Статьи IWPR по ЦА Кыргызстан

Кыргызстан: Имамы – тяжелая артиллерия против экстремистов, которая пока не срабатывает

19.12.2016

Государство и духовенство пытаются устранить угрозу радикализма с помощью имамов мечетей.

www.iwpr.net

1-imamМесяц назад Алтынбек Шайдуллаев занял пост имама в мечети на окраине Бишкека. Мечеть, построенная семь лет назад, находится рядом с крупнейшим рынком «Дордой», на котором работают до 20 тысяч человек. У Шайдуллаева плотный график, так как помимо основной службы в мечети он каждый день обучает учеников Корану и основам ислама – на это уходит до восьми часов в день.

Как рассказал 40-летний имам в интервью IWPR, до прихода на пост имама он трудился в качестве заместителя имама в этой же мечети в течение четырех лет. Чтобы получить пост имама ему пришлось пройти через ряд проверок и сдать аттестационный экзамен в Духовном управлении мусульман Кыргызстана (ДУМК), также известном как муфтият. Экзамен в муфтияте оценивает глубину религиозных знаний кандидатов в имамы.

Аттестация имамов – новые меры по борьбе с радикализмом, который считается актуальной проблемой в Кыргызстане. По данным Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ), около 600 граждан уже выехали в Сирию и Ирак для участия в военных действиях.

По словам Шайдуллаева, экстремистские взгляды, с которыми он иногда сталкивается среди молодых прихожан, обычно возникают от невежества.

«Спросите у этих радикалов, когда они начали молиться, когда попали на этот путь? Ответят, максимум шесть месяцев или год назад. И этот парень сумел познать ислам за шесть месяцев? — вопрошает Шайдуллаев. – Это немыслимо».

«Слова “мы установим халифат, Исламское государство” — это пустые слова. Тот, кто говорит, что хочет улучшить страну, избавиться от коррупции [таким путем] – пусть сначала исправит себя. Пусть начнет с себя», — подытожил имам.

Борьба с экстремизмом

В Кыргызстане интерес к религии растет с момента развала Советского Союза.

Хотя почти 90% граждан считают себя мусульманами, религиозная практика до сих пор является относительно новым явлением для кыргызстанцев, многие из которых не могут отличить веру от экстремизма.

По словам экспертов, именно новшество религиозной практики подвергает граждан риску податься в радикализм.

Последние три года власти Кыргызстана вместе с мусульманским духовенством пытаются усилить антиэкстремистскую пропаганду.

По данным Государственной комиссии по делам религий, на данный момент запрещена деятельность 19 организаций, признанных экстремистскими и террористическими.

В прошлом году 132 человека были осуждены за экстремизм и терроризм, в 2014 – 116, в 2013 – 81 человек.

В настоящее время имамы только половины из около 2600 мечетей в стране прошли экзамен муфтията, а остальные ожидают своей очереди. Те, кто не сдал экзамен, не допускаются к работе, утверждают в муфтияте.

2-mechet-stamkul-ataМВД также использует сети информаторов, которые наблюдают за работой имамов и сообщают о проявлениях экстремизма.

«Мы стараемся контролировать основные мечети, огромные мечети, которые посещает несколько тысяч человек», — сказал Эмиль Жээнбеков, работающий в МВД и раньше возглавлявший отдел по борьбе с экстремизмом.

«Мы не можем говорить, что 100 процентов имамов против радикальных идей, — продолжает он. — Есть до сих пор отдельные [религиозные] лидеры, имамы, которые поддерживают те или иные экстремистские идеи. Даже были члены экстремистских организаций среди имамов».

В ноябре 2015 года имам был приговорен к лишению свободы на 10 лет за разжигание ненависти и хранение запрещенной литературы.

Обвинение утверждало, что Рашот Камалов, имам мечети в городе Кара-Суу на юге Кыргызстана вблизи границы с Узбекистаном, одобрительно высказывался о создании халифата в своих проповедях.

Некоторые другие имамы из Ошской, Джалал-Абадской и Баткенской областей также были признаны виновными в распространении экстремистских и радикальных идей.

Также имамы должны отправлять ежемесячные отчеты в казыяты – областные отделения ДУМК – а те в свою очередь в центральный муфтият с подробным описанием своей работы за уходящий месяц и указанием своих проповедей.

Равшан ажы Эратов, заместитель муфтия Кыргызстана, говорит, что по плану ДУМК имамы обращаются к теме борьбы с радикальными и экстремистскими идеями примерно «пять-шесть раз в год».

«Там не только постоянно про экстремизм говорится, это направление подается с разных ракурсов: в один раз объясняется про радикализм, экстремизм, терроризм, другие опасные идеи, — продолжает он. — В другой проповеди – про терпимость… истинные идеи ислама».

Пропаганда

В некоторых сообществах, особенно в сельской местности, отдельные имамы стали лидерами общественного мнения, что означает, что у них огромный потенциал для борьбы с радикализмом.

Но одной из проблем является то, что профессиональный уровень имамов вызывает много вопросов и критики среди экспертного сообщества.

3-vnutri-mechetiВдобавок, имамы также слабо представлены в интернете. А вот для вербовщиков-экстремистов интернет, напротив, является главным инструментом.

«Технологические способности наших имамов, конечно, отстают от возможностей экстремистских и террористических групп», — отметил в интервью IWPR Икбалжан Мирсайитов, аналитик в сфере противодействия религиозному экстремизму в Кыргызстане.

Он говорит, что местные религиозные лидеры предпочитают общение лицом к лицу, добавив, что «у имамов нет достаточных технических средств для противодействия идеологии насильственного экстремизма».

Однако некоторые религиозные деятели Кыргызстана очень популярны в социальных сетях.

У 41-летнего Чубака ажы Жалилова, бывшего муфтия Кыргызстана и популярного проповедника, 24 тысячи подписчиков в Фейсбуке.

Также он ведет религиозную рубрику «Вопросы и ответы» на одном из частных телеканалов Бишкека и является основным автором самого популярного в Кыргызстане мусульманского канала на «YouTube» «Насаат медиа», который насчитывает 57 тысяч подписчиков.

Жалилов оказался в центре скандала в июне этого года, когда он вступил в конфликт с депутатом Жанаром Акаевым по поводу законопроекта о продлении обеденного перерыва для молящихся мусульман.

Тогда бывший муфтий заявил, что не будет молиться или даже здороваться за руку с теми людьми, кто проголосовал против предлагаемого законопроекта, включая Акаева.

Законопроект не был принят парламентом, но напряжение выросло настолько, что пришлось вмешаться президенту, а Государственный комитет национальной безопасности Кыргызстана предупредил Жалилова о том, что он разжигает религиозную рознь.

(См. Принципы ислама и светскости вновь столкнулись в Кыргызстане ).

«Коммуникационные навыки… имеют очень большое влияние, — подчеркивает религиовед Индира Асланова. — Очень важно уметь интересно и убедительно преподносить свои мысли, владеть вниманием аудитории [в мечетях]».

В 2014 году Асланова входила в состав комиссии, проверявшей деятельность муфтията и рекомендовавшей меры по улучшению ее эффективности. Помимо всего прочего комиссия предложила развивать коммуникационные навыки членов духовенства.

«Мы дали свои рекомендации, муфтият их принял, но не осуществил», — говорит Асланова IWPR.

Также она скептически настроена по поводу нового аттестационного процесса.

«Муфтият более серьезно занялся аттестацией имамов. Насколько это будет эффективно, покажет время, потому что предыдущие аттестации ни к чему не приводили, они проходили формально», — говорит она.

По словам Аслановой, она не видит связи между правильным пониманием принципов ислама, по которым имамы проходят аттестацию, и их готовностью бороться с экстремизмом.

Мирсайитов также утверждает, что имамы должны получать достойную плату.

«Имамы прежде всего должны получать хорошую заработную плату, это главный стимул, чтобы они не искали другой источник дохода [помимо работы в мечети], чтобы прокормить семью», — говорит он.

В Кыргызстане нет установленной заработной платы для имамов. Священнослужители зависят от работы по совместительству и частных пожертвований на проведение свадеб и похорон.

«Денежная сторона жизни имамов возложена на самих имамов – кто-то занимается фермерским хозяйством, кто-то торгует. А сам имам [в Кыргызстане] – это, в первую очередь, общественная, волонтерская работа», — говорит заместитель муфтия Эратов.

Низкооплачиваемые имамы меньше заинтересованы в работе с сообществом, что делает их менее способными выявлять и останавливать потенциальный радикализм.

В 2014 году в Кыргызстане была учреждена ежемесячная стипендия от имени президентского фонда «Ыйман» для аттестованных имамов в размере 5 тысяч сомов (72 доллара США). Пока что эту стипендию получают около 1000 человек.

Но Шайдуллаев все же полагает, что понимание истинной природы ислама является наилучшей защитой от радикализма.

«Главное – знания и образование. Если у тебя нет знаний, ты никто, — говорит он. — Я сразу начинаю любой разговор со своими учениками с этого».

Тимур Токтоналиев – журналист IWPR в  Бишкеке.

Данная статья произведена в рамках двух проектов IWPR: «Формирование практики журналистских расследований для продвижения демократических реформ», осуществляемого при финансовой помощи Европейского Союза, и«Усиление потенциала и налаживание мостов между народами Центральной Азии» при поддержке Министерства иностранных дел Норвегии.

Последнее

Популярное