Статьи IWPR по ЦА Кыргызстан

Кыргызстан: осужденных женщин ждет тяжелое будущее

16.03.2017

День начинается рано в единственной женской колонии Кыргызстана. Около 300 заключенных просыпаются в 6.30 утра. Колония-поселение находится в селе Степном, недалеко от Бишкека.

www.iwpr.net

Самой молодой заключенной – 15 лет, самой старшей – более семидесяти. Большинство осуждены за убийство или мошенничество. Также здесь отбывают наказание три женщины с маленькими детьми.

После завтрака в 7 часов утра те заключенные, кто может работать, заняты в швейном цехе, пекарне. Также в колонии шьют армейские сапоги и производят соевое молоко.  

35-летняя Бегайым, которая в одиночку воспитывала пятерых детей, была осуждена за соучастие в преступлении.

По словам Бегайм, работа в швейном цеху ее спасает. Она не только зарабатывает деньги, которые впоследствии может потратить при освобождении, но и отвлекается от негативных мыслей.

«Моей старшей дочери 17 лет, остальным детям 9, 8, 5 лет, самой младшей — всего 1,8 года. Все они сейчас в детдоме», — говорит она. Всех детей Бегайым определили в детский дом сразу же после ее осуждения.

Женщине осталось отбывать срок еще девять лет.

По сравнению с мужскими колониями Кыргызстана женская колония в Степном содержится хорошо. В стандартной камере есть относительно новые кровати, раковины, окна с занавесками и тумбочки с семейными фотографиями в рамочках.

(См. Месяц в тюрьме Кыргызстана)

Но если условия содержания в колонии не слишком суровы, то самая большая проблема осужденных женщин — что делать, выйдя на свободу.

В Кыргызстане, стране с шестимиллионным населением, более двух тысяч женщин задерживают по подозрению в совершении уголовных и иных видов преступлений ежегодно. Около 15% из них оказываются за решеткой.

Несмотря на небольшое число женщин-заключенных, социальные последствия их пребывания в тюрьме оказываются драматическими.

По данным ГСИН Кыргызстана, 30% отсидевших женщин заново нарушает закон и повторно попадает за решетку.

«В основном это замужние женщины, попавшие в тюрьму где-то в 30 лет, у которых есть дети и кто ранее уже отсидел 10-15 лет, — обрисовала портрет среднестатистической женщины, которая заново попадает в тюрьму, Жамал Фронтбек кызы, глава женского НПО «Мутакалим». Это НПО много лет помогает женщинам с криминальным прошлым адаптироваться в обществе.

Часто отвергаемые своими семьями, женщины сталкиваются с полным отсутствием перспектив после выхода из тюрьмы, продолжает она.

«Пока они [женщины] сидят за решеткой, их мужья женятся на других. Дети скрывают, что их мамы в тюрьме, и говорят, что они на заработках в России или Казахстане, — говорит Фронтбек кызы. — Когда матери возвращаются, то, как правило, их родные семьи уже не принимают их и просят не вмешиваться в жизнь детей».

Другим препятствием к реабилитации женщин является вопрос трудоустройства, продолжает Фронтбек кызы.

Даже женщины с высшим образованием могут надеяться только на низкооплачиваемую физическую работу после тюрьмы, подчеркнула она.

«Тем, кто отсидел в колонии 5-10 лет, сложно адаптироваться в обществе, если у них нет родных, которые могут помочь им [с работой]», — подытожила Фронтбек кызы.

Бывший министр юстиции Марат Кайыпов также рассказал IWPR, что женщинам в Кыргызстане чрезвычайно сложно найти работу после выхода на свободу.

«Содержание под стражей не исправляет человека, а напротив, подталкивает на совершение  преступления вновь», — полагает он.

Майрам (ненастоящее имя) недавно вышла из колонии после шестимесячного заключения за продажу наркотиков. Она боится, что ее тюремное прошлое заклеймит ее на всю оставшуюся жизнь.

Несмотря на то, что Майрам проработала школьным учителем 30 лет, 55-летняя женщина сомневается, что ей вновь доверят вести уроки.

«Я пошла на это [продажу наркотиков] из-за бедности, сложной жизни. Только после того, как попала в тюрьму, поняла, что можно, оказывается, жить и на зарплату учителя», — рассказывает Майрам.

«Осужденных не берут  на госслужбу, — продолжает она. — Теперь не знаю, что будет, вряд ли меня снова возьмут на работу. Остается только на пенсию выйти».

НУЖНЫ РЕФОРМЫ

Усилия по улучшению уголовного кодекса Кыргызстана уже предпринимаются. Процесс реформирования начался в 2015 году. Эксперты обсуждали новый проект кодекса около года. Он был опубликован 5 октября 2016 года. Теперь общественность может внести свои предложения.

Некоторые эксперты считают, что нужно приложить больше усилий для того, чтобы мелкие экономические преступления наказывались в рамках гражданского, а не уголовного кодекса.

Шоола Качкын кызы, начальник колонии-поселения в Степном, рассказала IWPR, что, хотя большинство женщин отбывают срок за убийство, вторая самая крупная группа – это женщины, осужденные за мошенничество.

«Сейчас все берут кредиты, но не все потом могут их выплатить вовремя», — говорит Качкын кызы.

Кайыпов утверждает, что должники должны получить возможность вернуть долг в рамках гражданского кодекса.

«Если человек совершает преступление небольшой тяжести и в первый раз, нужно определять в отношении него наказание, не связанное с лишением свободы. Он должен возместить ущерб, нанесенный пострадавшей стороне. Если ущерб полностью возмещен, тогда в отношении человека не должна применяться мера, связанная с лишением свободы», — сказал бывший министр юстиции.

Кыргызский омбудсмен Кубат Оторбаев сомневается в необходимости применения норм уголовного права против тех, кто не смог вовремя оплатить долг.

«При посещении колонии я разговаривал с заключенными, знакомился с их делами, из них 30-40% были пойманы за мошенничество. Многие работают на базаре: когда падает цена на товар, берут у кого-либо деньги в долг, потом не могут выплатить, та сторона пишет заявление, и их арестовывают», — рассказал Оторбаев в интервью IWPR.

«Это неправильно. Такие торговые отношения можно рассматривать  в гражданском порядке», — говорит Оторбаев.

Институт Обмудсмена создал рабочую группу по смягчению наказания женщинам, осужденным за мелкие преступления, из-за того, какое влияние на их жизни и на общество может оказать тюремное заключение.

Иногда распадаются целые семьи.

Анару (ненастоящее имя) приговорили к 8,5 годам за мошенничество после того, как она не смогла выплатить кредит банку, взятый на развитие бизнеса.

«В сентябре мне будет 60. Сердце болит, — говорит Анара. — Мой арест негативно сказался на моей семье. Мой муж ушел от меня, а сын, обидевшись на отца, уехал в Россию. А мне сидеть еще 2,5 года…».

[ngg_images source=»galleries» container_ids=»3″ display_type=»photocrati-nextgen_basic_thumbnails» override_thumbnail_settings=»0″ thumbnail_width=»240″ thumbnail_height=»160″ thumbnail_crop=»1″ images_per_page=»20″ number_of_columns=»0″ ajax_pagination=»1″ show_all_in_lightbox=»1″ use_imagebrowser_effect=»1″ show_slideshow_link=»1″ slideshow_link_text=»[Показать слайдшоу]» order_by=»sortorder» order_direction=»ASC» returns=»included» maximum_entity_count=»500″]

 

Последнее

Популярное