Аналитические материалы / Кыргызстан

Искендер Шаршеев: Анализ основных результатов членства Кыргызстана в ЕАЭС

03.06.2016

«На сегодняшний день не чувствуется разницы в экономике Кыргызской Республики в период перекрытия границ странами ЕАЭС до вступления, и в период фактического вступления в ЕАЭС. Практически, можно отметить, что на фоне международных санкций и падения цен на нефть, пребывание в ЕАЭС, пока наносит Кыргызской Республике урон», – Искендер Шаршеев, исполнительный директор Ассоциации иностранных инвесторов, специально для CABAR.asia, рассматривает основные результаты пребывания Кыргызстана в ЕАЭС в течение последних 10-ти месяцев.

 

ШаршеевСравнительные экономические показатели до и после вступления КР в ЕАЭС

Вхождение Кыргызской Республики в Таможенный Союз с 1 января 2015 года не повлияло особо на экономику страны. Еще в 2005 и 2010 годах, Республика Казахстан, во время «революций» закрывала границы для торговли, что нанесло ущерб внешнеэкономической деятельности, и в определенной мере способствовало дальнейшему ускорению вступления страны в ТС. Объединение границ Кыргызской Республики с Таможенным Союзом, с того времени называющимся — Евразийским Экономическим Союзом, произошло 12 августа 2015 года. Именно с этого момента следует отмерять время и рассматривать статистические показатели, для наблюдения за изменениями в экономике страны.

Вступление в ЕАЭС оказалось для Кыргызской Республики вызовом. Международные санкции против России и снижение цен на нефть, но более всего — необходимость легализации мигрантов из КР в РФ, вследствие так называемых облегченных условий для союзной страны, привело к невозможности избежать налогообложение для работодателя. Это вынуждает предприятия России избегать найма мигрантов, что, в свою очередь, сказалось на доходах мигрантов и, естественно, на объеме денежных переводов. В 2014 г. объем денежных переводов мигрантов в КР составил 2,2193[1] млрд. долларов США. В 2015 году, по данным НБКР, в страну поступил $1,344 млрд.[2] То есть, используемые экспертами стран-членов ЕАЭС аргументы о членстве в Союзе, как абсолютном благе и прогнозы по резкому увеличению денежных переводов мигрантов оказались не состоятельными.

График 1. Денежные переводы мигрантов в КР

Переводы

При сравнении внешнеэкономической деятельности, по данным НСК КР, в 2015 г. объем внешней торговли Кыргызстана снизился на 23,7% в сравнении с 2014 г. Экспорт сократился на 10,7%, импорт – на 27,4%. При этом объем экспорта без учета золота сократился на 21% за счет уменьшения поставок товаров в страны СНГ. Уменьшение экспорта обусловлено сокращением поставок одежды в 2,2 раза, нефтепродуктов – в 1,7 раза (авиакеросина – в 1,7 раза, бензина – на 27,1%), овощей и фруктов – на 34,8%, табака – на 27,8%.

Если брать показатели за январь-март 2015 и 2016 гг., периода до вступления в ЕАЭС и периода после вступления в ЕАЭС, картина по внешнеэкономической деятельности следующая: внешнеторговый оборот 2015 г. составил 1302,2 млн. долларов США, без учета золота — 1037,0. В 2016 г., оборот ВЭД же составил $1021,0 млн. без учета золота — 921,8. Налицо снижение на 279 млн. долларов США.

График 2. Внешнеэкономическая деятельность Кыргызской республики

экспимп

Импорт в 2015 г. составил $915,1 млн. (906,1 без учета золота), в 2016 г. за этот же период, — $733,9 млн, при отсутствии импорта золота. Экспорт за тот же период составил в 2015 г. $387,1 млн. (130,9 без золота), и в 2016 — $287,1 млн. (187,8 без учета золота). Налицо снижение на 100 млн. долларов США после вступления в ЕАЭС. Аргумент экспертов-сторонников евразийской экономической интеграции, о том, что после вступления в союз, произойдет резкий рост экспорта из Кыргызской Республики в страны-союзники, также оказался на данный момент не состоятельным. Внешнеторговое сальдо за январь-март 2016 года составило в долларах США — 446,8 млн. (минус четыреста сорок шесть и восемь), или -546,1 без учета золота.

Влияние на годовое ВВП, составило по итогам 2015 года — $0,36 миллиарда. В 2014 году ВВП по данным Всемирного Банка составлял $6,60 млрд. Но в 2015 году ВВП упал к $6,24 млрд.

График 3. Динамика ВВП в КР

ввп

При этом в сомовом исчислении картина ВВП может выглядеть радужно: так по аргументам Правительства Кыргызской Республики бюджет страны вырос. Поступления, по сравнению с аналогичным периодом 2014 г., увеличились на 6 025,2 млн. сомов, или на 3,9 %. Однако, при учете того факта, что на 1 января 2015 г. курс сома исчислялся от 55 сомов за доллар, то на 1 июня 2016 года, курс сома составляет 68 сомов за доллар США, за весь этот период, обесценивание национальной валюты составило 23%.

График 4. Динамика курса доллара к сому

2015

Но также следует учитывать и инфляцию, которая может внести серьезные коррективы в картину увеличения налогов, грантов, кредитов и сборов в государственный бюджет. В 2014 г. инфляция по оценкам НБКР составляла 10,5 %[3]. В 2015 г. инфляция составила 3,4%[4]. В 2016 г., справедливости ради надо отметить снижение цен на продукты питания, такие как зерно, мука, картофель, мучные изделия, на 30% в сравнении с предыдущими годами, что связано с отсутствием возможностей сбыта этих товаров внутри ЕАЭС, в связи с наличием нетарифных барьеров, и беспрепятственным ввозом более дешевых их аналогов из ЕАЭС в Кыргызскую Республику.

Что касается государственного долга Кыргызской Республики на 31 декабря 2014 г., то он составил 3 647 млн. долл[5]. По состоянию на 31 декабря 2015 года размер государственного долга Кыргызской Республики составил 3 805,1 млн. долларов США Соотношение государственного внешнего долга к ВВП составило 54,8%. Состояние внешнего долга указывает, что страной постепенно завладевает “греческая болезнь”. Почти каждый кыргызстанец в среднем должен по $600 международным финансовым институтам.

Объем совокупной привлеченной внешней помощи в Кыргызстан составил $7 млрд. 598,2 млн[6]. Крупнейшими донорами страны являются АБР, Всемирный банк, МВФ, Европейский банк реконструкции и развития, правительства КНР, Японии, Германии, Турции и России. Данное финансирование потрачено на транспорт (28%), энергетику (21,9%), сельское хозяйство (11,2%) и социальную сферу (6,5%). Одним из условий вхождении в ЕАЭС было финансирование через Российско-Кыргызский Фонд Развития инфраструктурных проектов, в частности строительство каскада Камбаратинских ГЭС на сумму до $2 млрд., военную помощь России Кыргызской Республике на $1 млрд. РКФР учрежден и действует в соответствии с Соглашением между Правительством Кыргызской Республики и Российской Федерации «О развитии экономического сотрудничества в условиях евразийской экономической интеграции» от 29 мая 2014 г., Соглашением между Правительством Кыргызской Республики и Российской Федерации «О Российско-Кыргызском Фонде развития» от 24 ноября 2014 г. Однако, с началом 2016 г., Российская Федерация отказалась от финансирования каскада ГЭС в КР. В связи с чем имело место выступление[7] Президента КР А.Ш. Атамбаева с заявлением о необходимости поиска другого инвестора. По вопросу выполнения миссии РФКР[8] также все вышло неоднозначно. Фонд, капитал которого должен был составлять до $1 млрд. выделяемого российской стороной, по факту разместил 90% своих средств в облигациях и вкладах банков Российской Федерации. Кыргызской Республике деньги фонда не достались в полной мере.

Проблемы в рамках ЕАЭС и значение КР

На сегодняшний день Кыргызская Республика оказалась просто не готова к вступлению в режим жесткой конкуренции с государствами, имеющими высокий уровень вмешательства в экономику. Имевшие место ранее высокие доходы от углеводородов Россия и Казахстан, много лет субсидировавшие сельское хозяйство, получили высокое преимущество перед КР, в плане вывода на рынок Кыргызстана дешевой пищевой продукции, что вынуждает многие отечественные компании искать выход из сложившейся ситуации или сворачивать деятельность. В итоге, в стране наблюдается серьезное сокращение малых и средних предприятий производителей переработанной пищевой продукции. Серьезный урон испытывают предприятия сельского хозяйства. Существует проблемы сбыта сои и картофеля, который например стоит в КР 8-15 рублей, а в Беларуси и России 3-6 рублей.

При этом государства-партнеры ЕАЭС устраивают КР локальные торговые войны: 5 мая 2016 года карантинный[9] пограничный контроль обнаружил у пассажира поезда «Бишкек – Москва» рассаду болгарского перца без фитосанитарного сертификата. При осмотре на станции «Илецк-1» нашли личинки западного (калифорнийского) цветочного трипса, который является карантинным объектом. Другой факт — в картофеле из КР казахские санитарные службы обнаружили, заражение карантинным объектом — золотистой картофельной нематодой Globodera rostochiensis (Wollenweber) Behrens. В этой связи Казахстан, руководствуясь положениями Договора о Евразийском экономическом союзе, Международной конвенцией по карантину и защите растений ввел с 4 мая 2016 года временный запрет на ввоз картофеля из Кыргызстана[10]. Кыргызкая сторона отрицает факт обнаружения зараженной продукции в завозимом в РК картофеле[11]. При этом следует отметить, что одним из условий вступления Кыргызской Республики в ЕАЭС было снятие фитосанитарного контроля для экспортной продукции из КР в страны ЕАЭС. 18 ноября 2015 года был снят фитосанитарный контроль на 2 года[12]. Но это обстоятельство не помешало Казахстану и России, подвергать фитосанитарному контролю сельскохозяйственную продукцию из Кыргызской Республики и вводить различные нетарифные барьеры на ее ввоз.

Следует особо отметить, что на территории КР вступили в силу 36 технических регламентов ЕАЭС. Многие технические регламенты в определенной степени затрагивают стандарты HACCP и ISO (международные стандарты, необходимые для поддержания высокого качества и безопасности пищевой продукции, обеспечивающие лабораторную чистоту, защиту от паразитов и сведение к минимуму ущерба здоровье у потребителей пищевых продуктов). В среднем, при найме аккредитованных консультантов и внедрении систем контроля качества и безопасности пищевой продукции могут быть затрачены денежные средства, от $17 тысяч до $60 тысяч и выше. Такие суммы не всегда доступны для малого и среднего бизнеса в КР, занимающегося производством и переработкой пищевой продукции. До сих пор существует не более трех десятков предприятий в пищевой отрасли страны, имеющих сертификаты от ISO. Есть опасения, что до окончания меморандума, почти весь малый и средний пищевой бизнес в стране окажется вне закона, по причине несоответствия технических условий предприятий регламентам ЕАЭС.

В Кыргызской Республике пока нет ни одной полно укомплектованной лаборатории, через которую можно получить декларации соответствия техрегламентам ЕАЭС. Казахстан планировал выделить КР 100 млн. долларов США на устройство лабораторий для сертификации пищевой продукции[13]. На текущий момент судьба гранта не ясна, как и степень готовности лабораторий к ведению деятельности по техническим регламентам ЕАЭС.

Также обнаружились факты недружественного поведения, в частности граждан Казахстана в отношении трансграничной торговли по отношению к гражданам Кыргызской Республики[14]. На рынках Алматы и Астаны проводятся рейды, и в случае обнаружения на рынках торговцев из Кыргызской Республики, проводятся проверки с последующим лишением права торговли. Наряду с проверками увеличены и штрафы, а также незаконные поборы в пять раз.

Другой проблемой является отсутствие у Кыргызской Республики механизмов защиты от контрабанды товаров из Казахстана, России и Беларуси. По подсчетам экспертов, около 30% потребляемых Кыргызстаном ГСМ завозится в страну нелегально. За январь 2016 г. объем официального импорта нефтепродуктов сократился на 26 тыс. тонн по сравнению с аналогичным периодом прошлого года[15]. За период с 1 по 15 февраля сокращение официального импорта составило 9 тыс. тонн. В результате государственный бюджет недополучил более 340 млн. сом налогов (200 млн. акциза и 140 млн. налога на добавленную стоимость. Такая же картина присутствует в сфере импорта гигиенической, мыло-моющей продукции, муки, сахара, мучных изделий, кондитерских изделий и круп. Правительство пыталось отреагировать на ситуацию введением налоговых постов, что вызвало обратную реакцию бизнес-сообщества КР.

В связи с вводом в Российской Федерации налога на большегрузные автомашины, известного как “Платон”, при котором оплачивается 1,53 рубля за километр[16], транспортные компании Кыргызской Республики, (например такие как “Замат Карго”) были вынуждены свернуть свою деятельность, что сказалось на удорожании экспорта швейной и текстильной продукции из КР в РФ и РК.

При вступлении в ТС, а затем в ЕАЭС, Кыргызская Республика должна была получать свою долю от таможенных сборов ЕАЭС[17]. Произведенный расчет объема импорта из третьих стран на основании данных статистики «Комтрейд ООН» (с поправками) позволил установить нормативы распределения сумм ввозных таможенных пошлин для каждой стороны в следующих размерах:

— Армения – 1,1%;

— Кыргызстан – 1,9%;

— Беларусь – 4,70%;

— Казахстан – 7,33%;

— Россия – 87,97%.

График 5. Статистика государственной таможенной службы

Таможня

За октябрь-декабрь 2015 г. Кыргызстан получил 3,5 млрд. сом от расщепления таможенных пошлин Евразийского экономического союза[18]. В 2016 г. планируется получить 18 млрд. сом платежей из ЕАЭС. На 2016 г. план таможни предусматривает 32 млрд. 176 млн. сом[19]. Из них 14 млрд. 185 млн. сом налоговые платежи, а 17 млрд. 981 млн. — пошлина из стран ЕАЭС. При этом стоит помнить, что поступления таможенных платежей в республиканский бюджет Кыргызстана в 2014 г. составили 42 млрд. 580,2 млн. сом[20]. Влияние многих обстоятельств, включая падение цен на нефть, но более всего — объединение таможенных границ КР с ЕАЭС, приводит к утере Кыргызской Республикой свыше 10 млрд. сом таможенных пошлин. Т.е. по сравнению с прошлыми годами, в результате вступления в ЕАЭС, государственные доходы от таможенных пошлин упали на 23%.

При этом следует отметить, что партнеры по ЕАЭС отмечают низкую активность представителей Кыргызской Республики в разработке законов ЕАЭС, нормативно-правовых актов и в проведении анализа регулятивного воздействия законопроектов ЕАЭС. Созданы наднациональные органы управления в ЕАЭС, от КР до недавнего времени должность члена коллегии ЕАЭС (Министра) занимал Ибраев Данил Турсунбекович, также экс-руководитель секретариата Национального альянса бизнес-ассоциаций (НАБА) Улук Кыдырбаев включен в рабочую группу Евразийской экономической комиссии ЕЭК по проведению оценки регулирующего воздействия проектов решений ЕЭК на 4 года. По словам последнего, кыргызское бизнес-сообщество чрезвычайно пассивно участвует в защите своих прав при формировании законодательства ЕАЭС.

Выводы

В итоге, можно сделать ряд выводов по результатам экономической деятельности Кыргызской Республики в рамках Евразийского Экономического Союза за период в 10 месяцев, с августа 2015 г. по май 2016 г:

Кыргызская Республика была не готова экономически, технически, финансово, к вступлению в Таможенный Союз или Евразийский Экономический Союз. Вступление было продиктовано более политической аргументацией, нежели экономическими расчетами.

Кыргызская Республика оказалась пострадавшей стороной в произошедшем факте неисполнения условий вступления страны в Евразийский Экономический Союз. Не выполнены следующие условия:

  • Не построен и не профинансирован обещанный Российской Федерацией каскад гидроэлектростанций;
  • Не оказана в полной мере поддержка странами ЕАЭС форы для Кыргызской Республики по фактической отмене фитосанитарного контроля продукции сельского хозяйства на 2 года;
  • Страны ЕАЭС не обеспечивают условий свободы перемещения капитала, трудовой силы, товаров и услуг из Кыргызской Республики внутрь стран Евразийского Экономического Союза, при том, что Кыргызская Республика обеспечивает данные свободы для стран ЕАЭС.

Положение трудовых мигрантов из Кыргызской Республики в странах ЕАЭС позволяет осуществлять легализацию, однако сама суть легализации трудовых ресурсов из КР налагает повышенные налоговые обязательства на компании-наниматели в странах ЕАЭС, в итоге работодатели в ЕАЭС стремятся не нанимать мигрантов, желающих работать легально. Данный факт снижает привлекательность рынков труда стран ЕАЭС для граждан КР и фактически приводит к сокращению денежных переводов в КР.

Кыргызская Республика не имеет на текущий день ощутимые плюсы от вступления в ЕАЭС, плюсы только декларируются и обозначены в перспективе. Например, КР получила статус ВСП+[21], и может стать окном в Евросоюз для производителей в странах ЕАЭС. Также бизнес-сообщество в КР получило вызов — либо повысить качество продукции и сертифицировать ее по международным стандартам. либо уступить внутренний рынок для экспансии предприятий из стран-партнеров ЕАЭС. На данный момент плюсы не реализованы.

На текущий момент нельзя утверждать, что вступление в ЕАЭС принесло пользу Кыргызской Республике. Возможно, ситуация изменится со временем. Но на сегодняшний день, не чувствуется разницы в экономике Кыргызской Республики в период перекрытия границ странами ЕАЭС до вступления, и в период фактического вступления в ЕАЭС. Практически можно отметить, что на фоне международных санкций и падения цен на нефть, пребывание в ЕАЭС, пока наносит Кыргызской Республике урон. Возможно, это трения и нормальное явление на начальном этапе интеграционного процесса. Но так ли это, покажет только время.

Использованные источники:

[1] Денежные переводы мигрантов из России на родину сократились в связи с неустойчивой позицией рубля и сезонным спадом. 19.02.15 // http://ru.sputnik.kg/migration/20150219/1014415081.html

[2]  Кудрявцева Т. В 2015 году объем переводов в КР от трудовых мигрантов снизился на $500 миллионов 01.03.16 // http://24.kg/finansy/28503_v_2015_godu_obyem_perevodov_v_kr_ot_trudovyih_migrantov_snizilsya_na_500_millionov/

[3] Кудрявцева Т. В 2014 году инфляция в Кыргызстане составила 10,5 процента 15.01.15 //  http://24.kg/ekonomika/4897_v_2014_godu_inflyatsiya_v_kyirgyizstane_sostavila_105_protsenta/

[4] Кудрявцева Т. В 2015 году инфляция в Кыргызстане составила 3,4%. 14.01.16 //

http://24.kg/ekonomika/25996_v_2015_godu_inflyatsiya_v_kyirgyizstane_sostavila_34_protsenta/

[5] Цой М. Внешний долг Кыргызстана составляет почти половину ВВП 30.04.13. // http://www.vb.kg/doc/226539_vneshniy_dolg_kyrgyzstana_sostavliaet_pochti_poloviny_vvp.html

 [6] Кудрявцева Т. Объем совокупной привлеченной внешней помощи в Кыргызстан составил $7 миллиардов 598,2 миллиона. 09.10.2015. // http://24.kg/ekonomika/20577_obyem_sovokupnoy_privlechennoy_vneshney_pomoschi_v_kyirgyizstan_sostavil_7_milliardov_5982_milliona/

[7] ОБЗОР: ПРОБЛЕМЫ СТРОИТЕЛЬСТВА ГЭС В КЫРГЫЗСТАНЕ 25.12.15 // http://www.ca-portal.ru/article:24107

[8] Российско-Кыргызский фонд развития. Неиспользуемый потенциал 24.03.16 // http://capital.kg/capital-diary/rossijsko-kyirgyizskij-fond-razvitiya.-neispolzuemyij-potenczial

[9] Морозов Н. В РОССИЙСКОМ ОРЕНБУРГЕ УНИЧТОЖИЛИ ЗАВЕЗЕННЫЙ ИЗ КЫРГЫЗСТАНА БОЛГАРСКИЙ ПЕРЕЦ 11.05.16 // http://aspnova.ru/novosti-mira/v-rossiyskom-orenburge-unichtozhili-zavezennyiy-iz-kyirgyizstana-bolgarskiy-perets/

[10] Казахстан ввел временный запрет на ввоз картофеля из Кыргызстана 04.05.16  //

https://tengrinews.kz/kazakhstan_news/kazahstan-vvel-vremennyiy-zapret-vvoz-kartofelya-293822/

[11] Мураталиева А. Кыргызстан отрицает ввоз зараженного картофеля 06.05.16. // http://kloop.kg/blog/2016/05/06/kyrgyzstan-otritsaet-vvoz-zarazhennogo-kartofelya-v-kazahstan/

[12] МИНИСТР А. КОЖОШЕВ В БАТКЕНСКОЙ ОБЛАСТИ: О СОЗДАНИИ БЛАГОПРИЯТНЫХ УСЛОВИЙ ДЛЯ ВЕДЕНИЯ БИЗНЕСА 24.02.16 // http://mineconom.gov.kg/index.php?option=com_content&view=article&id=5858&catid=63&lang=ru

[13]  О готовности лабораторий Кыргызстана к сотрудничеству в рамках ЕАЭС 10.06.15 // http://rus.azattyk.org/a/27119860.html

[14]  Глушко С. Кыргызские мигранты жалуются, что им не дают торговать в Алматы 20.03.12 //  http://rus.azattyq.org/a/kazakhstan_kyrgyzy_migrants_/24521246.html

[15] Кутуева А. Кыргызстан в ЕАЭС: контраБАНДА наступает  09.03.16 // http://rus.azattyk.org/a/27599908.html

[16] Распопова А. Зачетный «Платон» 09.02.16 // http://www.gazeta.ru/auto/2016/02/09_a_8065115.shtml

[17] НИСИ разъяснил, как производился расчет доли Кыргызстана при расщеплении таможенных пошлин стран ЕАЭС 11.04.15 // http://berlek-nkp.com/news/4355-nisi-razyasnil-kak-proizvodilsya-raschet-doli-kyrgyzstana-pri-rasscheplenii-tamozhennyh-poshlin-stran-eaes.html

[18] Кыргызстан получил 3,5 миллиарда сомов таможенных платежей от ЕАЭС  // ru/sputnik/kg|economy|20160204|1022122191/html

[19] КР получит 18 миллиардов сомов от расщепления таможенных пошлин ЕАЭС 04.02.16 //  ru/sputnik/kg|economy|20160204|1022126395/html

[20]Поступления таможенных платежей в республиканский бюджет Кыргызстана в 2014 году составили 42 миллиарда 580,2 миллиона сомов 09.01.15 //  http://rus.kg/news_rus/economy_rus/32274-postupleniya-tamozhennyh-platezhey-v-respublikanskiy-byudzhet-kyrgyzstana-v-2014-godu-sostavili-42-milliarda-5802-milliona-somov.html

[21] Кыргызстан стал пользователем «Всеобщей системы преференций+» Евросоюза 09.02.16 // http://www.ictsd.org/

Автор: Искендер Шаршеев, исполнительный директор Ассоциации иностранных инвесторов (Кыргызстан, Бишкек)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR.asia

Последнее

Популярное