Статьи IWPR по ЦА Казахстан

IWPR Kazakhstan: недостаточно ответственности за сексуальные домогательства

28.12.2015

Стигма и пробелы в законах приводят к тому, что многие женщины безмолвно страдают. Айгуль — финансовый аналитик из Алматы. Совсем недавно она потеряла работу после того, как отказала своему руководителю в его сексуальных притязаниях.

www.iwpr.net

На работе она стала замечать, что директор чаще стал просить ее задержаться после рабочего дня и делал ей различные недвусмысленные предложения. После того, как Айгуль отказала ему, она лишилась бонусов, а шеф стал постоянно критиковать ее работу и придираться к ней.

«Я решила молча терпеть, потому что я одна воспитываю ребенка, а после декрета трудно найти подходящую работу, — рассказала она IWPR. — На корпоративном вечере директор уже открыто пытался меня увезти на машине, но я оказала резкое сопротивление и ушла домой. Придя на работу в понедельник, меня ждало уведомление о том, что я не соответствую занимаемой должности».

«Одним из самых травмирующих аспектов всего эпизода было высмеивание со стороны коллег, — добавила Айгуль. — Мне пришлось пережить их насмешки и заявления о том, что я не прошла тест на стрессоусточивость, и  что матери – одиночке выбирать не приходиться, когда делают такие предложения».

В Казахстане стигма общества и пробелы в законодательстве практически оставляют беззащитной женщину, подвергшуюся сексуальным домогательствам.

Многие женщины рассматривают сексуальное домогательство как один из аспектов профессиональной жизни, считая, что они просто должны терпеть это, а попытки подать официальные жалобы редко получают сочувственный отклик со стороны должностных лиц.

Проведенный IWPR опрос на улицах Алматы – крупнейшем по численности населения городе Казахстана – показал, что каждая из опрошенных женщин подвергалась сексуальным домогательствам в тот или иной момент своей жизни.

Девушка из сельской местности рассказала о настойчивых и неоднократных предложениях оказывать сексуальные услуги в качестве платы за арендованную комнату. Некоторые водители автобусов брали на работу женщин кондукторов с условием оказания ими интимных услуг.

В Казахстане крайне редко осуществляется преследование за такие преступления, и потому в данное время активисты продвигают принятие конкретной законодательной нормы, предусматривающей наказание за сексуальные домогательства на рабочем месте.

Зинаида Ким, действующий юрист, подчеркивает, что в Казахстане нет уголовной ответственности за «сексуальное домогательство».

Статьи 120 и 121 Уголовного кодекса РК предусматривают ответственность за изнасилование и «намерение к действиям сексуального характера». Статья 123 предусматривает наказание за принуждение к сексуальной активности путем шантажа или угроз, а также использования чьей-то финансовой ситуации.

Ким отметила, что закон не уточняет, считается ли «намерение к действиям сексуального характера» гражданским или уголовным преступлением.

«Недавно Феминистская лига Казахстана инициировала дополнение к закону “О государственных гарантиях равных прав и равных возможностей мужчин и женщин», но пока этот процесс остается на этапе инициативы”, — говорит Ким.

Президент Феминистской лиги Евгения Козырева выражает надежду на то, что недавняя жалоба, поданная в Организацию Объединенных Наций жительницей села северного Казахстана, приведет к законодательным изменениям.

Анна Белоусова, гардеробщица из села Перцевка Костанайской области Казахстана, рассказала, что она была уволена с работы в местной школе в 2011 году после того, как отказала директору школы в его домогательствах. Как передали местные СМИ, после того как она отказалась от его сексуальных домогательств, директор предложил ей заплатить 10 000 тенге (70 долларов США) за то, чтоб сохранить работу. Стоит отметить, что ее зарплата составляла 15 000 тенге или 100 долларов в месяц.

После того, как Белоусова отказалась выплатить сумму, ее трудовой договор не был продлен. Местная полиция сказала Белоусовой, что могла бы принять меры только в том случае, если бы Белоусова была изнасилована, а прокуратура отказалась возбуждать уголовное дело, несмотря на то, что у Белоусовой имелись записи телефонных разговоров, в которых директор ей угрожал.

Обращение в районные и областные органы образования также ни к чему не привело. В то время как она искала поддержку у органов власти, завуч получил звание «Лучший учитель области», а в мае 2012 года районный суд обязал Белоусову публично извиниться перед ним и выплатить ему компенсацию.

После этого Белоусова подала жалобу в Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин (CEDAW). В отчете Комитета, опубликованном в сентябре, содержится критика процесса рассмотрения дела Белоусовой. Отчет также призывает казахское государство пересмотреть свои законы о сексуальных домогательствах и предоставить Белоусовой необходимую компенсацию.

Несмотря на то, что Казахстан ратифицировал конвенцию CEDAW в 1998 году, рекомендации Комитета не несут в себе никакой юридической силы. Тем не менее, Козырева считает, что они могут стимулировать Астану начать действовать.

«Комитет ООН рекомендует нашей стране принять всеобъемлющее законодательство, в частности, в области трудового права, для предотвращения сексуального насилия и сексуальных домогательств на рабочем месте в соответствии с международными стандартами», — сказала она в беседе с IWPR.

Несмотря на то, что равенство закреплено в законодательстве Казахстана, на практике женщины часто сталкиваются с дискриминацией на рабочем месте. (См. Равенство полов в Казахстане в теории, но не на практике).

Последние исследования Центра Изучения Общественного Мнения (ЦИОМ), проведенные в Казахстане, показывают, что  женщины, как правило, занимают более низкие по статусу должности, что увеличивает потенциальную возможность злоупотреблений со стороны начальников-мужчин.

«Огласка фактов сексуального домогательства на работе, так же как и фактов жестокости в семье или изнасилования может травмировать жертву еще больше, так как существует миф о том, что женщина — жертва насилия — обычно сама виновата. Несовершенство нашего правосудия в отношении фактов насилия над женщиной создает чувство безнаказанности у мужчин, поэтому, применяя насилие, мужчины не считают, что совершают преступление», — пишет в своем отчете Гульжан Алимбекова, директор ЦИОМ.
Адвокат Марат Оскаров согласен, что нынешние законы не обеспечивают достаточной защиты.

«Когда законодательство не может помочь, как мы можем поддержать кого-то?, — спрашивает он. — Женщины очень редко обращаются ко мне за помощью в решении таких проблем».

Он вспомнил, как однажды соседка просила его помочь после того, как она подвергалась сексуальным домогательствам.

«Я обратился к местному полицейскому, и он мне прямо ответил: если была предпринята попытка изнасилования, то он может принять меры; но если мужчина просто “обратил внимание” на кого-то, то это женщина должна просто отказать ему. Если человек пытался изнасиловать ее или вел себя как хулиган, полиция зафиксирует его в специальном реестре, [но] офицер порекомендовал мне не тратить бумагу и время на подачу заявления, так как не было ни одного случая рассмотрения и представления ответа по таким заявлениям», — сказал Оскаров.

Татьяна Эм, журналист в Алматы.

Последнее

Популярное