События бюро / Кыргызстан

IWPR Central Asia: Конференция «Религиозная радикализация в Центральной Азии: мифы и реальность»

16.12.2015

7-8 декабря 2015 г. Представительства IWPR в Центральной Азии провели региональную конференцию «Религиозная радикализация в Центральной Азии: мифы и реальность». Предлагаем вниманию читателей ознакомиться с основными моментами докладов спикеров конференции. 

Данная конференция стала плодотворной дискуссионной площадкой для 125 представителей соответствующих государственных органов, международных организаций, ведущих экспертов и представителей средств массовой информации из Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана для обсуждения наиболее актуальных вопросов религиозного радикализма в регионе и для выработки рекомендаций направленных на противодействие данному процессу.

conf1 2
В рамках конференции обсуждались следующие темы:

•          «Радикализация» Ислама в ЦА: мифы и реальность.

•          Светскость и радикализм в Центральной Азии.

•          Центральная Азия как источник человеческих ресурсов в экстремистские и террористические организации.

•          Сотрудничество в области безопасности в ЦА: роль региональных, международных организаций и гражданского общества.

•          Влияние СМИ на формирование общественного мнения по религиозной ситуации в ЦА.

ОТКРЫТИЕ

conf2Абахон Султоназаров, региональный директор IWPR по Центральной Азии в своей приветственной речи рассказал о целях и задачах конференции: «Мы не случайно решили сконцентрироваться на этом.  Анализ проблемы «радикализации» в Центральной Азии, был приоритетом нашей организации в течение последних двух лет.  Через организацию подобных площадок, образовательных мероприятий для молодежи, работы с журналистами, IWPR в Центральной Азии пытается внести свой вклад в противодействие религиозному экстремизму.

Теперь, опираясь на собранные материалы, рекомендации и предложения, мы готовы сделать выводы, проанализировать — насколько в странах ЦА данная проблема идентична и одновременно отличается, понять, как улучшить ситуацию в этой сфере.  Открытая дискуссия, тем более, с участием большого количества экспертов практически из всех стран региона, как мне видится — это оптимальный формат для работы над такой важной темой».
conf3
Затем участников конференции поприветствовал Орозбек Молдалиев, директор Государственной комиссии по делам 
религий КР и рассказал о мерах, предпринимаемых Кыргызской Республикой, направленных на профилактику радикализации в стране.

«Кыргызстан намерен противостоять радикальным идеям посредством просвещения молодежи и повышения квалификации религиозных деятелей. Наши соседи всё запрещают и советуют нам то же самое, но идеология не исчезнет после запретов. Идеология находится в умах этих людей и нужно объяснять, что это неправильная идеология, Ислам на самом деле бывает вот таким. Нужно набраться терпения и осуществлять действия правильными методами. У нас есть замечательные просветители. Их мало, но они есть, и их надо привлекать, их нужно поддерживать», — сказал директор Госкомиссии по делам религий КР Орозбек Молдалиев.

Молдалиев добавил, что обязательным условием стратегии просвещения и повышения квалификации религиозных деятелей, студентов, является также и предоставление светского образования.

СЕССИЯ 1. «РАДИКАЛИЗАЦИЯ» ИСЛАМА В ЦА: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ.  СВЕТСКОСТЬ И РАДИКАЛИЗМ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

В ходе конференции во время первой сессии эксперты постарались ответить на вопрос: имеет ли место радикализация в Центральной Азии, так как в тренде последних событий слово или термин «радикализация» автоматически ассоциативно связывают с религией, в большинстве случаев с исламом.

Кроме того, в ходе данного обсуждения была затронута немаловажная тема, как проявление так называемого светского «радикализма» в центральноазиатских странах. Государственная власть в Центральной Азии столкнулась с необходимостью принятия мер по недопущению экстремистского влияния, в том числе посредством ужесточения законодательства в религиозной сфере таким образом провоцируя людей на радикализацию.

Первым докладчиком в данной сессии выступила Юлия Денисенко, директор «Ассоциации центров исследования религий» (Казахстан). В своем выступлении она рассказала о государственной политике по противодействию религиозному экстремизму и терроризму в Республике Казахстан: «В 2013 году по поручению Главы государства разработана и принята Государственная программа по противодействию религиозному экстремизму и терроризму. Документ предусматривает комплекс организационных, информационных, специальных и других мер, направленных на решение вопроса экстремизма. Важным элементом обеспечения межконфессионального согласия и утверждения в обществе светскости является информационно-разъяснительная работа с населением.

conf4До 2013 года в информационной работе в религиозной сфере ощущалось отсутствие системности. Работа с населением велась ситуативно. В настоящее время общая информационная работа в религиозной сфере обрела контуры единой системы, ведется координация, планирование, обеспечение финансами и методикой. На плановой основе проводятся обучающие семинары для сотрудников управлений по делам религий, специалистов коммунальных госучреждений при УДР и членов региональных ИРГ.

Именно благодаря сочетанию принятых государственными органами силовых, специальных профилактических и общих информационно-разъяснительных мер можно сказать, что ситуация в целом улучшилась».

Юлия Денисенко отметила, что с 2011 года на развитие государственной политики в религиозной сфере влияют внешние факторы, глобальные тренды в развитии ситуации в мире: «В 2014 году на развитие религиозной ситуации в стране, на наш взгляд, существенно повлияла ситуация, связанная с образованием, а точнее активизацией так называемого «Исламского государства Ирака и Леванта» — ИГИЛ – он стал самым опасным конфликтогенным и разделительным фактором. Сегодня перед государством стоит важнейшая задача — не допустить дальнейшее распространение радикальных идей, прикрытых религиозными лозунгами. Решение этой задачи, безусловно, будет строиться на системном сочетании всех имеющихся ресурсов и возможностей».

«Основываясь на своем профессиональном опыте, могу твердо сказать, что главное оружие в противодействии насильственному экстремизму – это социальные проекты», —  считает Юлия Денисенко — «Необходимо консолидировать усилия государства и гражданского сектора, тем более что нам есть, чем поделиться друг с другом. Ассоциация центров исследования религий, которую я имею честь возглавлять, сегодня насчитывает 21 НПО, в каждом из которых ведется борьба за «души» наших граждан».

Только за последние три года к нам обратились около 8000 граждан, реально имеющих проблемы из-за вмешательства псевдорелигиозных групп в их жизнь. Основная масса обращений связана с экстремистскими организациями.

В 2013 году благодаря поддержке Комитета по делам религии РК был открыт ИКЦ «Горячая линия 114» для консультирования и приема от граждан и организаций информаций по всем вопросам, касающимся религиозной сферы, а также оказания психологической помощи пострадавшим от деструктивной религиозной деятельности. Открытие подобной линии доверия является первой в своем роде инициативой не только в Республике Казахстан, но и на пространстве СНГ. Консультирование ведется конфиденциально профессиональными юристами, теологами, религиоведами, психологами. Звонки из любой точки Казахстана принимаются бесплатно.

Что касаемо обращений, то красноречивее за себя скажут цифры. Более 80 человек обратились за помощью в реабилитации. 90 % из них – родители, дети которых поддались на пропаганду террора», — заключила Юлия Денисенко.

Следующий докладчик Жамал Фронтбек кызы, председатель ПООЖ «Мутакаллим» (Кыргызстан) рассказала о потенциале и возможностях женщин мусульманок в сфере предупреждения проявлений насильственного экстремизма в регионе, на примере conf5Центральноазиатского форума женщин, целью которого было усиление взаимодействия между женскими мусульманскими сообществами стран ЦА и государственными органами для противодействия проявлениям насильственного экстремизма и снижения привлекательности идеологии экстремизма среди женщин, совместно с экспертами религиоведами из Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана.

Жамал Фроонтбек кызы отметила о повышении числа женщин поддерживающих идеи радикальных групп, по ее мнению основной причиной вовлечения женщин в экстремистские и террористические организации является недостаточное информирование населения и

низкий уровень взаимодействия государственных органов и гражданского общества в сфере предупреждения экстремизма.

«Ислам в ЦА всегда с уважением и трепетом относился к статусу женщины, она имела особое почетное место в деле воспитания подрастающего поколения мусульман. Поэтому именно женщина обладает огромным потенциалом в деле упреждения проникновения идеологии радикализма в мировоззрение молодого поколения», —  отметила Жамал Фронтбек кызы в ходе презентации.

Жамал Фронтбек кызы рассказала о том, что в рамках форума женщинами-лидерами были выработаны рекомендации, направленные на снижение проявления насильственного экстремизма в странах региона. Участники форума отметили, что насильственный экстремизм нельзя победить только силовыми методами, необходимо широкомасштабное взаимодействие государственных и гражданских организаций в противодействии идеологии экстремизма и терроризма. Духовным управлениям мусульман и государственным органам по делам религий совместно с гражданскими активистами необходимо усилить работу по профилактике и просвещению населения в вопросах противодействия идеологии насильственного экстремизма.

Участницы заявили о том, что необходима совместная правовая и социальная помощь семьям осужденных, так как игнорирование и изоляция семей осужденных за терроризм и экстремизм приводит к большей радикализации самой семьи и родственников осужденных. Кроме того, было рекомендовано открыть при мечетях центры социальной и психологической помощи для детей и семей осужденных за экстремизм и терроризм.

Женщины-активистки подчеркнули необходимость организации центральноазиатского Интернет портала «Экспертный консультативный центр содействия и помощи по наиболее актуальным проблемам в вопросах теологии и религиоведения».  Также было предложено разработать и открыть в социальных сетях блог для женщин мусульманок, где будут отражаться наиболее актуальные проблемы, обмен опытом и консультации.

Для продолжения деятельности в этой сфере, а также для реализации рекомендаций было решено создать комитет из числа участников форума для взаимодействия и решения вопросов по профилактике насильственного экстремизма и радикализма, который станет платформой для проведения мероприятий с участием женщин мусульманок ЦА стран.

Парвиз Мулладжанов, независимый политолог (Таджикистан) в своем докладе попытался ответить на вопросы о том как оценивать реальность угрозы религиозного радикализма в Центральной Азии и насколько вероятна возможность активизации и радикализации исламистского подполья в регионе?

conf6Парвиз Мулладжанов выделил три основных фактора причин религиозной радикализации, имеющие определяющее значения для региона: «Первый и самый главный, определяющий фактор — резко возрастающее социальное неравенство в регионе в целом и в каждом из среднеазиатских государств. На фоне социально-экономического кризиса, имущественное неравенство порождает сильные протестные настроения, особенно среди молодежи.

Вторым фактором, тесно связанным с предыдущим, является специфика социально-экономической и политической модели, которая сложилась на пространстве СНГ после распада СССР. В современных условиях главной и наиболее конфликтогенной особенностью системы является сокращение количества социальных лифтов для все большего количества населения. Это является одним из основных факторов, способствующих росту радикализма в обществе, в том числе и среди достаточно успешных и образованных граждан.

Третьим немаловажным фактором, влияющим на степень и уровень радикализации, являются недостатки и ошибки при разработке и реализации государственных программ и политики в отношении религий».

Парвиз Мулладжанов отметил, что к сожалению, в последние несколько лет власти региона в той или иной степени предпринимают значительное количество непродуманных мер и шагов в данной области: «Самым главным фактором неправильной государственной политики в отношении религии является неумение властных структур региона проводить четкое различие между умеренными исламистами, представителями духовенства, которые согласны на диалог с властями и настроены на сотрудничество, и радикально настроенными фундаменталистами, которые отрицают любой возможный компромисс со светской властью и настроены только на насильственное изменение общества.  В результате, умеренных исламистов искусственно загоняют в один лагерь с радикалами, способствуя их вынужденному сближению – на самом деле, это существенно повышает возможности радикалов».

«Скорее всего, регион, напротив, ожидает дальнейшее оживление и укрепление джихадистских организаций. Вполне возможно, что в будущем джихадисты, в первую очередь, связанные с ИГИЛ, попытаются активизировать свою детальность, в том числе и в виде проведения серий конкретных террористических акций, — сказал Мулладжанов. – Однако основная опасность для стабильности региона заключается не в джихадистах, количество которых в любом случае останется маргинальным в отношении подавляющего количества местного мусульманского населения. Основная опасность заключается в том, сумеет ли процесс роста протестных настроений и социального напряжения и недовольства затронуть в будущем более широкие массы населения».

«Отсюда следует, что ведущую роль в дальнейшем формировании исламского движения в регионе призваны сыграть сами власти, вернее, та политика которую они проводят в отношении религиозной части населения. Еще большее значение будет иметь их социально-экономическая политика – если в будущем система не будет реформирована с точки зрения обеспечения большего уровня социальной справедливости и справедливого доступа к социальным лифтам – то тогда для джихадистской угрозы будут созданы наиболее благоприятные условия для развития», — заключил Парвиз Мулладжанов.

Рассуждая про ислам и связанные с ним проблемы в Узбекистане, другой ведущий специалист из Ташкента, Фарход Толипов, директор негосударственного образовательного учреждения «Билим карвони» (Узбекистан), подчеркнул, что неправильный conf7подход в понимании к сущности религии во времена Советского союза породил в свою очередь искаженное представление о светскости и религиозности общества в постсоветской Центральной Азии.

«Мне кажется, концепция секуляризма не просто вульгаризируется как политиками, идеологами, так и исследователями, но и вообще является псевдо-концепцией. Религию не возможно отделить от государства простым выделением для нее ниши культуры, воспитания, обрядов и т.п.», — сказал Фарход Толипов.

«Нельзя антагонизировать светскость и религиозность, поскольку они не сопоставимы, чтобы выбирать между ними; они имеют разноплановые, разноуровневые свойства. Мусульманскость (мусулмончилик) – это жизненная философия, идеология, вера, нравственность, мировоззрение и ценности. А светскость – это образ жизни и деятельности, форма и методы управления, модель социальных, правовых, политических отношений. Поэтому предлагается принцип: «светское по форме, исламское по содержанию». Светское не означает атеистическое, а исламское не означает теократическое», — добавил эксперт Толипов из Узбекистана.

Каждый из стран Центральной Азии имеет свой опыт понимания и подходов к вопросу о радикализации религии, и, например, Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан являются носителями довольно интересных и противоречивых практик, в разное время менявшиеся то в сторону смягчения, то ужесточения.

Если Узбекистан с момента обретения независимости сформировал имидж жесткого борца с радикализмом и тотальным контролем религиозной жизни населения, то Таджикистан продемонстрировал способность совместного управления государством как светскими политиками, так и исламскими.

Кыргызстан же долгое время дистанцировался от религиозных проблем и давал возможность свободно применять различные практики, что не могло не повлиять на рост и усиление различных деструктивных течений. Государство обязалось за упорядочивание и системный подход в решении религиозных проблем на самом высшем уровне, благодаря чему появилась Концепция религиозной политики. Но, как и прежде, Кыргызстан традиционно стремится осторожно подходить к борьбе с радикализмом, совмещая как силовые методы, так и переговорные.

СЕССИЯ 2.  ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ КАК ИСТОЧНИК ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ РЕСУРСОВ В ЭКСТРЕМИСТСКИЕ И ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ

В ходе данной сессии эксперты посвятили обсуждению того, какую роль играют ЦА страны в этом общемировом тренде.

conf8В своем докладе Сайфулло Сафаров, заместитель Директора Центра стратегических исследований при Президенте Республики Таджикистан

рассказал об основных каналах вербовки и факторах вовлечения молодежи из
Центральной Азии в ряды ИГИЛ, и влияние этого на стабильность и безопасность государств Центральной Азии.

«Основные маршруты переброса приверженцев ИГИЛ из государств Центральной Азии — Египет, Турция, Греция и затем Сирия, —  отметил Сайфулло Сафаров.  — Мигрантов из России отправляют в Сирию через Турцию, Грецию и Египет; Вербуемые в Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, Узбекистане вывозятся в основном, воздушным путем. Большинство вербуемых из государств Центральной Азии представляют мигрантскую среду, а также это те, с которыми поработали радикально-экстремистские организации в их странах».

Сайфулло Сафаров подчеркнул, что на современном этапе — прежде всего беспокоит ситуация с привлечением женщин, семейного джихада, особенно детей и создание боевых формирований детей, и военизированных формирований шахидов и джихадистов в рядах ИГИЛ, которые направлены на физическое уничтожение людей, их семей.

«Активное вовлечение несовершеннолетних детей в террористическую и экстремистскую деятельность также становится опасной тенденцией. Данный процесс приобрел более широкий масштаб в связи с военными действиями в Сирии и Ираке.

На сегодняшний день, большинство известных террористических групп имеют свои собственные военно-тренировочные лагеря для будущих юных террористов, где обучаются дети практически со всего мира. Они взращивают новое поколение преступников, которые не знают и не видели ничего кроме насилия и убийств. С маленьких лет им внушаются радикальные идеи, пропитанные ненавистью и желанием убивать.

Согласно докладу ООН, одним из приоритетов террористической группы «Исламское государство Ирака и Леванта» является «закрепление детей в качестве средства для обеспечения долгосрочной лояльности, приверженности их идеологии и подготовка их в качестве преданных бойцов, которые будут видеть насилие как способ ведения жизни».

Но еще более ужасающим фактором становится выбор их собственных родителей, которые собственноручно приводят детей в тренировочные лагеря, размещают их фото с оружием в руках, тем самым расширяя пропаганду жестокости и насилия. Родители, нового юного поколения «радикалов» на своих страницах в социальных сетях активно публикуют фото собственных детей на фоне символики террористических групп», — заключил Сайфулло Сафаров.

conf9Эмиль Жээнбеков, начальник отдела 10 ГУ МВД Кыргызской Республики в своем выступлении рассказал о мерах предпринимаемых МВД КР по противодействию экстремизму и терроризму в стране.

По данным министерства внутренних дел, на данный момент на территориях, контролируемых террористическими организациями в Сирии, находятся предположительно от 300 до 500 человек, включая пожилых, женщин и детей.

Эмиль Жээнбеков сказал, что вербовка террористических организаций продолжается и с каждым разом она охватывает больше и больше групп – например, если в 2005 году мало кто из женщин поддерживал идеи радикальных групп, то сейчас около 25 процентов экстремистов составляют женщины.

«Среди них даже есть такие женщины, которые готовы пожертвовать своими жизнями ради экстремистской идеологии. Это не только члены экстремистских организаций, приверженцы международных террористических организаций, но и в том числе так называемого ИГИЛ и других опасных экстремистских организаций. Из выявленных в Кыргызстане членов активных членов экстремистских организаций 7,4% составляют женщины. Из всех выехавших в Сирию женщины составляют 23%», — сообщил Эмиль Жээнбеков.

Нурлан Альниязов, востоковед, вице-президент Центральноазиатского корпуса развития (Казахстан) в своем докладе выделил две новые тенденции развития мусульманской религии в РК: Первая — интеграция религиозных групп (в том числеconf10 экстремистских) во властные структуры. Вторая — формирование религиозными группами альтернативных проектов государства и попытка участвовать в политической жизни страны.

Одной из главных причин появления тенденций радикализации общества Нурлан Альниязов отметил отсутствие мусульманских институтов выполняющих функцию регулятора жизни религиозной общины: «В религиозной сфере РК, в частности мусульманской, больше всего преобладает светское влияние. Даже ДУМКаз не выполняет функции религиозного института. Причиной тому чрезмерное желание государства контролировать религию, с целью обеспечить межконфессиональное согласие общества и не допустить радикализации мусульманского населения.

В Казахстане, как и в остальных странах ЦА, существует подобные образования, но они не несут должной нагрузки. Религию нельзя контролировать чрезмерно, мы понимаем желание власти держать под контролем такую влиятельную сферу. Но подобный контроль приводит к самоорганизации общины, как оппозиционной к власти, или хаосу, который ведет к развитию радикальных тенденций. То есть, нарушается естественная работа институтов. В обоих случаях это деструктивно. Хаос приводит к желанию различных политических кругов, как в стране, так и за рубежом использовать религию в качестве инструмента в своей политической игре».

Нурлан Альниязов отметил: «Как писали казахстанские эксперты, в условиях продолжающегося социально-экономического кризиса часть населения начинает испытывать разочарование в реформаторской деятельности своих этнических элит, не способных помочь ему выйти из кризиса. И именно эта часть населения обращается к исламу, видя в апелляции к нему некую «исламскую альтернативу» для будущего. Альтернативу утопическую, но, тем не менее, поддерживающую иллюзию о перспективе».

По мнению эксперта негативные тенденции в религиозной сфере Казахстана зарождаются по инициативе светского начала. «Мусульманская община Казахстана, разделенная на множество общин по территориальным и прочим признакам, получила неуправляемое религиозными и государственными институтами развитие. Вследствие чего мы наблюдаем рост экстремистских идей и деструктивных религиозных групп в стране».

Решение проблемы Нурлан Альниязов видит в возрождении традиционных исламских институтов при адекватном контроле государством: «Прежде всего, следует сделать ДУМКаз действенной авторитетной организацией, централизовано регулирующей деятельность всей общины мусульман».

СЕССИЯ 3: СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ БЕЗОПАСНОСТИ В ЦА: РОЛЬ РЕГИОНАЛЬНЫХ, МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

В осознании того, что данная проблема не может быть решена одной страной или даже странами одного региона, поэтому в ходе конференции была отведена отдельная сессия о роли региональных, международных организаций и гражданского общества по противодействию экстремистским силам.

Фархад Толипов, директор негосударственного образовательного учреждения «Билим карвони» (Узбекистан) в своем докладе рассказал об опыте Узбекистана в области международного содействия в области безопасности.

conf11«Когда анализируют роль международных организаций в сфере обеспечения безопасности, то используют термин «зонтик безопасности». Для того, чтобы правильно оценить потенциал и деятельность МО можно рассмотреть три типа таких структур: «статист», «провайдер» и «гарант» безопасности.

«Статист» безопасности артикулирует, фиксирует, мониторит и обсуждает вопросы безопасности. «Провайдер» безопасности предлагает содействие, типа краткосрочных проектов в этой сфере. «Гарант» безопасности обеспечивает непосредственные и немедленные защитные меры против угрозы. Деятельность МО в Узбекистане содержит в себе комбинацию в разных пропорциях услуги провайдера и статиста, но никогда услуги гаранта безопасности. Центральноазиаты не имеют структуры наподобие НАТО, поэтому вопрос о гаранте остается открытым», — отметил Фархад Толипов.

В своем выступлении Фархад Толипов затронул роль гражданского общества, СМИ и религиозных организаций в целях проведения профилактической работы.

«В вопросе снижения уровня насильственного экстремизма и борьбы с ним, диалог между государственными и негосударственными субъектами пока не налажен, и он может быть развернут одновременно с разворачиванием более широкого демократического диалогового пространства. Именно в силу того, что демократизация и либерализация общественной и политической жизни как бы напрямую завязаны на неизбежной и растущей активизации (как мы отмечали в аналитической записке) религиозной жизни и наоборот, то замедление общенационального диалога относительно роли и статуса религии в государстве и обществе отразится на демократических реформах, что вновь может обострить искомый диалог.

Касательно роли СМИ в этой сфере возникла довольно противоречивая дуалистическая ситуация. Государственные СМИ, создавая информационные фильтры, иногда переусердствуя в этом, вроде гасят конфронтационный потенциал, скрытый в экстремистской среде. Но Интернет во многом поднимает информационные шлюзы и полностью погасить «чуждые и враждебные» голоса, звучащие в виртуальной среде не возможно. Власти уже открыто выражают свою озабоченность, признавая свое отставание в международной информационной борьбе.

По мнению эксперта главную роль в разъяснении ислама и предотвращении радикализма играют, безусловно, мечети: «Сегодня этот институт, как никогда выполняет, так сказать, функционал в четырех проявлениях: моление, познание, аккультурация и, как ни странно, секуляризация. Во-первых, это место, куда люди приходят молиться. Возрастной контингент прихожан очень широк: от детей школьного возраста до стариков. Во-вторых, мечети стали своеобразными библиотеками, где прихожане могут почитать Коран и другие религиозные издания. В-третьих, посещение мечети стало важным элементом культуры, традиции и ритуалов. В-четвертых, они стали одним из инструментов государственной политики и светской власти», — заключил эксперт.

Карлыгаш Нугманова, директор Ассоциации политических исследований (Казахстан) отметила, что центральноазиатским странам не хватает консолидации в обеспечении безопасности от угроз радикалов.

conf12Она выразила необходимость более активного использования всех региональных и интеграционных, международных организаций для объединения усилий в борьбе, в обмене опытом и методами борьбы с радикализацией.

«Если рассматривать вопрос региональной безопасности через призму института безопасности ОДКБ, то здесь следует отметить, что после последнего саммита ОДКБ есть вероятность, что присутствие коллективных сил ОДКБ в регионе будет увеличено. При этом речь идет именно о военной составляющей организации. Это должно привести к установлению баланса в противодействии угрозам в пользу стабильности. Однако для решения вопросов безопасности в странах ОДКБ недостаточно улучшения одной лишь военной инфраструктуры. Геополитическая обстановка на пространстве СНГ зависит от процессов, происходящих за его пределами», — сказала Карлыгаш Нугманова.

Эксперт добавила, что названные вызовы напрямую затрагивают национальные интересы Казахстана и, соответственно, определяют расстановку приоритетов.

«Это прежде всего развитие тесной интеграции в Евразии. Это углубление партнёрских связей в рамках Шанхайской организации сотрудничества и стран, которые объединены в систему, называемую БРИКС. ШОС и ОДКБ должны будут сосредоточить свое внимание и силы, и проработать все сценарии развития ситуации в Афганистане с целью предотвращения негативных последствий, связанных с движениями Талибан и ДАИШ. Нам нужно содействовать укреплению многополярности в мире. Это развитие механизмов коллективного реагирования на потенциальные вызовы региональной безопасности, включая укрепление военной составляющей ОДКБ», — заключила Нугманова.

Замирбек Мамбетжунусов, сотрудник Представительства Антитеррористического центра СНГ по центрально-азиатскому региону (Кыргызстан) в своем выступлении рассказал о деятельности Антитеррористического центра государств-участников СНГ, Центра осуществляющего координацию и взаимодействие заинтересованных государств — участников СНГ в сфере борьбы с угрозами международного терроризма и факторами, влияющими на ситуацию в области безопасности.

conf13«Безусловно, одним из важных условий обеспечения мира и безопасности наших государств является тесное сотрудничество всех правительственных и общественных структур по предотвращению угроз терроризма и радикализма.

Анализ ситуации, которая складывается в Центральноазиатском регионе, позволяет утверждать, что наряду с угрозами, которые исходят из территории Афганистана, в связи с наличием и деятельностью различного рода террористических групп, страны региона столкнулись с новым видом проблем – активизацией деятельности различного рода эмиссаров МТЭО и их сторонников.

Замирбек Мамбетжунусов рассказал о том, что для оптимизации эффективного сотрудничества в данной сфере в рамках Содружества, АТЦ СНГ пользуется банком данных, который был создан на базе Международного информационного банка Главного Информационно-аналитического центра МВД РФ и постоянно пополняется, в том числе антитеррористическими структурами стран-участниц СНГ. В настоящее время в банке сосредоточено более двух тысяч лиц разыскиваемых компетентными и правоохранительными органами государств Содружества за совершение преступлений террористического и /или/ экстремистского характера.

Кроме того он отметил, что главами государств-участников СНГ утверждена Программа сотрудничества государств – участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма на 2014–2016 годы. В данной Программе акцентирована необходимость продолжения практики создания совместных рабочих групп для согласованного проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении лиц, причастных к деятельности террористических, экстремистских организаций и незаконных вооруженных формирований.

«Несмотря на всю сложность организации межгосударственного взаимодействия правоохранительных и пограничных структур, а также специальных служб, работа в данном направлении имеет положительную динамику», — отметил в заключении Замирбек Мамбетжунусов.

«Военная безопасность и общая оборона государств Центральной Азии в настоящее время обеспечивается общей стратегической политикой и деятельностью трех основных международных организаций. НАТО, ШОС и ОДКБ представляют собой организации, которые

conf14

объединяют в себе значительные силы и возможности, ресурсы и информацию о военной сфере государств», — сказал в своем выступлении Бахтиёр Рахмонов, независимый эксперт по безопасности, экс-сотрудник Совета безопасности при Президенте Республики Таджикистан. «В Таджикистане функционируют представительства более 35 международных и региональных организаций, представительства 10 агентств, других учреждений и структур ООН. Сегодня в стране зарегистрированы представительства более чем 60 неправительственных международных организаций, которые совместно с межгосударственными организациями, вносят непосредственный вклад в развитие различных сфер жизнедеятельности стран. Реализация региональной и международной стратегий в нашей стране происходит в сложных, острых и быстроизменяющихся условиях нашей планеты в XXIв., тенденции и процессы которых каждодневно и глубоко влияют на содержание социальных преобразований в стране и бытия нашего народа.

Несмотря на наличие трудностей внутреннего характера и разрушающее влияние известных событий в регионе, Таджикистан занимает принципиальную и твердую позицию в борьбе против современных угроз и опасностей, защиты от их трагических последствий, за стабильный и безопасный регион.

В этих условиях осуществление взаимовыгодного международного сотрудничества во имя уменьшения и устранения современных угроз является важнейшим направлением совместных действий. Предотвращение опаснейших последствий другой тенденции дня, в первую очередь, «столкновение мировоззрений», также является одним из важнейших задач человечества», — заключил Бахтиёр Рахмонов.

Второй день конференции (8 декабря) был посвящен мастер-классам для журналистов, медиа-экспертов и преподавателей вузов о нюансах освещения вопросов радикализации религии. (Более подробная информация доступна по данной ссылке: Освещение радикализма: информирование или пропаганда?)

По итогам конференции представителями государственных органов и эксперты, участниками мероприятия из Казахстана, Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана выработаны РЕКОМЕНДАЦИИ ПО СНИЖЕНИЮ УГРОЗЫ РАДИКАЛИЗМА в регионе и предложены оптимальные шаги для их успешной реализации. (Более подробная информация доступна по данной ссылке: IWPR Central Asia: Рекомендации участников конференции «Религиозная радикализация в ЦА: мифы и реальность»)

Региональная конференция «Религиозная радикализация в Центральной Азии: мифы и реальность» была организована Представительствами Института по освещению войны и мира (IWPR) в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане. Перед проведением данного мероприятия, офисы IWPR в трех странах провели обсуждения этого вопроса на страновом уровне. В течение года также проводились лекции для просвещения студентов о вопросах ислама и радикализма совместно с представителями духовенства и авторитетных экспертов.

Последнее

Популярное