Аналитические материалы / Кыргызстан

Нургуль Эсенаманова: Насколько Концепция в религиозной сфере способна решить проблему радикализации ислама?

26.02.2015

«Концепцию Государственной политики в религиозной сфере Кыргызстана нужно рассматривать не как к ключу решения всех проблем в этой области, а только как к части или даже началу попытки разрешения актуальных вопросов этой тонкой и чувствительной стороны общественной жизни», — отметила в статье, написанной специально для CABAR Нургуль Эсенаманова, кандидат политических наук, эксперт в области религиозной безопасности.  
За годы независимости религиозная ситуация в Кыргызстане претерпела сильные изменения и обозначились основные тенденции. На сегодняшний момент в Кыргызстане образовалось религиозное многообразие, которое представлено многочисленными конфессиями и различными религиозными течениями, движениями, организациями.
Так называемыми традиционными религиями в стране являются суннитский ислам Ханафитской школы и православие – подавляющее большинство населения причисляет себя к этим конфессиям, есть также небольшая группа католиков. Затем идут другие исламские и христианские религиозные группы, пришедшие извне после обретения независимости, но стремительно расширяющие свои ряды среди населения.
У каждого из этих организаций, течений, движений, идеологий в КР есть свои последователи. В этой религиозной палитре можно найти радикалов,  экстремистов и умеренных. В обществе религиозное разнообразие воспринимается и как позитивное развитие, отражающее сравнительную свободу вероисповедания в стране, и как потенциально опасный фактор, который приводит к радикализации определённых течений, к конфликту между конфессиями и течениями, а также идейному расколу общества, что сегодня наблюдается в нашем обществе.
Религиозную ситуацию в Кыргызстане следует рассматривать в тесной взаимосвязи с геополитическими расположением страны и интересами этих государств, которые влияют на религиозную ситуацию. Главным образом, религиозное влияние идет из таких стран, как: Саудовская Аравия, Турция, Иран, Индийский полуостров и из стран Западной Европы и Северной Америки.

На сегодняшний момент религиозная ситуация в КР очень многогранна и постоянно изменяется. Изменения в ту или иную сторону вызваны как общей ситуацией в мусульманском мире и регионе, так и в самой стране. Однако, эти изменения пока не имеют масштабный характер. Все представленные религиозные организации и, в особенности, радикального и протестно-политического характера, постоянно меняют свою тактику работы с населением. Ни государственные органы, ни эксперты не могут точно предсказать, по какому сценарию будет развиваться религиозная ситуация. Тем не менее, ожидания и прогнозы ее развития не самые оптимистичные.

На протяжении всей независимости Кыргызстана, в стране отсутствовала серьезная и четкая государственная политика в сфере религии, что признал и сам президент Алмазбек Атамбаев.

Последствиями этих процессов оказались:
·    Проникновение и развитие радикальных идеологий среди различных групп населения: посредством литературы, проповеди, миссионеров, обучения молодежи внутри и за пределами страны, пропаганда через Интернет;
·         Расслоение исламского общества под влиянием различных течений, появившиеся извне;  
·         Религиозная безграмотность, которая привела к догматике и максималистскому пониманию принципов ислама;
·         Появление экстремистских организаций главной целью, которых является свержение конституционной власти и построение  теократического государства;
·         Активное, иногда навязчивое стремление обратить других граждан в свою форму вероисповедания.
В этой связи государством было принято решение об издании новой концепции государственной политики в религиозной сфере.
Следует отметить, что впервые документ, так или иначе имевший попытку регулировать религиозную ситуацию, был принят еще в 2006 г. Однако, он был декларативного характера и не был реализован полностью на практике.
За эти восемь лет ситуация в религиозной сфере еще более стремительно изменилась, и в 2014 году ряд факторов подтолкнули государство для принятия новой концепции, а именно:
·                  Угроза потери национальной идентичности под влиянием внешних идеологий;
·                 Угроза идейного раскола кыргызстанского общества;
·                 Угроза политизации религии, не определенность места, роли, видения со стороны государством религии в обществе и политике;
·                 Отсутствие четкого и официального понимания светскости;
·                 Вопросы и конфликты, связанные в связи с прозелитизмом;
·         Успех террористических организаций на Ближнем востоке в создании квази-государства ИГИЛ и активное привлечение в свои ряды выходцев из Кыргызстана.
Как мы видим, все вышеперечисленное связано непосредственно с угрозой национальной безопасности страны. Суть принятия Концепции государственной политики в религиозной политике заключается, прежде всего в том, что вышеназванные факторы определили позицию государства в Концепции как регулятора и устанавливающего контроль над религиозной сферой.

Следует отметить, что в Концепции открыто признаются все имеющиеся проблемы в религиозной сфере и государство открыто заявило о своем намерении регулировать, контролировать ситуацию и, таким образом, взяло на себя ответственность за все процессы в религиозной сфере.

НА ЧТО ДЕЛАЕТ УПОР КОНЦЕПЦИЯ?

В Концепции выделены следующие основные направления государственной политики в религиозной сфере:
·         Государственная политика по взаимодействию с религиозными организациями;
·         Государственная политика в сфере религиозного и религиоведческого образования;
·         Предупреждение религиозного экстремизма.
Анализ концепции показал, что в ее рамках выявлены проблемные зоны и видение их решения. Одним из главных идей Концепции государственной политики в религиозной сфере является «Видение и принципы государственного регулирования религиозной сферы в соответствии с национальными интересами Кыргызской Республики»[1]. Это означает, что главным принципом при государственном регулировании религиозной сферы должны быть национальные интересы КР и, исходя из этого, государство стремится контролировать религию. «Национальными интересами Кыргызстана в современный период, а также на длительную перспективу являются:
— территориальная целостность страны;
— экономическая самостоятельность и достойная жизнь граждан;
— культурная самобытность;
— постоянно развивающийся интеллект нации;
— система управления, соответствующая мировой и локальной ситуации
— здоровая и образованная нация»[2].  

В Концепции отражены основные принципы национальных интересов КР. Исходя из вышеназванных национальных интересов, в концепции особое внимание уделяет следующим ключевым моментам:

Официальное понимание светского государства. В концепции дано официальное понимание светского государства, основанного на принципе разделения функций государственных органов и религиозных организаций [3].
Модель взаимоотношений государства и религии. В концепции указывается, что «Кыргызстан создает модель светского демократического государства с преобладающим мусульманским населением в Центральноазиатском регионе посредством эффективного государственного регулирования религиозной сферы и повышения уровня сотрудничества государственных органов и гражданского общества, прежде всего религиозных организаций и объединений»[4].
Ханафитский мазхаб. В концепции подчеркивается особая роль ханафизма в культурно-историческом развитии КР; говорится о том, что государство создает условия для ее укрепления и развития.
Вмешательство государства в сферы деятельности религиозных организаций. В концепции указывается, что будет соблюдаться принцип светского государства, невмешательство во внутри конфессиональную деятельность религиозных организаций, «за исключением случаев нарушения ими законодательства Кыргызской Республики, необходимо конкретизировать сферы деятельности религиозных организаций»[5].
Образование. В рамках концепции предусматривается преподавание религиоведческого, усовершенствование религиозного образования. Также предусматривается реализациясертификации, стандартизации, унифицировании учебных планов[6].
Лицензирование религиозных образовательных учреждений. В религиозной образовательной сфере лицензирование религиозных образовательных учреждений с целью: унификаций программ обучения для недопущения содержания в учебной программе, практике радикальных идеологий.
Обучение в зарубежных религиозных учебных заведениях. В Концепции предлагается «Проведение анализа зарубежных религиозных учреждений образования, в которых обучаются граждане Кыргызстана, информирование граждан о целесообразности обучения в данных заведениях»[7].
Повышение квалификации. В целях улучшения уровня, качества образования представителей духовенства и просвещения государственных служащих, в рамках Концепции предлагается их обучение, духовенства: создание системы централизованного обучения с привлечением специалистов религиоведческих и теологических факультетов, отделений вузов республики и госструктур;госслужащих: реализация образовательных программ для государственных служащих по религиозным вопросам[8].
Профилактика экстремизма. Касательно экстремизма, в Концепции почти во всех пунктах упоминаются разные аспекты, основные каналы влияния экстремизма и группы риска, а также особое внимание уделяется ее профилактике, отмечается, что она должна быть «сфокусирована на образовательных, просветительских мероприятиях, анализе и искоренении причин радикализации»[9].
Определение четких критериев и экспертизы при определении экстремистских материалов, экстремистов и т.д. Одной из главных проблем являются критерии, по которым определяется принадлежность материалов, выступлений экстремистскими и признание отдельных личностей экстремистами. В рамках Концепции предусматривается разработка четких критериев и прозрачных процедур проведения религиоведческой и теологической экспертизы, а также обеспечение механизмов по защите экспертов[10].
Информационная безопасность. Особое внимание уделяется информационной безопасности и определению мер по ее обеспечению. Предлагаются следующие меры: «Разработка методологической базы информационных кампаний по продвижению в СМИ и социальных медиа конструктивного дискурса о религии путем создания альтернативного радикально-экстремистскому дискурсу информационного поля с целью разоблачения манипулятивных методов деструктивной и экстремистской пропаганды»[11].
ВОЗМОЖНОСТЬ РЕАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПЦИИ НА ПРАКТИКЕ

Нет сомнения, что Кыргызстан нуждается в серьезном и эффективном документе, способный разрешить основные проблемы в религиозной сфере и настоящая Концепция охватывает все необходимые аспекты.

Тем не менее, исходя из нескольких причин, есть вероятность, что и эта Концепция может остаться  на уровне декларативного документа, или, по крайней мере, не все изложенные задачи будут разрешены. Прежде всего, это связано со следующими проблемами:
·Основной преградой на пути реализации документа может стать элементарное отсутствие финансовых средств. В связи с финансовыми трудностями, которые испытывает страна ежегодно, а также постоянно растущей инфляцией, ожидаемым ростом цен от вступления в ЕЭС, вызывает сомнение вопрос возможности самостоятельного финансирования Концепции со стороны государства. Возможно, правительство будет привлекать различных доноров для ее реализации. Однако встает вопрос, сможет ли государство систематически находить и привлекать средства для реализации всех пунктов Концепции с 2015 по 2020 гг.? Тем более бюджет на 2015 г. определен, а средства для реализации концепции не предусмотрены.  
·Отсутствие грамотных специалистов по вопросам религии в государственных институтах, которые могли бы эффективно и в то же время осторожно, бесконфликтно выполнять задачи Концепции. Проблема здесь заключается в том, что государственные чиновники могут переусердствовать при реализации Концепции, думая, что они исходят из принципа обеспечения государственной безопасности.  Более того, есть риск того, что власти КР могут пойти по пути других постсоветских стран политика которых в религиозной сфере отличается тем, что они  применяют жесткий госконтроль и методы репрессий по отношению к религиозным организациям, течениям, движениям, устранению неугодных властям, чиновникам личностей, представителей духовенства.  Любое жесткое отношение со стороны государства к существующим легальным, умеренным религиозным организациям может привести к уходу их в подполье и их радикализации. Необходимо соблюдение баланса между безопасностью государства и правами религиозных конфессий.
·Страх, недоверие  всех религиозных организаций перед новыми изменениями, которые возникнут при реализации Концепции. Это связано с тем, что за годы независимости религиозные организации привыкли существовать, вести свою деятельность в либеральных условиях, когда каждая организация была представлена самой себе и не было каких-либо серьезных требований к их деятельности. В этой связи любые изменения в законодательстве и реализация новой Концепции на практике вызывает опасения у религиозных организаций. Так, например, «в 1 части (7стр.) говорится о том, что допускается вмешательство государства во внутри конфессиональную деятельность религиозных организаций  в случаях, предусмотренных законодательством. Однако, этот пункт может трактоваться очень широко»[12].  
·  Одним из ключевых проблем, на которое обращает внимание Концепция – это проблема радикализации мусульман. Основной упор радикальные, экстремистские организации делают на идейные основы своей работы, пропагандируя через все имеющиеся каналы связи информации, такие как Интернет, а также работая в самых разных социальных структурах местных сообществ, манипулируя сознанием верующих. Экстремисты ведут работу с использованием аятов Корана, хадисов искаженно интерпретируя их для достижения своих узких политических целей, оправдывая, легитизимируя  свои агрессивные, насильственные действия и дискредитируя Ислам как религию.  В этой связи, в Концепции справедливо уделяется основное внимание идейному противодействию: там говорится о том, что при информационной политике государство должно опираться на «разработку методологической базы информационных кампаний по продвижению в СМИ и социальных медиа конструктивного дискурса о религии путем создания альтернативного радикально-экстремистскому дискурсу информационного поля с целью разоблачения манипулятивных методов деструктивной и экстремистской пропаганды; Рассмотрение в рамках перехода на цифровое вещание в качестве одной из приоритетных задач поддержку медиа-проектов по созданию научно-познавательных, обучающих программ, нацеленных на расширение кругозора аудитории, продвигающих идеи светского поликонфессионального общества, гражданской идентичности и правовой культуры, посвященных истории мировых религий, дискуссионных передач;»[13] .
·    В силу социально-экономических, геополитических, политических условиях, в которых находится Кыргызстан, наиболее эффективным, является идейное, информационное, просветительское противодействие распространению идей насильственного экстремизма.  Выше намеченные меры в Концепции являются самыми необходимыми и отвечающими имеющимся вызовам в религиозной сфере, приблагополучной реализации которых Концепция может на 50-60% остановить религиозный экстремизм в нынешних условиях КР.
·  Важным является объединение усилий религиозных организаций, экспертов, исследователей, политических деятелей, гражданских активистов, гражданского общества, общественных объединений против  пропаганды идей экстремизма. В этой связи позитивным моментом в Концепции является пункт о совместном противодействии государства и религиозного сообщества деструктивным религиозным течениям и их деятельности.
·  Все выше отмеченные возможности, проблемы, которые возникнут при реализации, связаны с вопросами кадров и эффективного менеджмента. Требует особого внимания преемственность кадров в Государственной комиссии по делам религий КР в реализации, продолжении той работы, которая начата предыдущими кадрами, руководством ведомства при реализации Концепции. Таким образом, успешная реализация всего намеченного в Концепции будет зависеть от кадров, чиновников на которых возложена ответственность по ее осуществлению, от их компетентности, толерантности и т.д. 

ИЗМЕНЕНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

После заседания Совета обороны в феврале 2014, которая была посвящена религиозной ситуации в Кыргызстане, сформировано четыре группы, ответственные за начало реформ в этой сфере. Одной из них является группа по внесению изменений и дополнений в законодательные акты республики. 

Этой группой были инициированы поправки в закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях в Кыргызской Республике», которые были написаны параллельно с Концепцией. Этот факт в какой-то мере является противоречием, так как законы должны писаться после принятия Концепции и исходить из его главных положений[14].
Мнения большинства экспертного сообщества сводится к тому, что вышеуказанный проект закона не направлен на борьбу с экстремизмом; он может спровоцировать уход законопослушных умеренных религиозных организаций в подполье и привести к их радикализации, в итоге – государство получит неконтролируемое подполье.
Например, положения о миссионерстве в новом законопроекте вызывает много вопросов. В законопроекте говорится: «запрещаются настойчивые действия, направленные на обращение верующих одних конфессий в другие (прозелитизм), а также любая незаконная миссионерская деятельность (распространение религии), в том числе в общественных местах (на улицах, бульварах, общественных транспортах), обход квартир, детских учреждений, школ и высших учебных заведений. Лица, виновные в нарушении этого правила, несут ответственность, установленную законодательством Кыргызской Республики».
Этот пункт тоже может привести к тому, что умеренные движения могут стать нелегальными и создает условия для их возможной радикализации. Так, например, главным принципом движения Таблиг Жамаат является даваат – призыв к вере, но по законопроекту говорится, что миссионерство запрещается в общественных местах. Это означает, что движение уйдет в подполье и сам процесс будет трудно контролировать. Мнение большинства компетентных экспертов и правоохранительных органов сходится в том, что этот законопроект никак не направлен на борьбу с экстремизмом и никак не контролирует их деятельность, а наоборот загоняет все легальные, умеренные организации, движения в подолье и делает их деятельность неконтролируемой. Например, радикальные, экстремистские организации все равно открыто в общественных местах не занимаются миссионерством и не используют те методы, которые прописаны в новом законопроекте. В этой связи ставится под сомнение вообще принятие этого нового законопроекта.   
РЕКОМЕНДАЦИИ

·     Первоочередной проблемой, которая требует безотлагательного решения, является религиозное образование. Большим вопросом является способность Министерства образования и науки профессионально подойти к процессу лицензирования религиозных учебных центров. В этой связи необходимо открыть Департамент религиозного образования при МОиН КР[15] с привлечением теологов, религиоведов и представителей экспертного сообщества;
·         Отход государственных чиновников от стремления установить репрессивный контроль над религиозными организациями, которые действуют в рамках закона, легальных и умеренных, отход от «светского экстремизма». Готовность чиновников видеть религию как социального партнера государства, желания слышать религиозные организации и стремление к совместному решению проблем;
·    Необходимо обратить внимание на улучшение отношений между религиозными конфессиями и течениями, группами, организовывая диалоговые площадки;
·         Необходимо организовать равноправное, равно партнёрское взаимодействие государственных органов: местных, правоохранительных органов, религиозных организаций, гражданского общества и др. заинтересованных сторон для решения проблем в религиозной сфере;
·        Для эффективной реализации концепции необходимо учитывать этнический фактор, то есть, подходить дифференцированно, проводить работу с учетом этнических и региональных особенностей;
·         Анализ концепции показал, что в ней главный упор делается на образование и на информационную работу. В этой связи, при реализации этого пункта необходимо проводить работу не на полемику, диспут с радикалами, а вести работу в дискурсе о позитивной сущности религии, создавая идейное альтернативное информационное поле идеологии экстремизма.

Как государственным органам, так и религиозным организациям, необходимо понимать, что во время работы над реализацией Концепции следует настроится на диалог а не на конфронтацию, быть готовым для совместного решения проблем, вопросов.

Также нужно признать, что Концепция в нынешних условиях не может дать полную гарантию того, что радикализация общества прекратится, а экстремистские организации исчезнут навсегда. Документ в какой-то мере может предотвратить массовую радикализацию, но вряд ли это возможно без комплексных мер, которые включают в себя не только информационно-пропагандистские работы, но также и долгосрочная образовательная работа с различными группами населения и идеологическая подпитка.  

Без эффективной работы государства, а именно – решения социально-экономических проблем, без усиления и обогащения образовательного компонента, без правовой справедливости, к сожалению, все высокие идеи Концепции не найдут воплощения в жизни.
Поэтому Концепцию Государственной политики в религиозной сфере КР нужно рассматривать не как  ключ  к решению всех проблем в этой сфере, а только как к части или даже началу попытки разрешения актуальных вопросов в этой тонкой и чувствительной сфере общества, успешность которой будет зависеть от всестороннего подхода властей страны.

Нургуль Эсенаманова, кандидат политических наук, и.о доцента КГЮА.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR


[1] КОНЦЕПЦИЯ государственной политики Кыргызской Республики  в религиозной сфере на 2014-2020 годы. Часть I. 1.1. C-3.
[2] Концепция национальной безопасности Кыргызской Республики// Сайт генерального штаба вооруженных сил Кыргызской республики: http://www.mil.kg/component/content/article/49-koncepcija-nacionalnoj-bezopasnostikyrgyzskoj-respubliki.html
[3] КОНЦЕПЦИЯ государственной политики Кыргызской Республики  в религиозной сфере на 2014-2020 годы. Часть I. 1.1. C-6.
[4] КОНЦЕПЦИЯ государственной политики Кыргызской Республики  в религиозной сфере на 2014-2020 годы. Часть I. 1.1. C-5.
[5] КОНЦЕПЦИЯ государственной политики Кыргызской Республики  в религиозной сфере на 2014-2020 годы. II. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ПОЛИТИКИ. 2.1. Цель и задачи государственной политики в религиозной сфере. Сферы деятельности религиозных организаций. С. 16.
[6] С. 23-24.
[7] КОНЦЕПЦИЯ государственной политики Кыргызской Республики  в религиозной сфере на 2014-2020 годы.С. 25.
[8] КОНЦЕПЦИЯ государственной политики Кыргызской Республики  в религиозной сфере на 2014-2020 годы. С.19.
[9] КОНЦЕПЦИЯ государственной политики Кыргызской Республики  в религиозной сфере на 2014-2020 годы. II. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ПОЛИТИКИ. С. 29.
[10] КОНЦЕПЦИЯ государственной политики Кыргызской Республики  в религиозной сфере на 2014-2020 годы. II. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ПОЛИТИКИ. С. 30.
[11] С. 21
[12] Из интервью с директором общественного объединения «Межконфессиональный совет в КР» Галиной Колодзинской.
[13] КОНЦЕПЦИЯ государственной политики Кыргызской Республики  в религиозной сфере на 2014-2020 годы. II. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ПОЛИТИКИ. 2.1. Цель и задачи государственной политики в религиозной сфере. С. 21.
[14] Из интервью с экспертом Д. Мурадиловым
[15] Из интервью с экспертом Д. Мурадиловым

Последнее

Популярное