали   выплаты зарплаты и в целом улучшения ситуации -6,2%;  отправились в поисках работы в другие регионы РФ -1,5%.4
Предыдущий кризис показал, что трудоустройство мигрантов затрудняет не столько отсутствие рабочих мест, сколько изменившееся   отношение к  иностранным  работникам, протекционистские меры   государства  по защите рынка труда. Отсюда требования гражданства РФ при устройстве на работу и, соответственно, желание мигрантов получить  гражданство РФ, не меняя характера работы  и модели трудовой  миграции.
Оценивая  профессиональную мобильность мигрантов,  мы выявили, что  41,2%  были  готовы  коренным образом сменить род деятельности. Они согласны на любую работу, даже если она предполагает овладение профессиональными навыками  в новой  сфере  занятости. 41,2%  сообщили, что будут работать  согласно своей квалификации и не планируют менять  профессию.  11,8%  заявили, что  согласны работать на том же месте за меньшую, чем раньше зарплату и 5,9% согласны на  ухудшение условий труда. В случае отсутствия подходящей работы  58,8% согласны  работать за меньшую зарплату на любом рабочем месте; 29,4% собираются искать работу в другой  сфере труда; 5,9% при неблагоприятном  стечении обстоятельств собираются искать работу  в другом регионе/стране.4 Опыт показал, что только после того, как  испробованные стратегии оказались  безуспешными, а сбережения и ресурсы, в том числе кредиты, помощь родственников и знакомых, исчерпаны, мигранты решают вернуться на родину.
Здесь кроется серьезное отличие настоящей ситуации от предыдущего кризиса. Если в 2009 г. таджикские мигранты   пережидали кризис в России или на родине, расходуя накопленное и надеясь на  возобновление работы, то сейчас, под воздействием запретительных законодательных норм, все меньше таджикских мигрантов верят в будущее восстановление России и  свое участие в нем.
Переводы
Разница между двумя кризисами  заметна и в движении переводов. Опыт предыдущего кризиса показал, что  Таджикистан чувствует  уменьшение притока мигрантских денег спустя три-четыре месяца после  пика  кризиса в РФ. Так, волна возвратной миграции началась в декабре 2008 г., а ощутимое падение переводов  из РФ в РТ  произошло к маю – июню 2009 года. В целом за  2009 г. объем переводов  сократился на 31,3%  по сравнению с 2008 годом[7].
В настоящее время снижение переводов  происходит почти параллельно   волне возвратной миграции. Темпы снижения  в 2014 году были медленными. Оценить реальное снижение было трудно из-за  колебаний валютного курса.  Если  за первое полугодие 2014 г. переводы упали на 2%,[8]то к октябрю 2014 года переводы сократились на 6%.  В то же время в  ряде коммерческих банков  РТ   уже  по итогам первого полугодия отмечалось падение переводов на 15-17%. Средняя сумма денежного перевода тоже сократилась. Уже в первом квартале 2014 г.  средний размер транзакции составлял $270  (ср. с $310  годом ранее).
В настоящее время  эксперты  указывают, что объем переводов  в Таджикистан снизился на 26-27%.
Оценивая снижение притока денежных переводов, надо иметь в виду  тот факт, что  в отличие от предыдущего кризиса, переводы в РТ стали  приходить в российских рублях и в товарах, которые возвращающиеся мигранты везут с собой из России. Падение рубля в  декабре 2014 года  сделало  снижение  переводов  особенно весомым и, кроме того, заставило  мигрантов  «вложиться» в потребительские товары, бытовую технику, строительные инструменты и оборудование, автотранспортные средства и т.д. Покупательская активность  таджикских мигрантов в России  сопровождалась всплеском  долларовых переводов обратно в Россию. Фактически  таджикские  трудовые мигранты  поддержали курс  рубля своими долларовыми переводами.
Мигрантские домохозяйства в кризис
Сейчас наиболее важным  является вопрос о том, как  население Таджикистана будет справляться с  падением доходов, вызванным кризисом в РФ. Можно предположить, что   мигрантские домохозяйства  будут использовать стратегии, оказавшиеся  эффективными  в предыдущий кризис.  Опрос глав  мигрантских домохозяйств,  переставших получать переводы зимой 2008-2009 годов,  показал, за счет каких источников доходов они выжили:  52,4%  домохозяйств расходовали  средства и продукты, произведенные в своем хозяйстве, а также накопленные сбережения.19% брали в долг и продавали  имущество;14,4%  домохозяйств жили на  зарплату  членов семьи – жены, брата, родителей; 9,5% указали на  собственные источники доходов членов домохозяйства, такие как продажа  произведенной сельхозпродукции, предоставление услуг (шитье, уборка),  и т.д.;4,8%  домохозяйств  в дополнение к приусадебному хозяйству получали помощь от родственников.4
Таким образом, главной адаптационной стратегией мигрантских домохозяйств в Таджикистане  стало  расширение сельхозпроизводства  в фермерских хозяйствах и на подворьях.Именно  сельское хозяйство поглотило основную массу возвращавшихся в ходе  кризиса мигрантов. Перераспределение земель в пользу продовольственных культур, стимулирование сельского хозяйства  стало важной частью антикризисной программы занятости, принятой  Правительством РТ. В 2009 году впервые  за всю историю Таджикистана  был собран рекордный урожай зерновых культур — более 1 млн. тонн, 70%  из которых — пшеница. Тем не менее, несмотря на успехи сельского хозяйства, оно не смогло обеспечить полную занятость и благосостояние населения. В 2009 г. в Таджикистане вырос как уровень безработицы, так и доля экономически неактивного населения, увеличилось число  занятых сдельно и число занятых  неоплачиваемым  трудом в домашнем хозяйстве[9]. В результате домохозяйства, исчерпавшие возможности  на своем подворье, вынуждены были отправить в Россию больше мигрантов, чем в докризисные годы[10]. Подавляющую часть «новичков»  составляла молодежь.
Сейчас, в отличие от предыдущего кризиса,  представители экономических  ведомств  Таджикистана признают риски, связанные с возвратной миграцией и сокращением переводов, и разрабатывают меры по смягчению ситуации. Так, Миграционная служба трудоустраивает мигрантов, которым запрещен въезд в Россию, на строительство Рогунской гидроэлектростанции. В 2015 году планируется ввод в действие  более 300 мелких и средних предприятий, которые предоставят работу части возвращающихся работников. Таким образом,  основными направлениями являются  развитие местной промышленности, строительство и стимулирование сельхозпроизводства. В последнем большую роль  играют местные власти, которые участвуют в  перераспределении земли в пользу возвращающихся мигрантов.
В то же время уже сейчас ясно, что эти меры недостаточны. Об ухудшении положения мигрантских домохозяйств свидетельствует тот факт, что с декабря  2014 г. вдвое увеличились обращения в местные органы власти за срочной единовременной помощью. (Органы  местной власти оказывают по запросу  единовременную помощь в размере 300 сомони крайне нуждающимся домохозяйствам. Как правило, помощь  включает  мешок муки, 5 литров растительного масла, немного сахара и других продуктов.)
Выводы  и рекомендации
Воздействие прошлого кризиса на миграцию не было одномоментным явлением, это был процесс, включавший  несколько этапов: сначала  остановка или сокращение производств  в России привели к потере или сокращению мигрантами  заработка, соответственно,к сокращению переводов и  волне  возвратной миграции. Затем, когда  в Таджикистане начали нарастать экономические трудности, связанные с   уменьшением переводов  и негативным воздействием кризиса,  домохозяйства наряду с иными мерами по адаптации к кризису (расширение  сельскохозяйственного производства)  были вынуждены отправить на зарубежные заработки больше  мигрантов, чем обычно. Вместе с отцами  на работу в Россию ехало все больше молодежи.  Кризис способствовал росту теневой занятости, повышению уязвимости таджикских мигрантов кразличного рода злоупотреблениям. «Омоложение» таджикской трудовой миграции  позволило ей сравнительно легко   адаптироваться к новым условиям, восстановив как масштаб миграции, так  и зависимость  Таджикистана от переводов.
Сейчас мы находимся в начале пути. Как и во время предыдущего кризиса,  положение мигрантов из Таджикистана заметно ухудшается  и, видимо, будет ухудшаться и далее. Они  вынуждены  придерживаться трех основных стратегий: 1) любой ценой получать гражданство РФ, устраиваться на работу  и в перспективе переселяться в Россию; 2) работать   и жить в «тени»; 3) вернуться на родину из-за того, что работа в России потеряла экономический смысл.
Еще труднее прогнозировать положение и поведение домохозяйств в предстоящий трудный год. Смогут ли приусадебные участки, фермерские хозяйства, арендованные земли прокормить население Таджикистана  и какие меры предпримет правительство РТ для адаптации к надвигающемуся кризису?
Основываясь на опыте предыдущих лет, можно  сделать следующие рекомендации: всемерно  поддерживать сельхозпроизводство и, прежде всего,  развивать инфраструктуру агробизнеса:  льготное сельхозкредитование,  системы  хранения, транспортировки,  переработки сельхозпродукции,  торговля и перевозки,  повышение квалификации  сельхозпроизводителей. Все это невозможно сделать без развития малого и среднего предпринимательства,   поэтому необходимо  улучшить деловой климат, упростив систему налогообложения и увеличив число финансовых продуктов, доступных малому и среднему предпринимательству, особенно тем, кто работает в агропромышленном комплексе.
Кроме расширения  сферы занятости внутри Таджикистана, необходима кропотливая работа государственных органов РТ, гражданского общества, донорского сообщества  и бизнес-структурпо установлению сотрудничества и доверия   с российскими коллегами  в рамках всех структур, участвующих в  управлении, контроле миграции, образовании и защите прав мигрантов. Это поможет повысить выгоды от миграции и уменьшить ее риски и  издержки, как для самих мигрантов, так и  для отправляющего и принимающего  общества.  Трудовая миграция может стать одним из важных инструментов, который даст возможность  нашим странам справиться с кризисом, хотя, по видимому,  трудовые мигранты и члены их семей  пострадают  больше других.

Саодат Олимова, заместитель директора научно-исследовательский центра «Шарк» 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции 
CABAR


[1] Россию массово покидают выходцы из Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана – отчет Росстата 25.12.2014    Доступно:   www.centrasia.ru/news2.php?st=1419494160
[2]I. Ivakhnyuk. The Russian Migration Policy and its Impact on Human Development:The Historical Perspective. UnitedNationsDevelopmentProgramme,2009
[3] О. Кувшинова. Реакция на кризис: Безработица на будущее// «Ведомости», 6 июля 2009 года http://demoscope.ru/weekly/knigi/undp2008rus/undp2008.html
[4]С.Олимова , М. Олимов.Таджикские трудовые мигранты во время  кризиса.— ДемоскопWeekly, 415 — 416 22 марта — 4 апреля 2010demoscope.ru/weekly/2010/0415/tema01.php
[5]Дж. Куддусов. Влияние мирового финансового кризиса на трудовых мигрантов из Таджикистана: мнение мигрантов. Экспресс-опрос. ИИЦ «Соцсервис».Май 2009 года. Душанбе
[6]Работодатели в России не доплатили таджикам 1 миллиард рублей, — «Радио Озоди» 24.12.2014 rus.ozodi.org
[7]2010WORLD DEVELOPMENT INDICATORS — The World Bank data.worldbank.org/sites/default/files/frontmatter.pdf
[8]З. Эргашева ,А.Ширинов: Объём денежных переводов в Таджикистан упал на 2%  22/07/2014 http://news.tj/ru/news/ashirinov-obem-denezhnykh-perevodov-v-tadzhikistan-upal-na-2
[9]A. Kroeger, K. Meier. Employment and the Financial Crisis: Evidence from Tajikistan June 17, 2011 DIW Berlin, Goettingen University    http://www.econstor.eu/bitstream/10419/48309/1/50_kroeger.pdf
[10]A. Danzer and O. Ivaschenko. Migration Patterns in a Remittances Dependant
Economy: Evidence from Tajikistan during the Global Financial Crisis. 2010.

Последнее

Популярное