Интервью

Эффективность политики Ш. Мирзиеева за 2017 год: взгляд из Узбекистана, России и Великобритании

22.01.2018

Для оценки политики новых властей Узбекистана и ее результатов Центральноазиатское бюро аналитической журналистики CABAR.asia опросило трех экспертов из разных стран: политолог Фарход Толипов (Узбекистан, Ташкент), консультант ПИР центра Галия Ибрагимова (Россия, Москва) и аналитик Зайнаб Дост (Великобритания, Лондон) делятся своим видением достигнутых показателей в Узбекистане.

Восприятие политики Ш.Мирзиеева населением и экспертами внутри Узбекистана

Любое государство стремится следить за различного рода рейтингами и показателями. Одним из примечательных ивентов является то, что политические обозреватели одного из ведущих в Турции экономических изданий Derin Ekonomi включили Шавката Мирзиёева в первую десятку мировых лидеров, оказывающих существенное влияние на изменение ситуации в своих странах и регионах. В этом аспекте интересной представляется то, как само население и экспертное сообщество оценивает политику Президента.

tolipov1По мнению политолога Фархода Толипова (Узбекистан, Ташкент), на проводимую политику новых властей Узбекистана возлагаются большие надежды: «происходят действительно большие перемены, которых долго ждал народ. Широко распространенной и часто произносимой общей фразой в официальной риторике, в СМИ, среди экспертов и простых людей сегодня является фраза о том, что народ ждал реформы 25 лет и больше не может ждать. Трудно поспевать даже за принимаемыми правительственными решениями, президентскими указами – настолько сильна динамика проводимых реформ».

Аналитик из Великобритании (Лондон) Зайнаб Дост также дает позитивные оценки: «большинство населения позитивно относится к новой политике президента, ибо долгосрочная стагнация заставила многих радоваться даже минимальным мерам для разрешения насущных проблем. Кроме этого, народу апеллируют заявления президента, свидетельствующие о более реальной оценке ситуации в стране. Эксперты также выражают осторожный оптимизм, так как реформы на самом деле постепенно претворяются в жизнь».

В более скептическом направлении этот вопрос комментирует консультант ПИР-Центра политических исследований Галия Ибрагимова (Россия, Москва): «если говорить о среднем классе и классе ниже среднего, которые получают зарплаты в национальной валюте – сумах, то каких-либо улучшений в социально-экономической сфере они не почувствовали. Средняя заработная плата составляет в пересчете с сумов (нац. валюта Узбекистана – примеч. ред.) — 200 долларов. Средняя пенсия – 80 долларов.

Касательно политического блока стоит отметить, что СНБ снизили свое влияние, что почувствовали на себе простые жители, но происходит усиление Национальной гвардии, которая поддерживает Ш.Мирзиеева и считается противовесом СНБ.

Кстати, то, что Ш.Мирзиеев не очень активен во внешней политике, как раз подтверждает то, что он сосредоточен на экономике и внутренней повестке, а также на продолжающемся противостоянии с СНБ».

О грани между популизмом и реальными намерениями властей

Как известно, в политике не все обещания реализуются, а многие озвученные инициативы скорее направлены на собственный пиар и набирание очков среди электората. В узбекистанских реалиях вопрос популизма и реальных намерений со стороны властей как никогда актуален.

Эксперт Зайнаб Дост приводит несколько решений властей, которые за 2017 не были пустыми словами:

  • Oбщая либерализация внешнеэкономического курсa. Центробанк разрешил физическим лицам и индивидуальным предпринимателям покупать в банках валюту по курсу продажи на пластиковые карточки. С 1 декабря упростились экспортные и импортные операции.
  • Eсть сдвиги в улучшении ситуации в сфере свободы слова и развития СМИ. Появились критические статьи в газетах и в интернете. Чиновники обязаны освещать важные шаги госорганов в ходе пресс-конференций и отвечать на вопросы журналистов.
  • Постепенно идёт подготовка к смещению акцентoв в экономике. Правительство начало сокращать хлопковые посевы, отдавая землю под продовольственные культуры. Предпринимателям можно экспортировать и транспортировать продукцию по своему усмотрению. Готовится налоговая реформа (пока на уровне принятия законодательных актов).
  • В духе заявлений Д. Медведева о том, что не надо «кошмарить» бизнес, Ш.Мирзиеев недавно процитировал слова У.Черчилля о том, что «бизнес — не дойная корова, а ломовая лошадь, везущая тяжелую повозку». В своём обращении к парламенту президент приветствовал возвращение в страну денег, инвестиций и обещал, что счета людей, хранящих сбережения в узбекских банках, проверять не будут. Кроме этого, в Узбекистане в течение года были сделаны послабления и местному бизнесу.
  • Намечается реформа в сфере образования, было заново открыто заочное обучение.
  • Нацеленность на развитие туризма и соответствующей инфраструктуры.

Сомнительными и не поддающимися проверке Зайнаб Дост приводит пункты по недопустимости и рукоприкладству, а также по поводу отмены архаичных стикеров ОВИР для свободного перемещения людей и отмены советской практики «прописки».

Аналитик Галия Ибрагимова очерчивает круг результатов в виде того, что: «наиболее заметная реформа — это валютная. Президент действительно поспособствовал, чтоб черный валютный рынок исчез и валюту теперь можно официально купить в банках. Главное – власти признали реальный курс сума к доллару. Значимо также то, что власти признали проблемы в экономике, которые оставил в наследство от своего правления И.Каримов».

Отдельного внимания, по мнению Галии Ибрагимовой, заслуживает позитивный тренд, связанный со снижением роли СНБ: «однако, усиление Национальной гвардии снижает позитив от того, что СНБ утрачивает былые полномочия».

Политолог Фарход Толипов делает разграничение между популизмом и реальными реформами: «Президент демонстрирует себя в качестве опытного технократа, государственного деятеля и управленца. Поэтому, практически не просматриваются элементы популизма в его словах и делах, хотя все его реформистские шаги одновременно дают практический эффект (хоть и разной степени) и в то же время не могут не иметь пиаровский характер. Например, объявленная борьба с коррупцией, с одной стороны, была подкреплена соответствующим законом и практическими мерами, а с другой стороны – проблема коррупции настолько застарелая и затвердевшая проблема, что ее не просто побороть.

Фарход Толипов замечает, что «реформы только начаты и следует признать, что они, хоть и масштабны, идут не просто. Сложность реформ во многом связана с человеческим фактором. Тем не менее, наиболее успешно начаты реформы в экономической сфере. Введена конвертация национальной валюты; пересматривается налоговая политика; создаются благоприятные условия для ведения бизнеса. 2018 год был объявлен «Годом поддержки активного предпринимательства, инновационных идей и технологий». И уже с начала нового года правительственные решения, сообщения СМИ все больше фокусируются на реализации государственной программы в рамках главного курса».

Наиболее результативным событием, по мнению Фархода Толипова, было «создание атмосферы диалога государства с народом, что нашло свое выражение в создании виртуальной приемной Президента и правительства, а также народных приемных на местах. Были освобождены ряд политзаключенных. Началось реформирование административной и кадровой системы. Возвращено 11-летнее среднее образование вместо учебы в лицеях после 9-го класса школы. Создаются более благоприятные условия для ведения бизнеса. Проведена реформа Академии Наук».

Был ли 2017 год прорывным для Узбекистана во внешней политике?

Обзор СМИ показывает, что в основном экспертное сообщество как внутри Узбекистана, так и за его пределами давали достаточно позитивные оценки политике Ташкента в сфере внешней политики.

Фарход Толипов приходит к выводу, что «наиболее прорывными были, безусловно, договоренности и соглашения Узбекистана буквально со всеми соседними по региону странами. «Лед тронулся» в отношениях с Кыргызстаном и Таджикистаном, особенно в решении спорных водных и пограничных вопросов.

Думаю, наиболее ценной также можно назвать инициативу о регулярных встречах президентов центральноазиатских государств. Это может стать началом ре-институционализации региональных саммитов, что в свою очередь может привести к возрождению ОЦАС».

Галия Ибрагимова признает налаживание связей с Таджикистаном и Кыргызстаном весьма результативным, однако, ставит под сомнение искренность и перспективность достигнутых договоренностей: «Сложно судить, насколько искренне узбекская сторона в своих целях закрыть глаза на Рогунскую ГЭС и водно-энергетические проблемы в целом. В отношении Кыргызстана хочется верить, что снобизм и высокомерие узбекских властей к Бишкеку преодолен».

«С Россией — это скорее вынужденное партнерство, учитывая непростую экономическую ситуацию, которую оставил после себя И.Каримов», — считает Галия Ибрагимова.

Как справедливо отмечает Зайнаб Дост «в региональной политике Узбекистан активен и более не изолируется от соседей. Правительство заявляет о пользе сотрудничества и о преодолении разногласий по всем проблемным вопросам включая делимитацию границ, водно-энергетическое сотрудничество, строительство новых транспортных коридоров.

Есть совершенно новые инициативы, демонстрирующие позитивные намерения Ташкента. Так, потепление отношений с Бишкеком позволило Узбекистану потеснить Турцию как одну из топ-5 стран торговых партнёров Кыргызстана. В 2017-м возобновились прямые авиарейсы между Узбекистаном и Таджикистаном, теперь же речь идёт и о будущей отмене визового режима.

Кроме этого, можно позитивно отметить медиацию Узбекистана в разрешении кыргызско-казахского конфликта. Ещё один признак доброй воли: Ташкент предложил Душанбе свой газ по заниженной цене. Аналитики вполне серьёзно говорят о реинтеграции региона».

Основные тенденции в развитии Узбекистана в настоящее время

Галия Ибрагимова выделяет главную тенденцию в Узбекистане в виде стремления новой власти удержать экономику от коллапса: «это открытие узбекского рынка для инвесторов, но все это пока едва ли ощутимо для жителей страны».

Зайнаб Дост выявляет важный риск, связанный с тем, что в бюджете может не хватить средств на объявленные реформы и проекты: «чиновники отмечают о возможном росте цен и трудностях для населения при проведении реформ».

С точки зрения Зайнаб Дост, многие говорят о грядущем создании олигархата в Узбекистане, в отличие от прежних времен: «Считается, что Шавкат Мирзиеев видит в этом инструмент ограничения разросшегося влияния СНБ. Eще неизвестно удастся ли это на деле, так как силовики могут приспособиться и к олигархатy». Эксперт также говорит о тенденции внедрения новых методов оживления экономики и повышения занятости: «не исключено внедрение новых методов энергоснабжения населения (включая потенциальное использование атомной энергии в мирных целях)».

Эксперт Фарход Толипов уверен, что Узбекистан имеет огромный потенциал для ускоренного развития как современного государства. В связи с чем он выделяет 3 доминирующих тенденции в развитии Узбекистана: экономическая либерализация, кадровая реформа и усиление молодежной политики.

Материал подготовила редактор CABAR.asia Наргиза Мураталиева

Мнение экспертов может не совпадать с позицией редакции CABAR.asia

Последнее

Популярное