Статьи IWPR по ЦА Таджикистан

Исламская партия Таджикистана делает ставку на женщин

22.12.2014

Поддержка партией женщины-кандидата в президенты в прошлом году помогла привлечь новых сторонников.
По словам аналитиков, Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) делает стратегический ход, поддерживая женщин в преддверии парламентских выборов следующего года.
ПИВТ является лидирующей оппозиционной партией Таджикистана и второй крупнейшей политической силой после Народно-демократической партии президента Эмомали Рахмона, хотя и занимает всего два из 63 мест в парламенте.
Около 40 процентов из 42 тысяч членов ПИВТ – женщины; этот высокий показатель отражает изменения в таджикском обществе за последние двадцать лет.
Поскольку миллионы мужчин трудоспособного возраста уезжают в Россию, как трудовые мигранты, женщины приняли на себя больше обязанностей, как в семье, так и в общественной жизни. Их голоса особенно ценны, так как таджикские мужчины в России часто пренебрегают голосованием, иногда из-за апатии, а иногда из-за отсутствия избирательных участков в их регионе.
Лидер ПИВТ Мухиддин Кабири недавно заявил, что женщины будут иметь решающее значение на выборах 2015 года, а его партия хочет предложить им больше возможностей в качестве кандидатов и активистов.
«Нужно больше верить в способности и возможности женщин, и вывести их из-под тени мужчин», — сказал он.
Это предложение относится к таким членам партии, как Бибисоро, 40-летней женщине из Душанбе, которая является членом ПИВТ последние 14 лет.
Выросшая в очень религиозной мусульманской семье, она с трудом примирилась с официальными запретами на выражение религиозной идентичности в общественной жизни.
Несмотря на подавляющее большинство мусульманского населения в Таджикистане, постсоветское светское правительство проявляет недовольство к внешним проявлением веры. Женщины не могут носить исламскую одежду, если работают в правительственных организациях и публичных учреждениях, например, в банках, ношение такой одежды не поощряется  и в школах.
В университете, вспоминает Бибисоро, ее заставляли снимать хиджаб во время занятий.
Бибисоро рассказала в интервью IWPR, что ПИВТ привлекла ее перспективой объединения веры с ее политическими устремлениями, ее гражданскими правами и ее желанием служить людям.
Решение партии о поддержке женщины в качестве единого кандидата на прошлогодних президентских выборах было особенно воодушевляющим, сказала она.
Ойнихол Бобоназарова, главная гражданская активистка, не принадлежащая ни одной партии, была выдвинута в качестве единого кандидата от оппозиционных партий, в том числе ПИВТ. Она не прошла процесс регистрации из-за неразберихи с подписями в поддержку ее кандидатуры.
Политический аналитик Рашид Гани Абдулло говорит, что партия хотела перевернуть представления о мусульманках, исключенных из общественной жизни.
Бобоназарова согласилась с этим мнением, сказав IWPR: «Большинство членов партии [ПИВТ] это женщины…, которые хотят взойти на политическую арену, но вместе с тем не хотят терять исламские ценности».
По словам аналитиков, горячая поддержка кандидатуры Бобоназаровой  среди женщин-членов ПИВТ, укрепила решение партии сделать женщин центральной силой на будущих выборах.
Факт выбора кандидатуры Бобоназаровой оказал положительное влияние, по словам Бибисоро: «Я участвовала в кампании по сбору подписей в поддержку нашего кандидата…, и эта кампания меня многому научила».
Бибисоро получила еще больше опыта по проведению предвыборных кампаний после того, как дважды выставляла свою кандидатуру на местных выборах в Душанбе. По ее словам, экзит-поллы, проведенные ее партией, указывали на то, что она дважды становилась победителем, но она проигрывала при окончательном подсчете голосов, что, по ее мнению, было подстроено.
Этот опыт дал ей представление об испытаниях политической жизни, но она намерена выставить свою кандидатуру на парламентские выборы в феврале 2015 года, если ПИВТ выберет ее.
«Если партия сочтет меня достойной, я готова вести политическую борьбу», — говорит она.
ПИВТ доминировала на стороне повстанцев в гражданской войне в Таджикистане 1992-1997 годов. В мирном соглашении 1997 года оппозиция разоружила свои отряды, и ее лидерам дали места в правительстве, хотя с тех пор их постепенно вытеснили.       
Будучи единственной законной исламской партией в Центральной Азии, ПИВТ все больше подвергается давлению со стороны таджикских властей. Лидер партии Кабири жалуется на то, что члены партии все больше подвергаются преследованиям. В последних инцидентах активистов партии избивали, их собрания срывали, иместные власти закрывали региональные офисы.(См. Таджикистан: давление на ведущую оппозиционную силу.)
Кабири рассказал IWPR о случае с одной женщиной, которая, несмотря на то, что не является членом ПИВТ, работала в офисе партии на административной должности. Она обратилась к нему с просьбой выдать ей справку о том, что она не является членом партии, чтобы она могла устроиться на другую работу без этой пометки о неблагонадежности в своих документах.
Бибисоро
рассказала в интервью IWPR, что лично не испытывала преследования, но что «давление, которое оказывается на партию, очень сильно ощущают, все, кто в ней состоит».
Мухтарама Хусейнова сейчас возглавляет отдел ПИВТ по работе с женщинами.  Она вступила в партию в 2002 году, так как поддерживала активную общественную роль женщины-мусульманки.
«Например, во время проведения президентских выборов [2013 года] большинство наблюдателей составляли женщины», — говорит она.
В интервью IWPR  Кабири вновь повторил, что его партия готова поддержать женщин-кандидатов.
«Мы поддержим даже тех из них, которые не состоят в нашей партии», — сказал он.
Фарангис Набиева – журналист, прошедшая обучение на тренингах IWPR, в Таджикистане.

Последнее

Популярное