Статьи IWPR по ЦА Кыргызстан

Кыргызское общество устало от политики

19.05.2016

Самая прогрессивная демократия в регионе не впечатляет обычных людей. Кыргызские эксперты сообщают о том, что кыргызстанское общество все больше разочаровывается в политике после отставки премьер-министра страны.

www.iwpr.net

Автор:  IWPR Central Asia

Последний занимал свой пост всего 11 месяцев. Это средний срок нахождения в должности всех премьер-министров Кыргызстана с момента обретения независимости.

Революции 2005 и 2010 годов и важные изменения конституции в 2010 году, сделали Кыргызстан самой прогрессивной демократией в Центральной Азии.

Однако, по словам аналитиков, народ считает, что ему еще предстоит почувствовать последствия данного процесса.

«У каждого из премьер-министров даже нет возможности освоиться на месте, как появляется новый», — говорит в интервью IWPR Айнура Арзыматова, историк Кыргызского национального университета (КНУ).

Нынешний премьер-министр Сооронбай Жээнбеков, бывший губернатор Ошской области, стал 27-м в данной должности за последние 25 лет.

Он вступил в должность 13 апреля, через два дня после того, как его предшественник Темир Сариев ушел в отставку в связи с обвинениями в коррупции, связанной с тендерами по автодороге в Иссыккульской области Кыргызстана.

«Недавно Кыргызстан вступил в Евразийский экономический союз, предстоит решить множество проблем, — продолжает Арзыматова. — Это входит в прямые обязанности премьер-министра. Первоочередной задачей является лоббирование экономических интересов страны. Но этого, кажется, не происходит».

«Мы часто видим, как премьер-министр открывает новые школы и сообщает о зимнем отопительном сезоне. Это означает, что работу премьер-министра не оценивают по ее стратегической возможности, а оценивают по тому, пережили ли мы зиму или нет. Мы [электорат] предъявляем минимальные требования», — заключила она.

ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС

Два президента – Аскар Акаев и Курманбек Бакиев – были свергнуты в результате массовых протестов в 2005 и 2010 годах, соответственно.  Это разительно отличается от других государств Центральной Азии, в которых один лидер остается у власти десятками лет.

Конституционные изменения 2010 года предоставили парламенту больше полномочий, после чего прошли выборы, которые, в целом, были признаны международными наблюдателями как свободные и честные.

См. Кыргызстанская Конституция – самая прогрессивная в Центральной Азии и У Кыргызстана будет коалиционное правительство).

Согласно последней версии конституции от 2010 года кандидатуру премьер-министра выдвигает правящая коалиция. Затем премьер предлагает на утверждение парламента свою программу, а также состав кабмина.

Бишкекский политолог Игорь Шестаков отметил разницу с тем периодом, когда Кыргызстан был «просто президентской республикой».

«При акаевском и бакиевском режимах, премьер-министр должен был полностью удовлетворять глав правящих кланов», — объяснил Шестаков.

Однако проблема осталась, поскольку партии предпочли скорее совершить политический маневр и назначать наиболее лояльных кандидатов.

Так было и с Сариевым, независимым кандидатом, по словам Шестакова, который был компромиссным вариантом с небольшой поддержкой в парламенте.

«Он должен был понять, что не сможет влиять на политику, если не будет входить в [коалиционную] партию», — заключил аналитик.

По-видимому, общество не впечатлили подобные политические маневры.

Международный республиканский институт (МРИ), американская организация, продвигающая демократию, и международное исследовательско-консалтинговое агентство «SIAR» собрали данные об отношении общественности к политике в Кыргызстане.

Исследование, проведенное в июле 2015 года, выявило, что 64% респондентов сказали, что мало интересуются политикой, по сравнению с 53% в сентябре 2011 года.

Также исследование показало, что несмотря на почти двукратное увеличение числа людей, считавших, что их экономическое положение улучшилось – с 21% в 2005 до 39% в 2015 – их мнение о демократии в стране существенно не изменилось.

В 2005 году, когда произошла первая революция, 52% респондентов были удовлетворены или в некоторой степени удовлетворены развитием демократии в Кыргызстане. В 2015 году таких людей оказалось 48%.

Консультант по Евразии МРИ Раса Алисаускине провела лекцию в марте в Бишкеке, на которой она описала национальное чувство политической апатии.

«По данным исследований, кыргызстанцы связывают свое материальное положение и социальное благополучие с определенной политической партией или правительством меньше, чем остальные граждане из других стран Содружества независимых государств. [Кыргызстанцы] более предприимчивы, независимы, и здесь больше частных предпринимателей», — говорит Алисаускине.

КОГДА ОППОЗИЦИЯ ПРИХОДИТ К ВЛАСТИ

Публичный протест, в том числе массовые митинги и перекрытие основных трасс, раньше был основной чертой политической жизни Кыргызстана, но сейчас этот тренд идет на спад.

В 2013 году, по данным омбудсмена Кыргызстана, в стране произошло 519 политических митингов и 629 митингов, связанных с социально-экономическими проблемами.

Среди них были протесты, когда перекрывалась дорога, ведущая на золотодобывающее предприятие «Кумтор», и когда протестующие перекрывали трассу, соединяющую два крупнейших города страны, Бишкек и Ош.

Однако в следующем году этот показатель существенно упал до 230 политических протестов и 236 протестов, связанных с социально-экономическими проблемами.

В нескольких протестах, организованных в марте в Джалалабадской и Таласской областях оппозиционными политиками, среди которых бывший генпрокурор Азимбек Бекназаров и лидер «Ата-Журт» Камчыбек Ташиев, приняли участие несколько сотен человек.

Протесты проводились, чтобы привлечь внимание к проблемам, в том числе коррупции и экономическому застою.

Все же, это разительным образом отличается от массовой политической активности середины 2000-х годов.

Тогда кыргызская оппозиция смогла мобилизовать тысячи людей со всей страны на десятидневный митинг на центральной площади Бишкека.

Подобные массовые мобилизации помогли привести к свержению Бакиева в 2010 году, и многие из бывших оппозиционных инициаторов, стоявших за этими митингами, сейчас находятся во власти, в том числе и нынешний президент Алмазбек Атамбаев.

Его Социал-демократическая партия укрепила свои позиции за последние пять лет. В выборах 2010 года она стала второй, набрав 14% голосов и 26 мест в парламенте, присоединившись к коалиционному правительству.

В самых последних выборах в октябре прошлого года она увеличила свой показатель до 27% голосов и 38 мест в парламенте и сформировала правительство.

В 2010 году молодая партия «Ата-Журт» выступала в качестве оппозиционной силы и выиграла выборы. «Ата-Журт» продемонстрировала более скромные показатели на выборах 2015 года, и партия вернулась в оппозицию.

По словам Шестакова, партия потеряла уважение народа из-за сделок, которые «Ата-Журт» заключал в правительстве с непримиримыми политическими соперниками.

«Кыргызская оппозиция – это люди, потерявшие свои привилегии во власти. Сегодня он – чиновник, а на следующий день – он потерял всю свою власть и бежит перекрывать дороги бревном», — говорит он.

ОТСУТСТВИЕ НОВЫХ ЛИЦ

Обычные люди пытаются сейчас разобраться, что они получили от политической борьбы, сказала в интервью IWPR аналитик Аида Алымбаева.

«Граждане живут в своей среде, где они не чувствуют роль, поддержку со стороны государства», — говорит Алымбаева.

«Предыдущий опыт показывает гражданам, что даже если придут другие люди, они все равно будут коррупционерами, они опять будут неэффективно работать», — продолжает Алымбаева.

«Граждане обеспокоены отсутствием новых лиц в политической элите», — добавил политолог Марат Казакпаев.

Такое чувство бездействия присуще и оппозиции, и высшему руководству, объяснила историк Арзыматова.

«Около 50 человек вращаются на политической арене многие десятилетия. За это время граждане морально и эмоционально устали от всего этого, — продолжает она. — И этих политиков нельзя назвать “элитой”, так как этот термин предполагает какое-то достоинство… большинство из этих политиков рано или поздно оказываются вовлеченными в скандалы или коррупцию», — подытожила она.

По словам Шестакова, политическая арена Кыргызстана нуждается в обновлении.

«Новая волна тридцатилетних бизнесменов доказала, что они могут создавать предприятия, у них есть деньги и они могут создавать конкурентоспособную продукцию. В результате миграции многим из них пришлось раскрывать свой потенциал за границей, где они, в конце концов, создали успешный бизнес», — сказал Шестаков.

«Однако некоторые из них хотят работать на родине, и государство очень нуждается в этом поколении предпринимателей», — добавил он.

Если бы некоторые из них вступили в политические партии и баллотировались в парламент, особенно в областях, законодательный ландшафт мог бы преобразиться, продолжил он.

Время революций прошло, заключила Алымбаева.

«Революции – не самое лучшее средство…потому что сейчас другая [экономическая] ситуация в мире, — говорит она. – Сейчас более хрупкая ситуация, и последствия могут быть более плачевными, чем это было в 2010 году».

Данная статья написана в рамках двух проектов IWPR, «Формирование практики журналистских расследований для продвижения демократических реформ: налаживание взаимодействия между представителями правозащитных организаций, государственных институтов и СМИ», финансируемого Европейским Союзом и «Усиление потенциала и налаживание мостов между народами Центральной Азии»,осуществляемого при финансовой помощи Министерства иностранных дел Норвегии. 

Последнее

Популярное