Аналитические материалы / Казахстан

Диана Окремова: Богатая палитра ответственности для СМИ парализует журналистику Казахстана

14.12.2016

«Государство намерено продолжать усиливать контроль над СМИ, увеличивая суммы бюджетных вливаний. В такой ситуации масс-медиа будут оставаться инструментом пропаганды, но никак не самостоятельным конкурентоспособным бизнесом», — эксперт Диана Окремова, специально для CABAR.asia, выявляет проблемы развития медиа-сферы Казахстана.

img_8035Казахстанский медиа-рынок, как и многие другие, продолжает испытывать на себе все прелести экономического кризиса. Снижение рекламных доходов, активная интернетизация страны, постоянное ужесточение медиа-законодательства и упорное желание государства контролировать процессы посредством бюджетных вливаний – все это создает нестабильную и непредсказуемую атмосферу, в которой здоровое развитие медиа-сферы представляется весьма проблематичным.

По данным Министерства информации и коммуникаций, в Казахстане работают 2763 СМИ, из которых 86% — печатные издания, 11% — электронные и 3% — информационные агентства. В числовом выражении это 1156 газет, 1269 журналов, 169 телерадиокомпаний, 108 кабельных операторов и 8 операторов спутникового вещания. В качестве сетевых изданий зарегистрировано 15 сайтов. Кроме того, в стране поставлены на учет 270 иностранных теле-, радиоканалов, из которых 185 российских, 24 английских, 16 французских, 11 американских и 7 турецких.

diana1По данным TNS Central Asia, объем рекламного рынка составил в 2016 г. 37 млрд. тенге (105,7 млн. долларов). При этом эксперты прогнозируют снижение рекламного рынка еще примерно на 10%. По словам Татьяны Старцевой, директора TNS Central Asia, рекламодатель будет сокращать деятельность на полях печатных изданий, поскольку традиционная пресса интересует всего 2% населения Казахстана. Самым востребованным СМИ остается телевидение, на втором месте – интернет, который после роста в течение предыдущих лет вошел в фазу стагнации. На фоне непростого денежного положения СМИ не прочь получать деньги из бюджета.

Вопрос государственного регулирования масс-медиа всегда был довольно непростым. В последние годы несколько раз менялись уполномоченные органы, ответственные за информационное пространство. Сначала пресса была в ведении Министерства культуры и информации, затем – Агентства по связи и информации. После очередной реструктуризации СМИ оказались в руках Министерства инвестиций и развития (Комитет информатизации, информации и связи), а в середине этого года в Казахстане появилось новое Министерство – информации и коммуникаций. Все вопросы формирования и реализации государственной информационной политики, информационной безопасности, информатизации отныне курируются данным органом.

В 2010 г. президент подписал документ, который был призван обеспечить стратегию медиа-развития страны на ближайшие 10 лет. Основные задачи программы «Информационный Казахстан – 2020» — это эффективность системы госуправления,  доступность информационно-коммуникационной инфраструктуры, создание информационной среды для социально-экономического и культурного развития общества, а также развитие отечественного информационного пространства.

Любопытны и индикаторы, которые государство  определило как целевые. Это, например, вхождение Казахстана в список первых 35 стран в рейтинге Doing Business Всемирного банка. Увеличение количества интернет пользователей к 2020 г. до 75% населения страны. Охват эфирным цифровым вещанием – 95%. Доля электронных СМИ к общему числу зарегистрированных в Казахстане – 100%. Доля населения, удовлетворяющая основные информационные потребности за счет отечественных СМИ должна составить в 2017 г. 64 %, а в 2020 году уже 70 %. Увеличение объема рекламных средств, привлекаемых государственными СМИ на 35 % — в 2017 году, на 50 % — в 2020 г.

Возможно, на первый взгляд данные стремления выглядят логичными и похвальными, однако способы их реализации заставляют задуматься. Но для того, чтобы проанализировать ситуацию, необходимо понять систему государственного финансирования прессы в Казахстане.

МИЛЛИАРДЫ ЛОЖНОЙ ПОДДЕРЖКИ

Итак, ежегодно из бюджета уходит порядка 42 миллиарда тенге (120 млн. долларов) на поддержку и развитие СМИ. Суть распределения этих денег понять весьма сложно, поскольку 90% — это прямые финансовые вливания, без конкурсов, «по государственному заказу». Львиная доля денег идет на содержание двух государственных телерадиокорпораций «Хабар» и «Казахстан». Таким же прямым образом получают деньги еще 8 СМИ, среди которых несколько газет и телеканалов. Остальные 10% расходятся по стране среди газет, журналов, региональных телекомпаний, но уже посредством конкурсов. Еще пара миллиардов достается СМИ в регионах: каждый местный акимат организует конкурсы на проведение государственной информационной политики. Это происходит из года в год, и с каждым разом суммы неумолимо растут.

Данная система регулярно подвергается критике со стороны общественности, поскольку имеет ряд очевидных недостатков. Во-первых, это полнейшая закрытость процесса на всех этапах, начиная с распределения сумм и заканчивая отчетностью получателей. Решения о том, сколько денег должно получить то или иное СМИ, принимаются в недрах Министерства без участия общественности и экспертов. Публичных отчетов об использовании этих средств также нет, при том, что речь идет не о тысячах, а о миллиардах тенге ежегодно.

Во-вторых, это отсутствие оценки и мониторинга выделяемых денег. Например, если газета пишет материалы на тему «повышение социального оптимизма казахстанцев», каким образом можно определить, достигнута цель заказчика или нет? Важно отметить, что среди лотов, предлагаемых министерством и акиматами, немало лотов PR-типа. Это всевозможные вариации на тему повышения имиджа Астаны, правоохранительных органов, правительства и т.п. То есть проведение информационной политики, по сути, сводится к саморекламе чиновников в прессе. А если добавить сюда принудительную подписку, от которой страдают бюджетные работники, то ситуация выглядит безумной: сначала люди платят налоги, на которые выпускаются СМИ, рекламирующие чиновников, а потом еще и оплачивают подписку на эти СМИ.

Но проблема не сводится только к нерациональному использованию бюджетных средств. Госзаказ – отличный способ контролировать СМИ, подкупать лояльность журналистов. Именно поэтому с каждым годом суммы увеличиваются, равно как и количество СМИ, получающих госзаказ.

Еще один большой вопрос – экономический. Если объем рекламного рынка составляет 37 млрд. тенге, то сумма госзаказа – 43 млрд. То есть государство сегодня является главным рекламодателем и контролером СМИ. Таким образом, нет нормальной конкуренции среди масс-медиа, поскольку практически все в разной степени зависимы от бюджетных вливаний. В итоге мы имеем скучный, однообразный медиа-рынок, где правила диктует государство. При этом, говоря о развитии медиа-пространства, министерства вкладывают деньги не в развитие отрасли, а в конкретные газеты и телеканалы. Естественно, что в такой ситуации нет стимула создавать новые СМИ и развивать рынок.

Схема 1. Распределение бюджетных средств на проведение государственной информационной политики в регионах Казахстана, 2015 год, источник – www.lmc.kz

diana-2

При этом все аргументы против такой явно несостоятельной системы упираются в позицию министерства о том, что без поддержки государства СМИ не выживут. Кроме того, акцент делается на то, что необходимо развивать патриотизм, воспитывать нравственность, а коммерческие каналы, ориентированные на прибыль, делать это не будут. При этом чиновники ни слова не говорят об общественно-политических передачах, где напрочь отсутствует критика госорганов и они построены на сплошном восхвалении правительства. Если говорить грубо, но честно – СМИ просто отрабатывают полученные деньги, не особо заботясь о качестве и привлекательности материалов.

ЗАКОН КАК УСТРАШЕНИЕ

Другим источником проблем в казахстанской медиа-сфере является ужесточающееся законодательство. В стране существует уголовная ответственность за клевету, оскорбление, вмешательство в частную жизнь. Недавно уголовный кодекс пополнился еще одной статьей – распространение заведомо ложной информации, которая влечет нарушения общественного порядка. Приговор по этой статье получила журналист сайта накануне.kz Гузяль Байдалинова. Необходимо отметить, что нередко дела подобного рода имеют политическую окраску и ставят целью «закрыть рот» неугодному изданию или журналисту.

Диффамационные иски в Казахстане – распространенное явление, при этом суммы возмещения морального вреда настолько велики, что нередко разоряют издания. К сожалению, в законодательстве нет понятий «общественный интерес» и «публичное лицо», поэтому зачастую против журналистов судятся «высокие» чиновники, депутаты парламента. Кроме того, отсутствует срок исковой давности, что дает возможность подавать в суд на СМИ спустя 10, 20, 30 лет после выхода публикации.

Одной из популярных статей Уголовного кодекса, по которой активно привлекаются к ответственности не только журналисты, но и блогеры, стала статья «возбуждение национальной, религиозной, социальной, сословной и межродовой розни». В 2015 г. было возбуждено 88 дел. За 8 месяцев 2016 г. вынесено 4 обвинительных приговора. При этом очевидна размытость и неконкретность определений и терминов, в результате чего невозможно предположить, какой материал может служить причиной уголовного дела. Также страдает экспертиза текстов, поскольку нет четких понятий, когда речь действительно возбуждает рознь или является выражением свободы слова. Ну а разжигание социальной розни – это вообще казахстанское ноу-хау, под которое при желании можно подвести любое спорное высказывание.

Не менее активно применяется статья «призывы к терроризму и экстремизму», а также «призывы к сепаратизму».

Необходимо отдельно сказать о процессах, происходящих в интернете. По законодательству Казахстана, все интернет-ресурсы, будь то блоги, чаты, онлайн-магазины, с 2009 г. приравнены к СМИ. Соответственно, большинство судебных дел заводятся не столько в отношении журналистов традиционных СМИ, сколько в отношении обычных пользователей интернета. При этом лидерами обвинений остаются возбуждение всяческой розни, пропаганда терроризма и экстремизма.

Стоит упомянуть об избирательности регулирования госорганами интернет-пространства. Поскольку весь контент контролировать физически невозможно, под удар попадают случайные пользователи. При этом если анализировать весь казнет на наличие языка вражды и ненависти и привлекать к ответственности, то в судах окажется приличная часть казахстанского интернет-сообщества.

Нельзя не затронуть  тему участившихся блокировок интернет-сайтов. До 2014 г. блокировки  могли быть осуществлены только по решению суда, но в апреле 2014 г. в Закон РК  «О связи» была внесена новая статья 41-1, согласно которой в Казахстане была узаконена процедура  так называемых «внесудебных блокировок» по решению Генерального прокурора РК и его заместителей. С января 2016 г. такие полномочия были предоставлены и уполномоченному органу (Комитет связи, информатизации и информации, сейчас — Министерство информации и коммуникаций). Таким образом, перечень органов имеющих право на «внесудебные блокировки» в Казахстане был расширен.

Как правило, госорганы блокируют ресурсы с незаконным контентом – порнографией, рекламой алкоголя, пропагандой экстремизма и терроризма и др. Однако случаются блокировки, за которые никто не берет ответственность. Это обычно сайты независимых изданий, публикующие неугодную власти информацию.

diana-3diana-4

ЧТО ДАЛЬШЕ?

На данный момент в стенах Министерства информации и коммуникаций активно обсуждаются предложенные поправки в законодательство о СМИ. Безусловный плюс заключается в том, что в обсуждении принимают участие все заинтересованные журналисты, НПО, медиа-эксперты и юристы. И если  некоторые пункты однозначно заслуживают одобрения, то с другой частью поправок медиа-сообщество категорически не согласно.

Среди плюсов – смягчение административной ответственности за нарушение публикации выходных данных (с закрытия издания и конфискации тиража до штрафа). Также разработчики предлагают запретить публикацию в СМИ изображения детей, пострадавших в результате противоправных действий. Эта норма имеет определенный смысл, поскольку в последнее время участились случаи публикации фото детей, подвергшихся насилию, и это наносит явный вред ребенку, ставшему «звездой» интернета и телевидения не по своей воле. Другой момент, который однозначно поддерживают медиа – разрешение рекламы пива и вина (в ночное время на ТВ и на внутренних страницах газет).

Минусов в документе намного больше, и они более противоречивые. Например, обязанность журналистов проверять достоверность получаемой информации (сейчас это является правом журналиста). Или требования получать письменное согласие субъекта на публикацию его персональных данных ограниченного доступа. Данная формулировка направлена, скорее всего, на желание оградить чиновников от активной прессы и свести на нет жанр журналистского расследования.

Одна из самых спорных норм – право на ответ и опровержение. Профильный орган предлагает ввести обязанность СМИ публиковать опровержение без судебного решения, по требованию субъекта, не согласного с публикацией. Этот пункт представляется излишним и нарушающим принцип свободы слова, учитывая, что в казахстанской практике очень неопределенно трактуется понятия «факты», «мнения», «оценочные суждения».

На основе вышеперечисленного можно сделать не слишком оптимистичные выводы. Государство намерено продолжать усиливать контроль над СМИ, увеличивая суммы бюджетных вливаний. В такой ситуации масс-медиа будут оставаться инструментом пропаганды, но никак не самостоятельным конкурентоспособным бизнесом. Данное положение вещей не способствует появлению новых, независимых СМИ, поскольку силы на рынке изначально неравны.

Предлагаемые поправки в медиа-законодательство отчасти позитивны, но глубинные проблемы остаются на месте. Богатая палитра ответственности для СМИ парализует журналистику Казахстана, поскольку крайне сложно заниматься расследованиями в условиях жестких законодательных ограничений.

Желание контролировать все процессы, аргументируя это заботой об информационной безопасности граждан, распространяется и на интернет. Несмотря, что этот сегмент сегодня – самый свободный в стране, количество судебных дел  говорит о том, что свобода слова регулярно притесняется.

В итоге Казахстан, имея хорошо развитое электронное правительство, действующий закон о доступе к информации, отличную техническую оснащенность масс-медиа, занимает традиционно последние места в рейтингах свободы слова. И до тех пор, пока государство не решит ослабить свои поводья и дать СМИ немного свободы – ситуация вряд ли изменится.

Автор: Диана Окремова, директор Общественного Фонда «Правовой медиа-центр» (Казахстан, Астана)

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции CABAR.asia

Последнее

Популярное