Журналистские расследования Таджикистан

IWPR Kazakhstan: ВИЧ-инфицированным женщинам негде жить

17.03.2015

После того, как близкие родственники выгонят их из дома, подавленные от состояния своего здоровья и негативного отношения окружающих женщины в первую очередь вынуждены думать не о лечении, а о жилищных и других бытовых проблемах.

mukhayoАвтор расследования Мухайё Нозимова, г.Душанбе

Мухайё Нозимова начала работу в СМИ в 2003 году в республиканском телевидении Таджикистана, далее работала репортером в радио-проекте «Шёлковая путь» при финансировании ЮНЕСКО и с 2006 года начала сотрудничество в Центром журналистских расследований Таджикистана. Первое расследование о турецком генерале Анвар-паше было опубликовано в газете «Фараж» в 2007 году. За это время Нозимова приняла участие в более чем 50 семинарах, тренингах и конференциях по журналистике местного и международного уровня. Именно любовь к журналистскому расследованию подтолкнуло ее подать заявку на место национального координатора проектов SCOOP по Таджикистану, который с 2012 года занимается журналистскими расследованиями. За свою журналистскую деятельность Мухайе Нозимова награждена Дипломом Комитета по делам молодежи, туризма и спорта РТ и Отличником печати РТ.  

25-летняя Зебо из Курган-тюбе на юге Таджикистана заразилась вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) от своего мужа. Об этом она узнала после рождения троих детей. Несмотря на то, что оба родителя на момент зачатия являлись носителями болезни, все ее дети здоровы. Но три года назад скончался ее муж. И его родители попросили Зебо покинуть дом. Со всеми детьми.

«Семья мужа – состоятельные люди. У них кроме дома, в котором мы все жили, есть квартира в Курган-Тюбе. Я их сколько просила, чтобы они купили хотя бы однокомнатную квартиру ради своих внуков, но они отказались», — говорит отчаянная Зебо, согласившаяся рассказать свою историю на условиях анонимности.

«Я сама из малоимущей семьи, — добавила она. – Я подала на них в суд, но судья, рассмотрев наше дело, оставил мой иск ни с чем».

Эксперты отмечают, что подобные примеры среди женщин, заразившихся от своих мужей, — не редкость. Мало кто готов жить и поддерживать человека с подобной болезнью. Даже одной крови.

«Отец мужа работал врачом, но, когда узнал о болезни сына, даже он поддержал отделение посуды от общей», — вспоминает Зебо.


Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ):

«ВИЧ может передаваться через разные жидкости организма инфицированных людей, такими как кровь, грудное молоко, семенная жидкость и вагинальные выделения. Люди не могут заразиться при обычных повседневных контактах, таких как поцелуи, объятия и пожатие рук, или при совместном пользовании личными предметами и употреблении продуктов питания или воды».

«ЛУЧШЕ УМЕРЕТЬ, ЧЕМ ЖИТЬ В ПОЗОРЕ»

Хотя ВОЗ заявляет, что обычному человеку при общении с носителем ВИЧ невозможно заразиться, тем не менее большинство людей в Таджикистане – как посторонние, так и родственники – стараются избегать контактов с зараженными. Поэтому среди них так остро стоит проблема с жильем. Особенно среди женщин – как наиболее уязвимой группе людей.

«Мы должны поднять уровень самооценки этих женщин, чтобы они знали свои права и не допускали к себе подобного отношения.  Информировать мужей, что они могут жить со своими женами и при этом не заразиться, что их жены могут родить здоровых детей и жить счастливо. Т.е. с такими семьями должна вестись постоянная работа по информированию во всех направлениях этой проблемы, как в правовой, так и человеческой. Работа должна вестись и с членами семьи мужа (свекровь, свёкр и др.), т.к. они тоже играют немаловажную роль в отношениях своей снохи и сына», — отмечает специалист по лечению ВИЧ Умед Талбов.

Стремление населения избегать и избавляться от подобных ВИЧ-инфицированных эксперт объясняет искаженной информацией о СПИДе в 90-х годах, что повлияло на неправильное убеждение людей, будто эта болезнь имеется только у асоциальных граждан.

«В сознании людей так и осталось, что болеть ВИЧ – это стыд на всю жизнь, люди уверены, что лучше умереть, чем жить в позоре с таким вирусом», — объяснят эксперт Талбов.

Тем не менее специалист уверен, что по сравнению с 10 годами ранее, уровень стигматизации стал ниже, но призывает государство и гражданское сообщество усилить работу по разъяснению объективной информации о вирусе иммунодефицита.

По данным Республиканского центра про профилактике и борьбе со СПИДом, в Таджикистане зарегистрировано чуть больше 6,500 граждан с ВИЧ-инфекцией, почти две тысячи из которых составляют женщины.

Около 30 процентов женщин заразились половым путем, большинство из которых от своих мужей.

Перед свадьбой Зебо ни покойный муж, ни его родители не предупредили ее о неизлечимой болезни будущего супруга. Как и другую героиню Тахмину Хайдарову.

Тахмина вышла замуж за мужчину, который приезжал в Таджикистан раз в год, а в остальное время жил и работал в России, где у него была другая семья.

Дочка Тахмины родилась слабой и постоянно болела. В полтора года ей сделали переливание крови от Тахмины. Перед забором врачи ее не проверили. И муж ничего не сказал. Ее дочка Идигул умерла в 2010 году не дожив и до двух годиков.

В том же году она похоронила и больного мужа – через три месяца после смерти дочки.

Хуже, чем Тахмине, на этой земле, наверное, никому не могло быть. Но она нашла в себе силы жить дальше, и, по желанию мужа, взяла на воспитание его дочку из России, переехала из Гиссара на западе страны жить в столице – Душанбе. Начать жизнь с чистого листа.

По приезду в столицу ее новая страница в жизни быстро пополнилась различными проблемами, первая из которых состояла в отсутствии жилья.

Хотя Хайдарову заразил муж, но ее дочка умерла из-за халатности врачей, не проверившие ее кровь на наличие ВИЧ, – на этой основе она решила добиться выделения ей жилой площади мэрией города Душанбе.

Юристы подтверждают право героини: согласно статье 34 Жилищного кодекса РТ, лица, зараженные ВИЧ-инфекцией по вине государственных медицинских учреждений, имеют право на первоочередное предоставление жилых помещений.

После трех лет безрезультатных обращений государственным органам, Тахмина Хайдарова на заседании в мэрии поведала о своей проблеме градоначальнику Махмадсаиду Убайдуллоеву.

«Мэр нормально выслушал меня, принял во внимание мои слова и сказал, что у хукумата нет возможности давать кому-то квартиру, но есть некоторые варианты, которыми могут воспользоваться нуждающиеся», — вспоминает Хайдарова.

Хотя Тахмина не получит жилье бесплатно, но тем не менее при содействии мэрии у нее есть возможность приобрести квартиру у муниципального застройщика ОО «Манзили дастрас» по сравнительно низкой цене – в среднем в Душанбе стоимость однокомнатной квартиры 50 кв. метров составляет 35 тыс. долларов США, тогда как Тахмина Хайдарова покупает за 15 тыс. долларов с правом долгосрочного погашения в течение 3 лет.

Но история Тахмины Хайдаровой является исключением из правил, чем обычной практикой в Таджикистане.

«ОН ПОКЛЯЛСЯ, ЧТО НИКОМУ НЕ РАССКАЖЕТ»

Законодательство республики не предполагает улучшение жилищных условий просто носителям ВИЧ, а заразившиеся из-за халатности врачей, боясь стать изгоями в обществе, не готовы активно отстаивать свои права.

Согласно данным Центра по профилактике и борьбе со СПИДом РТ, за всю историю страны пока нет ни одного прецедента предоставления жилища лицам, заразившимся ВИЧ.

Проиграв иск в суде против родителей мужа о предоставлении жилья для ее детей, Зебо решилась обратиться к Президенту Таджикистана Эмомали Рахмону.

Администрация Президента направила письмо Зебо в местные органы власти, и через некоторое время участковый вызвал ее к себе.

«Я была в шоке, когда он сообщил, что знает о моей болезни, — сказала Зебо. – Я очень сильно испугалась, что теперь все об этом узнают, но он поклялся, что никому не расскажет».

Хотя участковый собирался отправить ее обращение в другой район, где, возможно, ей помогли бы с выделением земельного участка, Зебо наотрез отказалась от такой затеи.

«Я испугалась, что если это письмо перейдет в другой джамоат, то и там люди будут в курсе», — рассказывает одинокая мать троих детей.

«Я сказала участковому, что не хочу, чтоб об этом кто-то узнал и после этого перестала бороться», — объяснила Зебо.

Юристы понимают осторожность и опасения Зебо, и утверждают, что государственные органы, согласно национальным законам, обязаны хранить молчание о статусе ВИЧ обратившихся за помощью.

Адвокат Сергей Романов привел несколько пунктов статьи 12 закона «О противодействии вирусу иммунодефицита человека и синдрому приобретенного иммунодефицита», которые, кроме конфиденциального рассмотрения, гарантируют ряд прав на возмещение ущерба, выплаты компенсаций, участие в социальной жизни общества, как и все остальные граждане, сохранять в тайне свой статус, если это только не угрожает здоровью другого лица и на достойное отношение окружающих.

ОТЧАЯВШИЕСЯ И ОДИНОКИЕ ОБЪЕДИНЯЮТСЯ

Но пока реальность далека от законов и Тахмина Хайдарова ставит своей целью, чтобы эти нормы действительно защищали хрупких, оскорбленных и подавленных женщин.

Она – единственная женщина в Таджикистане, не скрывающая своей болезни, и она поддерживает таких же, как и она сама.

«Решиться на подобную откровенность в традиционном обществе, где существует негласное табу на эти темы, меня заставила безысходность. Я решилась не только раскрыть свой статус, но и помочь другим женщинам, таким же, как и я сама – отчаявшимся и одиноким», — рассказывает Хайдарова.

Через возглавляемый ею НПО «Сети женщин живущих с ВИЧ», Хайдарова со своей командой борется против негативного отношения населения к носителям болезни, оказывает психологическую и правовую помощь женщинам. Ее сеть сегодня объединяет 80 женщин со всех городов и районов Республики Таджикистан.

«Несмотря на то, что муж инфицировал жену, семья мужа не принимает ее, выгоняет или изолирует от других. А так как эти женщины не знают своих прав, они боятся разглашения своего статуса и никуда не обращаются», — с грустью констатирует Тахмина Хайдарова.

Но Тахмина надеется, что ее личный пример завоюет доверие как можно большего количества женщин, живущих с ВИЧ. И она окажет им поддержку и согреет любовью, вытащив их из враждебного окружения, которое предпочло остаться в плену искаженной информации.

———————————————————————————————————————————————————————————————————————————

Данный материал подготовлен  в рамках тренинга «Журналистские расследования проблем женщин, живущих с ВИЧ». Участниками тренинга стали 17 журналистов и правозащитников, представляющих различные регионы Казахстана и Таджикистана.

В результате тренинга были сформированы 6 команд, которые работали над случаями нарушения прав женщин и детей с ВИЧ в  Казахстане (в Шымкенте, Павлодаре и Темиртау), а также в Таджикистане (проживающих, преимущественно, в Душанбе или пригородных районах). Основными темами для журналистских расследований стали такие вопросы, как нарушение имущественных прав женщин и детей с ВИЧ, нарушение прав на доступ к медицинским услугам, нарушение прав ребенка на получение статуса инвалида по причине ВИЧ, случаи домашнего насилия над женщинами, живущими с ВИЧ.

Проект состоялся при поддержке Казахстанской сети женщин, живущих с ВИЧ, представительства Института репортажей войны и мира (IWPR) в Казахстане и многостранового отделения Структуры «ООН-женщины» в Центральной Азии. IWPR несет полную ответственность за содержание материала, которая ни в коей мере не может быть принята как точка зрениямногостранового отделения Структуры «ООН-женщины» в Центральной Азии.

Последнее

Популярное