Аналитические материалы / Казахстан

Ирина Галкина: «Легализация активов: продолжение с новым смыслом»

19.07.2015

«В Казахстане самая и без того продолжительная акция по легализации капитала и недвижимости, которая началась в 2014 году, будет пролонгирована. Видимо, правительство считает, что чем дольше длится период, когда казахстанцы могут вывести свои активы из тени, тем впечатлительнее будет результат. Эксперты считают, что это далеко не так. Кроме того, модель легализации планируется трансформировать, а предлагаемые изменения довольно спорны», — отмечает в статье написанной специально для CABAR.asia Ирина Галкина, главный редактор новостного портала Millioner.kz(Алматы, Казахстан).

Суверенная казахстанская экономика сегодня нуждается в притоке капитала как никогда раньше. Главная экспортная статья – нефть – из-за обвального падения цен, уже не приносит госказне тот доход, который позволяет без труда выполнять все социальные и инвестиционные программы. Иностранные инвестиции осуществляются в недостаточном объеме. Теневая экономика по-прежнему находится на высоком уровне. В таких условиях экономике Казахстана требуется качественный и исторически необходимый рывок, чтобы реализовать многочисленные бюджетные программы и глобальные проекты.
Легализация, конечно, целостно этих проблем не решает, но может оказаться хорошим подспорьем для бюджета. Видимо, так мыслили в правительстве, когда вынашивали идею проведения третьей волны легализации. Для народа это был неожиданный шаг, а для власти – вполне предсказуемый.
 
Финансовая подоплека амнистии образца 2014-2015 года очевидна. В страну будет заведен не только скрываемый капитал, но и уплачены сборы – и с капитала, и с легализуемой собственности. Изначально правительство рассчитывало, что будет легализовано активов на общую сумму $10-12 млрд. Расчет здравый: эти деньги, сопоставимые с иностранными инвестициями в полугодовом выражении, начнут работать на отечественную экономику. Если со всей этой суммы будет уплачен еще и 10-процентный сбор, то в казну поступит не менее $1 млрд. – разве можно считать такую сумму лишней?
 
В награду за возвращение в правовое экономическое поле амнистируемым казахстанцам будет, конечно, беспроблемная декларация доходов и активов, к которой Казахстан намерен прийти с 1 января 2017 года.
История вопроса. Казахстан
Народ Казахстана уже хорошо знаком с тем, что такое амнистия капитала. Это когда бизнесмены и чиновники, а среди амнистируемых, увы, нет простых людей, возвращают в страну деньги, которые спрятали за границей. Первый акт государственного прощения состоялся в 2001 году. Масштаб легализации оказался незначительным – всего $480 млн. было легализовано за месяц – с 14 июля по 14 августа.
Конечно, говорили эксперты, это чрезвычайно мало, если учесть, что казахстанский капитал за рубежом исчисляется десятками миллиардов. Но это была, с другой стороны, впечатлительная победа, так как в стране был создан хороший, в общем-то, прецедент выхода из тени безо всяких юридических и др. последствий.
Вторая волна легализации (с 3 июля 2006 года по 1 августа 2007 года) затронула уже не только деньги, но и собственность. Причем, в этот процесс были включены и частные лица, и субъекты предпринимательства. В результате было легализовано денег и имущества на сумму $6,8 млрд., а бюджет пополнился за счет сборов на амнистию на $483 млн.
Легализация №3 (с сентября 2014 года по 31 декабря 2015 года) является самой либеральной. Так, возвращаемый в страну капитал должен размещаться на специальном счете в банке и быть неприкосновенным в ближайшие пять лет – тогда каких-либо налогов с этой суммы платить не придется. Также можно эти деньги направить на приобретение государственных ценных бумаг, облигаций банков второго уровня, национальных управляющих холдингов, национальных компаний, институтов развития, акций в рамках программы «Народное IPO» или, в конце концов, приобрести объекты по программе второй волны приватизации. Но если владелец решит «обналичить безналичные» до истечения пяти лет, а попросту – снять с банковского счета, то придется уплатить 10% в бюджет.
Главное отличие третьей волны легализации от второй – она распространяется исключительно на частные лица: компании и фирмы в ней не участвуют.
Откуда берется «тень»?
Квалифицированный ответ на этот вопрос могут дать немногие – только те, кто хорошо знаком с подводными экономическими течениями. Не будем брать в расчет дикое время накопления капитала (1990-е годы). Оно уже далеко в прошлом. Сейчас используются более остроумные схемы по выводу капитала за рубеж. Например, некая компания заключает фиктивные договора на поставку товаров в Казахстан: товар не ввозится, а капитал уходит. Некоторое время назад Министерство финансов РК заинтересовалось сомнительными потоками товаров, подозревая, что что-то тут нечисто. А Центробанк России пошел дальше: он даже подсчитал, что лже-импортеры России могли вывести за рубеж через Казахстан до $10 млрд., а через Беларусь – до $15 млрд. Это позволяет отсутствие таможенных границ.
Эксперты называют и другие источники происхождения нелегального капитала: заранее заложенные «откаты» в инвестиционных проектах, которые реализуются на территории Казахстана, занижение цен на экспортные товары, поставляемые всевозможным офшорным компаниям, собственно офшоры…
Понятно, что подобными схемами пользуется исключительно бизнес-элита, здесь не только простые казахстанцы ни при чем, но даже и средний бизнес.
В 2012 году, по оценке Всемирного банка, объем теневой экономики составил 19,2% к ВВП, или 5,8 трлн. тенге. Официальная монетарная власть придерживается этого же показателя. Так, готовясь к третьей легализации, в 2014 году Национальный банк также озвучивал данную цифру, беря за основу 2005-2012 годы. По его информации, основная доля ненаблюдаемой экономики (64,6%) приходится на такие секторы экономики, как торговля – 22,9%, сельское хозяйство – 15,6%, транспорт – 14,1 %, операции с недвижимым имуществом – 12,0%. По уточненным формулировкам, в Казахстане ненаблюдаемая экономика включает только скрытую и неформальную деятельность – незаконную деятельность это понятие не включает.
История вопроса. Третьи страны
Перуанский экономист Эрнандо Де Сото, написав свою книгу «Загадка капитала», конечно, не мог и подозревать, что его идея о легализации собственности беднейших слоев населения станет столь жизнеспособной на постсоветском пространстве [1]. Открытие южноамериканца поражает своей простотой. Сделав сравнительный анализ четырех стран с весьма разными культурами и политическими системами – Перу, Филиппин, Египта и Гаити, он понял, что их объединяет не только бедность, но и несовершенная экономическая политика. Собранные им данные убеждают, что неимущие в этих странах накопили достаточно много средств и собственности, чтобы успешно участвовать в капиталистическом развитии. В одном только Египте собственность бедноты в 55 раз превышает объем прямых иностранных инвестиций, включая расходы на сооружение Суэцкого канала и Асуанской плотины. Всего частной недвижимости, накопленной бедняками стран третьего мира и бывшего соцлагеря и не имеющей легального статуса,  по оценкам видного экономиста на момент написания монографии (2000 год), составляет не менее $9,3 трлн. Но из-за устаревших законов о собственности эти страны не могут обратить ее в ликвидный капитал.
Де Сото напоминает, что в настоящее время развивающиеся государства переживают такой же кризис, как тот, через который прошли ныне развитые страны в эпоху промышленной революции, когда они сами еще были типичными странами третьего мира, страдающими от засилья черных рынков, мафиозных организаций, массовой нищеты и вопиющего неуважения к законам. Западные страны, доказывает де Сото, нашли выход из положения около 150 лет назад и стали богатеть, так и не поняв, что же, собственно, они для этого сделали. А причина успеха лежит в том, что просто были изменены законы о собственности…
Посмотреть критическим взглядом
Трудности, с которыми столкнулся процесс легализации-2014, очевидны. С сентября 2014 года, когда стартовал очередной выход из тени, легализовано 292,6 млрд. тенге в том числе: по имуществу, находящемуся на территории РК легализован 30 901 объект и выведено на свет белый ценных бумаг на сумму 218,9 млрд. тенге; по имуществу, находящемуся за пределами РК, легализовано 17 объектов и ценных бумаг на сумму 636,5 млн. тенге; денег легализовано на сумму 73,0 млрд. тенге.
 
Ожидания по объемам легализуемого капитала мягко говоря не оправдываются, а легализация зарубежной недвижимости вообще не пошла: всего по зарубежному имуществу было подано 17 заявлений, при этом касались недвижимости только 14 из них.
 
Председатель Национального фонда развития финансовых услуг Михаил Кленчин в одном из своих интервью [2], проанализировав  законодательство по легализации, предложил:  продлить срок легализации, пересмотреть норму о сборе либо исключить его в некоторых случаях, проработать механизмы легализации имущества, которое приобретено не прямо, а путем покупки долей или акций иностранных компаний за рубежом, которые, в свою очередь, собственниками крупных активов, детализировать процедуру проведения оценки – как, исходя из каких критериев и согласно отчетам каких оценщиков следует определять стоимость зарубежной недвижимости.
Особое внимание было уделено легализации зарубежной недвижимости. Во-первых, приобретать недвижимость за границей казахстанским законодательством не запрещено, поэтому сам по себе факт приобретения не может быть незаконным деянием. Во-вторых, никакими законодательными актами Казахстана не предусмотрена обязанность ставить государство в известность о покупке. Кроме того, при приобретении недвижимости за рубежом ее владелец не обязан платить какие-либо налоги в Казахстане. Поэтому требование об уплате сбора в размере 10% в госбюджет Казахстана не является правомерным.
Итак, далеко не все объекты зарубежной недвижимости, приобретенные гражданами Казахстана, нуждаются в легализации как таковой. Если человек приобрел недвижимость на легальные доходы, а не на деньги, используемые в коррупционных схемах, то и участвовать в легализации не нужно. И налоговые органы Казахстана не вправе применять по отношению к такой недвижимости и их владельцам какие-либо санкции.
Между тем во всех разъяснениях относительно легализации зарубежной собственности уполномоченные органы делают акцент на том, что все владельцы зарубежной недвижимости без исключения должны пройти акт легализации. Юрист Михаил Кленчин в данном случае уверен, что налоговые органы перепутали легализацию и декларацию. Лучший вариант, вполне законный и обоснованный, по его мнению, – обязать казахстанцев, имеющих недвижимость за рубежом, просто задекларировать ее. Этот шаг обоюдовыгоден и логичен: с одной стороны, не представляет собой каких-либо правовых последствий для владельцев таких объектов, с другой – даст государству полную информацию о зарубежных активах.
Вопросов все больше
К первой годовщине третьей волны легализации Министерство финансов РК объявило о том, что, вероятно, сроки вывода недвижимости и капитала из тени, будут продлены на целый год, до 31 декабря 2016 года.
Новшества, которые ожидают данный процесс, озвучил вице-министр финансов Ардак Тенгебаев [3].
Первое, что предложено, провести легализацию с зачислением на банковские счета без обязательств по их хранению, без уплаты сбора, с распоряжением по своему усмотрению без ограничений. В случае же отсутствия зачисления денег на счета в банках второго уровня легализация будет проводиться с уплатой сбора в размере 10%.
Второе: по имуществу, находящемуся, как на территории РК, так и за ее пределами, право на которое оформлено на субъекта легализации или на ненадлежащее лицо, легализацию предлагается проводить путем представления декларации в органы государственных доходов без соответствующих комиссий.
Третье: обеспечение гарантий от незаконного преследования со стороны правоохранительных органов. В этих целях даже разработан соответствующий законопроект.
 
Поправки в закон «Об амнистии граждан Республики Казахстан, оралманов и лиц, имеющих вид на жительство в Республике Казахстан, в связи с легализацией ими имущества» будут рассмотрены на осенней сессии парламента, вероятно, в срочном порядке. Но есть опасения, что закон опять окажется сырым и несовершенным.
 
После того, как профильное министерство решило упростить и несколько модернизировать модель легализации, вопросов возникает еще больше. Вот всего лишь несколько из них.
 
По легализации капитала. По новой версии, теперь только стоит ввести деньги в страну, и человек освобождается от каких-либо обязательств, которые существовали ранее – использовать деньги лишь на определенные цели – покупку ЦБ на KASE или оставлять их неприкосновенными целых 60 месяцев. По данным на 1 июля 2015 года в банках второго уровня было открыто 135 сберегательных счетов и аккумулировано 72,268 млрд. тенге, при этом основную долю среди регионов составляет Алматы – 90 счетов на более чем 66 млрд. тенге. Эти деньги пока законсервированы, и если будут приняты изменения в закон о легализации, и уже не потребуется платить с них сбор в размере 10%, то они тут же будут выведены из банков и, возможно, из экономического оборота. Этих ли целей добивается власть?
Далее. Как следует поступить в отношении той части легализованных денег и уже выведенных из банков (речь о капитале, который был «очищен» за счет уплаты 10-процентного сбора)? Оставить все, как есть или все-таки вернуть их владельцам 10-процентную повинность? Эта дилемма, думается, не умозрительная, а вполне реальная, так как люди не согласятся с разным подходом к легализуемому в рамках одной акции капиталу.
Кроме того, хорошо ли подумали в Минфине, предлагая легализовать капитал без каких-либо обременений. Финансовая цель легализации уже не будет достигнута – бюджет не получит тех вливаний, которые мог получить за счет уплаты 10-процентного сбора. Кроме того, если деньги находились вне легального оборота, то с них ни разу не уплачивались какие-либо налоги. И справедливо ли в таком случае освобождать их от уплаты сбора? Ведь логика легализации заключается в том, что никто не спрашивает, откуда взялись эти деньги (кстати, это вполне могут быть и завуалированные коррупционные деньги), но они должны подлежать налогообложению.
По легализации недвижимости. Понятно, когда легализуется недвижимость на территории Республики Казахстан. Само по себе понятие «легализация» подразумевает процесс перехода от нелегального статуса к легальному. Поскольку собственность была нелегальна, то и налоги с нее не уплачивались. И теперь, чтобы придать легальный статус такой недвижимости, необходимо заплатить 10-процентный сбор. Требование, как и в случае с легализацией капитала, совершенно законное. Ведь такая недвижимость могла появиться в результате инвестиций нечистых денег.
Что касается недвижимости за рубежом, то, по идее, легализации должна подлежать только та собственность, которая приобретена на незаконно полученные деньги, с которых в Казахстане не уплачивались налоги. Такая недвижимость подлежит легализации, и уплачивать с нее сбор необходимо в обязательном порядке. Если же зарубежная недвижимость приобретена на легальные доходы, то процесс легализации на нее не распространяется, и ее просто нужно задекларировать в комитете госдоходов. Так схема должна выглядеть в идеале. Чиновники же из Минфине никак не могут согласиться с тем, что большая часть зарубежной недвижимости, которой владеют казахстанцы, должна быть освобождена и от процесса легализации, и от уплаты 10-процентного сбора. Более того, ведомство планирует возложить на владельцев зарубежной собственности обязанность проводить стоимость своего имущества, и возможно, распространить норму о легализации не только на недвижимое, но и движимое имущество. При  этом совершенно непонятен механизм, как и кем будет выявляться зарубежное имущество, как оцениваться…
 
По счетам за рубежом.На сегодняшний день в налоговом законодательстве есть норма, которая обязывает каждого гражданина Казахстана, имеющего денежные средства за границей, подавать декларацию в налоговый орган с указанием суммы, которая находится на этих счетах. Если человек не подал подобную декларацию, то в соответствии с Административным кодексом в первый раз он освобождается от ответственности. Но если он не подает декларацию второй год подряд, сумма штрафа составит 15 МРП. Теперь Минфин предлагает усилить норму и назначать штраф порядка 250 МРП за не предоставление декларации по счетам. Подобная инициатива финансовой власти довольно спорна. С одной стороны, идея введения административной ответственности за недекларирование счетов в иностранных банках разумна. С другой – очень часто казахстанцы, выезжая  на отдых за рубеж, вынуждены открывать банковские счета для получения каких-либо мелких услуг, той же аренды автомобиля или оплаты аренды апартаментов. Или, например, открывают счета те, кто учится или работает за границей. Безусловно, не правильно подвергать их за это адмответственности с огромными штрафами. Но самое главное – в стране уже несколько лет подряд осуществляется финансовый мониторинг со стороны Национального банка РК, и в принципе он владеет полной информацией вывода капитала за рубеж – кто перечисляет деньги, в каких объемах, на какие цели. Так стоит ли тогда применять драконовские санкции к владельцам любых счетов в иностранных банках, о которых и без того властям все известно?
 
Вместо послесловия
 
Третья волна легализации является прологом к предстоящему всеобщему декларированию доходов. Однако ставить знак равенства между полной финансовой подотчетностью государству и сокращением теневой экономики, снижением уровня коррупции в государственных органах вряд ли возможно. Легализация – это лишь средство узнать об активах граждан немного больше. И здесь все зависит от механизма легализации. Главное, чтобы он не завел в тупик тех, кто хотел бы начать свою жизнь с чистого листа.
 
[3]. Интернет-газета Zonakz.net, 24 июля 2015 года. https://zonakz.net/view-legalizacija-nemnogo-drugaja.html
Ирина ГАЛКИНА, независимый журналист
Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR
 

Последнее

Популярное