Аналитические материалы / Казахстан

Эдуард Полетаев: «ОДКБ ищет выход из котла»

09.11.2015

«У военно-политического блока, включающего в себя шесть стран постсоветского пространства, много задач, но в последнее время участницы договора особое внимание уделяют противостоянию международному терроризму», — отметил с своей статье, написанной специально для Cabar.asia Эдуард Полетаев, политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии» (Алматы, Казахстан).

ОДКБ, как структура: реалии и задачи

poletaevС тех пор, как на территории Афганистана начались боестолкновения между ИГИЛ и «Талибаном» при участии боевиков других вооруженных группировок, для каждого национального государства-члена ОДКБ выросли ее роль и значение, как и важность успешной борьбы с терроризмом на территории Центральной Азии. Вполне вероятно, что в ближайшее время ОДКБ примет на себя еще больше серьезных обязательств, связанные с необходимостью обеспечения безопасности в регионе.

Однако, данная организация включает в себя лишь три из пяти государств постсоветской Центральной Азии. Узбекистан, который предпочитает двусторонние отношения многосторонним и различным союзам, вышел из ОДКБ. И без участия этой страны вопросы безопасности трудно решаемы, потому что Узбекистан граничит со всеми странами региона, у его границ удобный выход на Афганистан, самые крупные вооруженные силы в регионе и самое большое население. Даже изолированный и нейтральный Туркменистан не может остаться в стороне, если в Центральной Азии развернутся активные боевые действия или появится угроза его национальной безопасности. При этом внешние центры влияния не имеют единого понимания, что такое «безопасность в Центральной Азии», оно сильно разнится, к примеру, у США и Российской Федерации.  И пока не будет общей системной позиции и какого-то серьезного компромисса между внешними игроками и странами региона, проблематика региональной нестабильности будет актуальна.

В чем нынешняя роль ОДКБ в Центральной Азии? Теоретически это организация, которая не должна вмешиваться в такие ситуации, как в Афганистане. ОДКБ создана для отражения внешних угроз, но на нее постоянно навешивают не свойственные ей функции, усиленно милитаризуют. Сейчас ОДКБ уже развивается как многопрофильная и многофункциональная международная структура, и в этой связи на нее нагружают «зависающие» задачи помощи Афганистану, которые ОДКБ могла бы и не выполнять.  Президенты государств, которые входят в блок, все чаще говорят о мерах по усилению вклада в дело стабилизации обстановки в Афганистане. В прошлом году поднимали вопросы укрепления составляющих ПВО, о создании военной авиации ОДКБ, где ключевую роль будет играть Кантский аэродром. Также государства-члены ОДКБ взяли на себя обязательство оказать помощь в создании инфраструктуры охраны таджикско-афганской границы — это строительство застав и контрольно-пропускных пунктов, создание технических заграждений. Кроме того, речь идет о программах переподготовки афганской полиции, сохранения «северного транспортного маршрута» для поддержания и снабжения различных миссий и т.д.

В настоящее время с учетом меняющихся военно-политических реалий ОДКБ развивается как многопрофильная и многофункциональная региональная структура. Ее многофункциональность подразумевает и формирование договоренностей с другими структурами (например, ШОС или СНГ) в рамках зоны своей ответственности. Они пытаются наладить диалог друг с другом, причем ранее этого не происходило. Однако механизмы принятия совместных решений плохо просматриваются, тем более что ранее даже попытки собраться вместе бывали торпедированы в рамках самой ОДКБ.

Сама история этого блока довольно показательна. Как мы помним, 15 мая 1992 года был принят Договор о коллективной безопасности, долгое время не имевший последствий в виде принятия знаковых решений. Но после того, как американцы пришли в Афганистан в 2001 году, Договор о коллективной безопасности переформатировали в Организацию. То же самое случилось с ШОС. В 2001 году к «Шанхайской пятерке» присоединился Узбекистан, и она стала называться Шанхайской организацией сотрудничества. По большому счету, формирование ОДКБ и ШОС — это реакция на те события, которые происходили южнее границ стран-участников. Ко многим процессам постсоветские страны и Китай были попросту не готовы. К тому же появились совершенно новые для них вызовы – международный терроризм, политический и религиозный экстремизм, рост наркотраффика, неконтролируемая миграция, волны которой несли с собой новые проблемы и угрозы для государств и их населения.

Так в организационном плане ОДКБ превратилась в типичную региональную организацию, включавшую в себя главную задачу (защита стран-участниц от внешних военно-политических агрессоров и международных террористов), а также другие важные (помощь в ликвидации природных катастроф, борьба с нелегальной миграцией, наркотрафиком и незаконным оборотом оружия). В высший орган управления — Совет коллективной безопасности — входят главы государств. Генеральный секретарь руководит секретариатом. Под «крышей» организации существует много других структур. Теоретически в ОДКБ может вступить любое государство мира, другое дело, примут ли его. С другой стороны, выйти из состава ОДКБ можно в любое время по собственному желанию.

Важной особенностью ОДКБ при этом является то, что со сложностями, но все же были созданы Коллективные силы оперативного реагирования (КСОР). Это воинские подразделения стран-участниц и отряды специального назначения, которые действуют уже более пяти лет. В бою они должны принять участие, когда политически ситуацию не разрешить, а для поддержания мира необходима именно военная операция. Стоит отметить, что за все годы своего существования ОДКБ как единый военно-политический альянс ни разу не участвовал в боевых операциях.

Афганский вызов и российская помощь

При этом организация готовится к худшему сценарию. Еще 3 года назад в ОДКБ начали подготовку предложений по мерам на случай ухудшения ситуации в Афганистане после ухода оттуда в 2014 году Международных сил содействия безопасности (МССБ). (ссылка)

В ноябре 2012 года участники заседания рабочей группы по Афганистану при Совете министров иностранных дел ОДКБ отметили необходимость проведения скоординированной политики на афганском направлении с целью недопущения обострения ситуации в зоне ответственности ОДКБ.

«Несмотря на наличие общего врага, доверие между афганцами и представителями МССБ снижается, — заявил тогда генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа. — Об этом свидетельствует участившиеся случаи нападения и совершения террористических актов против военнослужащих МССБ со стороны представителей афганской армии и полиции». Бордюжа тогда обратил внимание на то, что осложняется обстановка и в северных провинциях Афганистана, которые примыкают непосредственно к зоне ответственности ОДКБ.

В сентябре 2013 года был распространен первый публичный доклад Аналитической ассоциации ОДКБ под названием «ОДКБ и безопасность Евразии». (ссылка)

Вот некоторые рекомендации из него. Во-первых, была отмечена целесообразность взятия на себя координирующей роли ОДКБ в противодействии современным вызовам и угрозам в Евразии (противодействие терроризму, наркотрафику, нелегальной миграции и т.д.).

Во-вторых, в случае реализации в Афганистане после 2014 года сценария «Постепенный упадок» основным приоритетом для ОДКБ должно стать укрепление государственных структур в Центральной Азии, поддержка их в охране границ, борьбе с наркотиками, исламским экстремизмом и т.п., а ОДКБ необходимо превратиться в основной инструмент координации российской помощи центральноазиатским государствам. Это один из четырех предполагавшихся сценариев, и, судя по всему, именно он реализуется в настоящее время.

Проведенный анализ показывает, что большие угрозы с территории Афганистана, во многом, «накладываются» на внутренние проблемы, существующие в центральноазиатских государствах: терроризм и исламский экстремизм, наркотрафик, неконтролируемые миграционные процессы, высокая степень коррупции и слабость государственных структур. Наибольшие опасения в плане перспектив роста трансграничных вызовов и угроз вызывает именно слабость государственных структур, и даже определенный потенциал образования «несостоявшихся государств». В этом плане постоянная помощь России и других государств-членов ОДКБ особо нужна Кыргызстану и Таджикистану. Большую роль в оказании этой поддержки может и должно сыграть партнерство России с Казахстаном.

Также, по мнению авторов доклада, ОДКБ целесообразно акцентировать усилия государств-членов на таких направлениях как: выработка механизмов защиты информационного пространства стран-участниц от распространения идеологии терроризма; формирование основ межгосударственной системы противодействия этой идеологии, а также акциям информационно-психологического давления в блогосфере и социальных сетях; создание государственных регулирующих структур в религиозной сфере, нацеленных на информационное противодействие и т.д.

В качестве основного вывода указано, что ОДКБ – защитный «зонтик» безопасности Евразии. Динамика развития организации дает основание с оптимизмом говорить о ее будущем, как мощного защитного «зонтика» безопасности для Евразийского Союза. Альтернативы нет, при этом необходимо устранять некоторые недостатки в деятельности ОДКБ.

Милитаризация как ответ на действия ИГИЛ

Вопрос международного терроризма был признан главной угрозой безопасности для стран организации во время саммита ОДКБ 22 декабря 2014 года. В частности, речь идет об ИГИЛ. По словам заместителя генерального секретаря ОДКБ Ары Бадаляна, по официально распространяемым данным, в том числе российского Национального антитерорристического комитета, в настоящее время в рядах ИГИЛ проходят подготовку более 2 тысяч граждан России. (ссылка)

С учетом граждан других стран, входящих в ОДКБ, эта цифра существенно выше. Есть опасность, что получившие хорошую боевую практику в рядах ИГИЛ и вооруженные экстремистской идеей о создании так называемого исламского халифата, по возвращении домой эти боевики усилят экстремистские организации, такие как «Хизб-ут-Тахрир», «Исламское движение Туркестана» и другие, действующие в подполье ряда стран ОДКБ.

Полномочный представитель России при ОДКБ Виктор Васильев заявил о том, что за 2014 год на таджикско-афганской границе количество перестрелок выросло в 20 раз по сравнению с показателем 2013 года. Дипломат полагает, что существует вероятность прорыва границ центральноазиатских государств, так как террористы «перетекают из Ближнего Востока в южное подбрюшье ОДКБ». (ссылка)

Поэтому в сфере противодействия терроризму в рамках ОДКБ проводятся специализированные командно-штабные антитеррористические учения «Рубеж». В программе учений предусмотрена отработка ведения специальной пограничной операции, усиления и прикрытия государственной границы, проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению участников экстремистских группировок, эвакуации мирного населения, освобождения заложников.

Во всех странах-членах ОДКБ приняты специальные законы по борьбе с терроризмом, а установлена уголовная и административная ответственность террористическую и экстремистскую деятельность. В последние годы сделан акцент на совершенствовании правовых основ противодействия финансированию терроризма, антитеррористической пропаганде, мерах по обеспечению неотвратимости наказания, как самих террористов, так и их спонсоров. В рамках ОДКБ налажен обмен информацией об организациях, признанных террористическими на территории каждого из государств-членов. Создан Международный межведомственный центр подготовки и переподготовки специалистов по борьбе с терроризмом и экстремизмом на базе Всероссийского института повышения квалификации сотрудников МВД России.

ОДКБ активно взаимодействует с Контртеррористическим комитетом ООН, принимает участие в реализации Глобальной антитеррористической стратегии Объединенных Наций. В 2015 году был подписан меморандум между секретариатом Парламентской ассамблеи ОДКБ и Антитеррористическим центром СНГ, налажена координация действий с ШОС.

Характерным маркером усиления влияния ОДКБ является недавнее заявление президента Беларуси Александра Лукашенко о том, что эта организация самая востребованная на постсоветском пространстве.

По мнению Лукашенко, выраженном в сентябре 2015 года на пленарном заседании Совета коллективной безопасности ОДКБ, необходимо укреплять военную мощь и механизмы кризисного реагирования организации. Поэтому в ближайшее время предстоит нарастить некоторые элементы военной составляющей, в частности — определиться с региональными системами ПВО и миротворческими силами. При этом Беларусь в 2009 году блокировала вопрос создания КСОР из-за частного экономического конфликта, так называемой «молочной войны» с Россией.

Сейчас же Лукашенко считает весьма важной создание стратегии коллективной безопасности ОДКБ: «Внедрение общих стандартов оборонной продукции, оснащение воинских контингентов ОДКБ унифицированным вооружением и материально-техническим обеспечением позволят значительно укрепить военный потенциал организации». (ссылка)

Стоит также отметить, что в 2015 году успешное проведение учений КСОР ОДКБ, которые состоялись в Таджикистане 12-19 мая на полигоне «Харбмайдон», стало завершением долгого и трудного пути становления 22-тысячного международного военного контингента организации, включающего в себя, помимо КСОР, Коллективные силы быстрого реагирования (КСБР) Центральноазиатского региона, Коллективные миротворческие силы и Коллективные авиационные силы и силы специальных операций. (ссылка)

Казахстан: сделай сам, поддержи других

Казахстан был в числе первых 6 стран, подписавших Договор о коллективной безопасности в 1992 году. Первые совместные учения после создания КСОР в 2009 году прошли именно в Казахстане, на военном полигоне Матыбулак. В Казахстане считают, что противостоять нынешним угрозам (в первую очередь, экстремизму и терроризму) в одиночку – это довольно трудная задача. Поэтому Казахстан является активным участником всех региональных структур безопасности, призванных способствовать поддержанию стабильности.

Формируемая Казахстаном модель безопасности на региональном уровне наиболее ярко представлена именно в работе ОДКБ, которая позволяет на основе международного права решать задачи раннего предупреждения и предотвращения возникающих угроз. А приоритеты Казахстана в вопросах безопасности были четко отражены во время его председательства в ОДКБ в 2012 году. Среди них — защита информационного пространства государств-членов, развитие КСОР, коллективной защиты воздушного пространства региона, борьба с наркотрафиком. (ссылка)

Кроме того, Казахстан прикладывает максимальные усилия по развитию военной составляющей ОДКБ. А дальнейшая совместная работа, по его мнению, будет способствовать укреплению международной безопасности. (ссылка)

На расширенном заседании сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ, состоявшемся в сентябре 2015 года в Душанбе, Казахстан в очередной раз заявил о своей поддержке наращиванию боевой подготовки воинских формирований в рамках организации. «Полагаем необходимым регулярно проводить учения, в том числе в виде внезапных проверок», — сказал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

В своем выступлении он отметил, что одним из главных вопросов повестки дня ОДКБ является потенциальная угроза, исходящая со стороны международных террористических и экстремистских организаций. Кроме того, казахстанский лидер в неукоснительном соблюдении Казахстаном всех обязательств в рамках ОДКБ, а также в оказании необходимой гуманитарной помощи странам-союзникам. (ссылка)

В итоге следует отметить, что ОДКБ представляется для Казахстана перспективной системой коллективной безопасности. Пожалуй, наиболее важной, но не единственной. Казахстан участвует и в других форматах взаимодействия, например, в рамках   антитеррористических структур СНГ, ШОС. До осложнений России со странами НАТО он проявлял активность в рамках программы «Партнерство во имя мира», налаживал двустороннее военно-техническое сотрудничество с разными странами мира.

При этом Казахстан предпринял много самостоятельных шагов в сфере борьбы с экстремизмом и терроризмом. Правда, в 90-е годы прошлого века они не были четко обозначены, на и угроз особых не возникало, но с началом XXIвека, особенно после Баткенских событий 1999 года в Кыргызстане, и терактов 11 сентября 2001 года в США Астаны новые угрозы безопасности осознала для себя довольно четко.

В 1999 году в стране был принят закон «О борьбе с терроризмом», в 2002 году в него внесли изменения и дополнения. В 2011 году был принят закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», регулирующий государственно-конфессиональные отношения. Он позволил резко сократить число признанных религий с 46 до 17. Данное решение было принято в рамках борьбы с экстремизмом. Сам закон «О противодействии экстремизму» был принят в 2005 году.

В этом же году миссионерская деятельность в стране урегулировалась законом «О свободе вероисповедания и религиозных объединениях». В 2004-2005 годах верховный суд Казахстана признал террористическими ряд организаций, среди которых «Аль-Каида», «Исламское движение Узбекистана», «Хизб-ут-Тахрир Аль-Ислами» и т.д.

В настоящее время в Казахстане основная работа сосредоточена на профилактике и предупреждении религиозного экстремизма и терроризма, в первую очередь через информационно-разъяснительную работу среди различных групп населения. Это направление является одним из главных в государственной программе по противодействию религиозному экстремизму и терроризму на 2013–2017 годы. Особое внимание программой уделено широкому привлечению общественности к профилактической работе и модернизации пропагандистской работы среди целевых групп. Например, в 2014 годах было проведено порядка 15 тысяч мероприятий различного формата с охватом около 1,5 миллиона человек. (ссылка)

В настоящее время в Казахстане более 600 лиц, причастных к религиозному экстремизму, уже отбывают свой срок. С ними ведутся усиленные работы по идеологическому воздействию. Благодаря этому более половины осужденных, ранее придерживавшихся нетрадиционных радикальных религиозных идей, перешли на более умеренные позиции с приобщением к традиционному исламу. (ссылка)

Одним из действенных способов противодействия пропаганды терроризма и экстремизма в интернет-пространстве в стране считают не только фильтрацию запросов, блокирование интернет-сайтов и своевременное удаление противозаконной информации, но и повышение религиозной грамотности современной молодежи посредством пропаганды интернет-ресурсов Духовного управления мусульман Казахстана и духовно-просветительских сайтов «E-islam.kz» и «Islam.kz». (ссылка)

В июне 2015 года в Астане прошла региональная конференция стран Центральной и Южной Азии по борьбе с насильственным экстремизмом. В ходе своего выступления генеральный прокурор РК Асхат Даулбаев отметил, что работа государственных органов и неправительственных организаций, законодательство и общественные интересы Казахстана нацелены на борьбу со всеми проявлениями радикализма. «Казахстан полностью поддерживает необходимость принятия коллективных и скоординированных усилий в борьбе с экстремизмом», — подытожил он. (ссылка)

Вокруг нас одни «горячие точки»

Что же касается ОДКБ, то не секрет, что генератором активизации ОДКБ является руководство России. Еще когда ее президентом был Дмитрий Медведев, он выражал стремление создать военно-политический блок, который будет «не хуже НАТО». На сентябрьском саммите ОДКБ в Душанбе за закрытыми дверьми решался вопрос о генеральном секретаре альянса и главе Генштаба. Пока эти должности занимают россияне Николай Бордюжа, который был главой администрации президента России Бориса Ельцина и генерал-лейтенант Александр Студенкин.

Дело в том, что реальных связей между участниками организации немного, они в основном завязаны через Россию. И на внешнеполитической арене действия членов ОДКБ редко согласовываются друг с другом. Например, во время голосования по Крыму в ООН позицию России поддержали только Армения и Беларусь. Возможно, поэтому на саммите ОДКБ в Душанбе решили, что в будущем должность генерального секретаря организации станет ротационной. Это облегчит странам-участницам возможность четче выражать позицию по «скользким» вопросам. Пока же Россия вынуждена решать свои внешнеполитические проблемы в основном самостоятельно.

«Если суммировать Сирию, Ирак, Афганистан, Ливию, Йемен, Украину, обострение ситуации на границе Азербайджана и Армении, то получается, что мы находимся в котле, — заявил недавно в интервью газете министерства обороны России «Красная звезда» генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа. — Вокруг нас одни «горячие точки», которые в любом случае, хотели бы мы этого или нет, будут влиять на стабильность и безопасность наших государств». Естественно, государства, входящие в ОДКБ, учитывают это в своей практической деятельности, направленной на укрепление силового потенциала. (ссылка)

В этом заявлении Бордюжи прослеживается нечто похожее на призыв к странам ОДКБ привлечь их если не к присоединению к военной операции России на Ближнем Востоке, то хотя бы к ее горячей поддержке. Об этом же ранее говорил российский лидер Владимир Путин на саммите ОДКБ в Душанбе. «Мы поддерживаем правительство Сирии, оказываем и будем оказывать ему необходимую военно-техническую помощь, и призываем присоединиться к нам другие страны», — так звучало его заявление по Сирии.

Бордюжа в интервью «Красной звезде» также утверждает, что «в ОДКБ с одобрением относятся к тем действиям, которые Россия предпринимает в Сирии для борьбы с «Исламским государством», несмотря на то, что страны ОДКБ в публичных заявлениях весьма осторожны в прямой поддержке российских военных действий.

Но особого внимания заслуживает следующая цитата. «Вместе с тем в числе первоочередных угроз мы давно прогнозировали возвращение граждан наших стран из зон боевых действий на Ближнем Востоке домой, — разъяснил генсек ОДКБ. — Их возвращение после прохождения боевой стажировки с совершенно «промытыми» мозгами на территорию наших стран — ни что иное, как формирование бандподполья или террористических ячеек в странах ОДКБ. Сейчас в странах Центральной Азии уже повсеместно идут задержания и привлечение к ответственности таких лиц».

Возвращения боевиков домой страны региона действительно сильно опасаются. В условиях нынешнего экономического кризиса возвращенцы могут быстро расширить круг своих сторонников, создав таким образом солидную социальную и идеологическую базу, прежде всего, среди тех, кто больше всего пострадал и пострадает в результате кризиса: сельских жителей, городских низов, безработных выпускников средних школ и вузов, внутренних мигрантов, находящихся на малооплачиваемой работе. Страдающим от явной или надуманной несправедливости несложно будет придать чувство солидарности и силы, которого у них не было в «довербовочной» жизни.

Что же касается непосредственно Казахстана, то он, как и остальные участники ОДКБ, в связи с усилением фактора ее влияния, получает дополнительную гарантию для своей безопасности со стороны России и других партнеров по альянсу. Кроме того, он может в последующем позиционировать себя в качестве активного сторонника межгосударственного сотрудничества и интеграции по линии обеспечения коллективной безопасности. ОДКБ все-таки делает сильнее малобоеспособные вооруженные силы Таджикистана и Кыргызстана. Эти страны с наиболее сложным географическим рельефом легче подвержены террористическим атакам.

Летом нынешнего года на презентации доклада по Афганистану экспертов ОДКБ и МГИМО, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов сказал, что ухудшение ситуации в Афганистане дает шанс ОДКБ проявить себя.

По его мнению, ОДКБ в новых условиях становится основным механизмом укрепления государственных структур в Центральной Азии, в поддержке по охране границ, в борьбе с наркотрафиком и исламским экстремизмом. (ссылка)

«ОДКБ необходимо продолжать совершенствовать комплекс антикризисных мер по борьбе с трансграничными угрозами, исходящими из Афганистана и от ИГИЛ», — заявил эксперт, излагая рекомендации для предотвращения нежелательного варианта развития событий.

«Неизбежно усиливается роль ОДКБ как механизма координации российской политики в сфере безопасности в Центральной Азии. В этой связи необходимо конкретизировать приоритеты политики России в регионе, сформулировать стратегию, усилить межведомственную координацию», — добавил он.

Также, по его мнению, ОДКБ в «условиях дефицита международного сотрудничества и обострения конфликтов необходимо усилить работу по поиску союзников для продвижения вопросов безопасности в Центральной Азии».

Эдуард Полетаев, политолог, руководитель ОФ «Мир Евразии»

Мнение автора может не совпадать с позицией
Cabar.asia
 

Последнее

Популярное