Аналитические материалы / Таджикистан

Константин Бондаренко: Большие проблемы малого бизнеса

11.01.2016

Завершившийся 2015 год запомнится таджикским предпринимателям, как год больших проблем, вынудивших тысячи из них покинуть бизнес. Между тем, даже в условиях кризиса, в стране имеется значительный потенциал, который позволил бы сделать бизнес-климат для малого предпринимательства намного привлекательнее, пишет в своей статье специально для CABAR.asia экономист Константин Бондаренко (Душанбе, Таджикистан).
   
 
Konstantin Bondarenko2Таджикские информационные агентства, со ссылкой на данные Налогового комитета при правительстве РТ, сообщают о более чем 22 тысячах индивидуальных предпринимателей, прекративших свою деятельность в Таджикистане за десять месяцев текущего года[i].

Налоговые органы считают это нормальным явлением для существующей в Таджикистане системы упрощенной регистрации субъектов предпринимательства. Однако предприниматели в качестве основных причин закрытия дела называют, как правило, два момента – «кризис» и «слишком сильно давят».

Экономический кризис: Выживет сильнейший?

Говорить о заурядности ситуации, когда кто-то закрывает свой бизнес, а кто-то открывает, можно было бы, если бы не очевидный факт – экономика Таджикистана находится в фазе серьезнейшего спада. Таджикистан, в свое время, «подсел» на использование благоприятной внешней конъюнктуры, и основным фактором роста экономики были обильные потоки денежных переводов от трудовых мигрантов, повышавшие доходы домохозяйств и потребительский спрос.  

Малый бизнес, в этом смысле, стал заложником общей системной проблемы. Абсолютное большинство индивидуальных предпринимателей сосредоточились в секторе торговли и услуг, где меньше рисков и не требуется значительных финансовых ресурсов и знаний.

С одной стороны, это абсолютно нормально. Видишь, что в твоем поселке нет нормальной точки по продаже одежды – открыл магазин, купил вещи на оптовом рынке в городе, накинул свой интерес и все — считай доходы. Налоги, аренда и проверки, конечно, неприятная часть процесса. Но, пока есть спрос, закладывай все издержки в цену, ведь и с проверяющими можно «договориться».

Даже достаточно кривая таджикская система регулирования и налогообложения индивидуальных предпринимателей могла работать, пока их продукция хорошо продавалась. Но события во внешнем мире изменили ситуацию в корне. Проблемы в российской экономике напрямую отразились на перспективах бизнеса в Таджикистане.

Так, по данным Центрального банка Российской Федерации (на сайте НБТ такой информации, к сожалению, нет) объемы денежных переводов из России в Таджикистан за девять месяцев 2015 года упали почти в три раза по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года[ii].

Спад начался еще в 2014 году, но тогда за три квартала переводы составили больше 3 млрд. долларов, сейчас это чуть больше 1 млрд. долларов. При этом средняя сумма одного перевода, достигавшая в 2012 году 255 долларов, упала до 150 долларов в 2015.

Таким образом, главный источник спроса на товары и услуги, поставляемые малым бизнесом в Таджикистане, сильно «похудел». А значительная девальвация сомони и подскочивший курс доллара, резко сказались на цене импорта. В результате, кроме товаров первой необходимости, на все остальные  — спрос упал в разы. Таджикские рынки постепенно опустели.

Падение спроса, проблемы с возвратом кредитов, а последнее время еще и значительно усилившееся давление фискальных и других органов, для малого бизнеса не просто «временные трудности». Это критическая черта, когда грубоватая пословица «пока толстый сохнет, худой сдохнет» как нельзя лучше отражает положение.

Неэффективное регулирование 

Кроме сугубо экономических причин резкого ухудшения ситуации, важную роль играет фактор регулирования и налогообложения.  Серьезным ударом по малому бизнесу стало принятие в 2012 году новых Правил налогообложения индивидуальных предпринимателей, функционирующих на основе патента или свидетельства (постановление Правительства РТ №451).

В результате принятия новых правил, значительная часть видов деятельности, ранее разрешенных по патенту, были исключены из списка, а для оставшихся видов деятельности заметно повышены ставки налогообложения. Одновременно, повысился уровень налогообложения и для предпринимателей,  функционирующих на основе свидетельства.

В 2013 году начался массовый переход индивидуальных предпринимателей, ранее работавших по патенту, на регистрацию по свидетельству. Но уже тогда так поступили не все, а значительное число «патентщиков» предпочли прекратить свою деятельность или уйти «в тень».

В том же году, очевидно поняв свою ошибку, правительство немного смягчает новые правила, но в новой их редакции, количество видов деятельности по патенту ограничено всего 49 пунктами.

Из списка патентов были исключены абсолютно все виды малого (фактически домашнего) производства и очень большое число услуг. Ранее, в прежних правилах, существовало хорошее определение «непромышленное производство». Все мелкие ремесленники (очень распространенный и даже важный для национальной культуры вид деятельности) могли работать на основе патента. Теперь это невозможно. Другой пример из новых правил – продавать хлеб можно по патенту, а вот печь для продажи нельзя. Для этого нужно свидетельство (хорошо, что не акционерное общество создавать). Конечно, печь хлеб дома можно, но попробуй  докажи, что это на продажу. Или если швея принимает заказы на дому, она, как правило, не заботится о получении патента. Но вот если она решит арендовать небольшое помещение, ее заставят сразу взять свидетельство и вести учет доходов. Только зачем столько ограничений, если их, либо можно обойти, либо они, мягко говоря, неразумны? Налоговые органы обосновывают необходимость сокращения числа видов деятельности по патенту тем, что патентная форма была практикой переходного времени в период экономической и социальной нестабильности в Таджикистане и сейчас необходимо отказываться от нее.  Распространенный аргумент также – якобы сильный соблазн использовать патентный режим, даже если бизнес предпринимателя не удовлетворяет его условиям.

Действительно, некоторые критерии патентной системы сложно проверяемые. Как, например, проверить соответствие требованиям к максимальному годовому доходу в размере 100 тысяч сомони, если «патентщики» не обязаны вести учет доходов? Фактически единственным обязательным для них документом являются сам патент и квитанции об уплате налогов.

Тем не менее, есть очень четкий критерий, который применяется к такой категории предпринимателей – невозможность использования наемного труда. Т.е. «патентщики» не имеют права нанимать работников, а должны работать исключительно индивидуально. Если есть такой критерий, то почему нельзя расширить список видов деятельности? В других странах, как например, в соседнем Кыргызстане или в Украине, в списке патентов сотни видов деятельности. Причем, они удобно сгруппированы, а критерии отнесения к тому или иному виду деятельности очень четкие. В таджикском варианте к одной категории патента может быть отнесен такой разнообразный набор услуг как «ремонт и чистка обуви вне стационарного   помещения, посредничество  на      рынке,   окантовка ковровых изделий,    услуги по взвешиванию, заточке ножей  и  инструментов, уличный телефон, изготовление ключей» (38-я категория). При этом такую услугу, как «посредничество на рынке», вообще можно трактовать достаточно произвольно. Ставки по патентам также очень спорны. Если по многим видам деятельности они весьма умеренные, то, например, за возможность пения на торжествах надо платить 601 сомони в месяц. Это достаточно внушительная сумма, особенно если учесть, что такая деятельность имеет высокую сезонность – часть года придется платить налоги, не получая доходов.

Практически аналогичный пример – предоставление в аренду свадебной одежды (еще и с ограничением – «за исключением городов Душанбе, Худжанд, Курган-тюбе и Куляб») – сумма налога 490 сомони. Для небольших населенных пунктов (в крупных, очевидно, можно работать только по свидетельству), да еще не в сезон – это означает работать на налоги.

Почему-то ставка налога за реализацию «насвая» (жевательный табак) составляет 267 сомони, и она выше, чем ставка для продавцов автозапчастей (222 сомони). Другой интересный пример из группы торговли – ставка в размере 267 сомони для категории «продажа цветов». Чем это обосновано? В Таджикистане, что, каждый день  8 Марта или день учителя?

Но даже с высокими ставками налогов по некоторым категориям, патентная система имеет одно важнейшее преимущество – ставки эти фиксированные. Это дает определенность и большое удобство для индивидуальных предпринимателей. Можно легко подсчитать свою прибыль и не тратить время на ведение сложного бухгалтерского учета.

В свою очередь, подход, направленный на сокращение возможностей для работы предпринимателей по патенту, абсолютно не учитывает реального уровня финансовой и правовой грамотности населения в Таджикистане.

В секторе микро-бизнеса заняты в основном люди, не имеющие достаточного общего образования. Для абсолютного большинства таких людей ведение полного учета и отчетности (что требуется в случае со свидетельством), является большим затруднением, и они, скорее, предпочтут работать нелегально или уехать в трудовую миграцию.

Не важно, что имели в виду разработчики такой системы. Важно, что она не работает в действительности. Большинство индивидуальных предпринимателей, работающих по свидетельству, не ведут полноценного учета доходов (не говоря уже о расходах), не оформляют официальные трудовые отношения с работниками (или оформляют не со всеми, а для «видимости»), а налоги платят не с реального оборота, а на основе «консенсуса» с налоговым инспектором.

Налогообложение индивидуальных предпринимателей (особенно в регионах) стало носить чаще полу-произвольный характер. Причем сейчас, когда есть проблемы с выполнением плана по сбору налогов, с них требуют завышать декларируемые доходы и платить налоги «авансом» за несколько месяцев вперед. Получается, что предприниматели работают в ситуации неопределенности – сколько платить налогов, каких ожидать очередных «добровольно-принудительных» поборов и т.д.

Де-факто система индивидуальных предпринимателей, работающих по свидетельству, приобрела искаженные черты, став похожей на патентную систему. Социальный налог для предпринимателей, работающих по свидетельству, в основном фиксированный, а налог с оборота заменяется «договорным» налогом. Проблема теперь только в том, что договориться стало сложнее. Несмотря на то, что индивидуальные предприниматели, все вместе взятые, не приносят и 3% от бюджетных доходов, давят на них ничуть не меньше, чем на крупных «акул».

Так в чем «стратегический» замысел принуждать предпринимателей переходить на более крупные организационные формы? Как показывает опыт, налогооблагаемая база от этого не расширяется, т.к. многие скрывают реальные обороты, или вовсе прекращают деятельность. 

Не лучше ли создать более адекватные правила, по которым индивидуально работающий предприниматель сможет получить патент почти на любой вид деятельности? А в случае, если он намерен нанимать работников или заниматься импортом-экспортом товаров потребления (еще один существующий критерий для свидетельства), только тогда и будет обязательна регистрация по свидетельству.

И, наконец, какие существуют реальные преимущества, статуса индивидуального предпринимателя по свидетельству от юридического лица, работающего по упрощенной системе налогообложения? Ответ – фактически никаких. Все обязательства для обеих категорий практически одинаковые. Учет доходов вести надо, отчетность сдавать надо, контрольно-кассовые машины при расчетах использовать тоже надо. Разве что в случае для индивидуальных предпринимателей можно не нанимать бухгалтера, ведя отчетность самостоятельно.

Напротив, именно статус юридического лица дает ряд преимуществ, таких как открытие обособленных подразделений, осуществление подакцизной деятельности и большие возможности для внешнеэкономических операций. Фактически режим индивидуальных предпринимателей по свидетельству можно охарактеризовать как «не рыба, не мясо». Он лишен преимуществ, как патентной системы, так и выгод статуса юридического лица.

Кроме упомянутых проблем, сам текст Правил, содержит ошибки, разночтения и двузначности.  Как, например, понимать фразу «ставка социального налога с учетом зональных коэффициентов индивидуального предпринимателя независимо от полученного дохода не может быть ниже максимальной ставки социального налога с учетом зональных коэффициентов, установленного для индивидуальных предпринимателей, функционирующих на основе свидетельства»?

Документ, регулирующий деятельность лиц, которые в большинстве не имеют специального экономического или юридического образования, вообще не должен содержать длинных и запутанных фраз, и тем более сформулированных неправильно.

В результате страдают многие стороны. Предприниматели вынуждены прекращать деятельность, иначе рискуют потерять не только свои инвестиции в бизнес. Ведь кризис в экономике и давление госструктур могут привести и к тому, что придется, например, продать свой дом. Для потребителей могут ухудшиться условия приобретения товаров и услуг, как в части удобства, так и дополнительного роста цен – не будет уже той конкуренции. Государство в этом случае уже не получит никаких налогов, а получит социальные проблемы – тысячи людей и их семьи остаются без источника дохода.

Выиграет разве коррумпированная часть чиновников – они «доят» бизнес пока он жив и могут еще неплохо заработать на его ликвидации, довольно непростой процедуре даже для индивидуальных предпринимателей.

Нужны справедливые правила

Сделать систему регулирования и налогообложения индивидуальных предпринимателей понятной, простой и более того – привлекательной, на самом деле не составляет значительного труда и несет риска.

Как уже отмечалось, бюджетные поступления практически не зависят от уплаты налогов индивидуальными предпринимателями, функционирующими, что на основе патента, что свидетельства. Ни о какой фискальной важности не может идти речь. Пусть даже тысячи перейдут на патенты, те, кому необходимы большие масштабы деятельности или полноценные импортно-экспортные операции, все равно будут работать в других организационных формах.

С другой стороны, хотя их фискальная важность незначительна, количество налогоплательщиков данного сектора очень велико – это несколько десятков тысяч человек, а при стимулирующем подходе – сотни тысяч, которые в свою очередь обеспечивают несколько членов своих семей. Т.е. это очень социально-значимый сегмент экономики.

Поэтому основная цель экономической политики в малом бизнесе, и, тем более в период кризиса – это обеспечить занятость, а не бюджетные поступления. Это самый простой способ легализовать огромное число самозанятых людей, дать им возможность обеспечить себя средствами к существованию, а также положительно повлиять на сокращение трудовой миграции граждан Таджикистана. 

Действенной мерой по развитию малого бизнеса в Таджикистан может стать принятие новых правил налогообложения индивидуальных предпринимателей. Причем реализация такой политики не требует значительных затрат времени и ресурсов. Фактические новые правила могут быть разработаны за один, максимум два месяца.

Необходимо значительно расширить перечень видов деятельности, которые могут осуществляться на основе патента. В список должны быть включены как минимум около 200 видов деятельности, которые осуществляются преимущественно индивидуально, без найма дополнительных работников и для которых маловероятно использование патентной системы для сокрытия крупных оборотов.

Это в первую очередь, необоснованно исключенные ранее из списка, различные виды непромышленного производства, ремонтных услуг, индивидуальный (без создания мастерских) пошив одежды, работа индивидуальных плотников и т.д. Также необходимо внести в перечень такие услуги как – услуги переводчиков, парикмахерские услуги и др. Многие виды деятельности фактически даже не являются предпринимательством, а характеризуются как «ремесло», поэтому применение к ним системы налогообложения по свидетельству является очевидной ошибкой.

Необходимо также пересмотреть систему налогообложения индивидуальных предпринимателей, работающих по свидетельству. Сделать ее более привлекательной, чем режим для юридических лиц, работающих по упрощенной системе, достаточно сложно. Поэтому следует поступить более радикально и ликвидировать вообще такую организационно-правовую форму, как индивидуальное предпринимательство на основе свидетельства, переведя всех, кто работает индивидуально на патенты, а всех, кто, по сути, работает в формате предприятия на общество с ограниченной ответственностью.

Текст новых правил должен быть изложен предельно ясно и грамотно. Желательно предусмотреть их публикацию на разных языках (в первую на узбекском и русском), обеспечив отсутствие противоречий в языковых версиях. 

И наконец, необходимо отказаться от бесконечных проверок, «авансовых» платежей и прочих мер давления на субъекты предпринимательства. Использование административных ресурсов государственных органов на работу с мелкими нарушителями в любом случае предельно неэффективно. А для целей пополнения бюджета лучше провести аудит госпредприятий и поменьше раздавать льготы. 

К сожалению, ряд международных организаций, в первую очередь финансовые институты, скептически относится к таким вещам, как упрощенный режим налогообложения и, тем более, патентная система. Но при наличии политической воли руководства страны, это не должно стать серьезным препятствием. Ведь поддержка малого и среднего бизнеса, а также устойчивое увеличение их удельного веса в ВВП, определены в качестве приоритетных задач в Национальной стратегии развития Республики Таджикистан.

Сейчас момент истины наступил буквально, когда пора отказаться от идеи держать предпринимателей на «коротком поводке», обеспечив им понятные и справедливые правила игры.  Перейти, наконец, от стратегического планирования и благих намерений к реализации стимулирующей политики в отношении малого бизнеса.  

Константин Бондаренко, экономист

Мнение автора может не совпадать с позицией CABAR.asia


[i] Чоршанбиев, П. (2015, Декабрь 15). В Таджикистане свыше 22 тыс. предпринимателей закрыли свой бизнес(источник в Интернет:http://news.tj/ru/news/v-tadzhikistane-svyshe-22-tys-predprinimatelei-zakryli-svoi-biznes
[ii] Сайт Центрального банка Российской Федерации: http://www.cbr.ru/statistics/?PrtId=svs

Последнее

Популярное