Аналитические материалы / Казахстан

Данил Бектурганов: Телекоммуникационные компании и права человека

03.09.2015

«Материалы исследований показывают, что Интернет в Казахстане вовсе не является свободным; и одной из причин этой несвободы является нежелание телекоммуникационных компаний соответствовать критериям организаций, поддерживающим и продвигающим права человека» — отметил в статье, написанной специально для CABAR.asia, Данил Бектурганов, президент ОФ «Гражданская экспертиза», (Алматы, Казахстан).
Мир меняется. Технологический рывок, может быть, не такой заметный для нас, жителей периферии мира, изменил мировой баланс окончательно и бесповоротно. В прошлое уходят экономические гиганты, построенные на нефти, газе и прочих богатствах недр; к вершинам успеха стремительно вырвались не существовавшие еще 20 лет назад отрасли. Прошли времена, когда богатейшим человеком в мире был султан Брунея; сейчас его нефтяные богатства не составляют и десятой части капиталов гигантов информационного и телекоммуникационного бизнеса. За ними будущее, и насколько это будущее будет безоблачно, зависит от многих факторов. Рассмотрим один из них – влияние быстрорастущего IT сектора на общественное развитие, в частности, на его краеугольный камень, права человека.
В современном информационном мире вопрос свободы получения и распространения информации, пожалуй, один из самых неоднозначных. Информация перестала быть просто информацией, набором каких-то знаний о фактах, идеях и событиях; информация стала деньгами, информация стала оружием, информация стала основой, на которой строится современная цивилизация. Тем более, что каналов, по которым люди обмениваются информацией, стало гораздо больше: к традиционным печатным СМИ, радио и телевидению, присоединился гигантский сегмент онлайн и социальных медиа. Разумеется, государства прекрасно осознают, какую силу имеет информация. И естественным в этой ситуации представляется стремление государств как-то контролировать и дозировать информацию, что-то фильтровать, что-то, наоборот, усиливать в информационном потоке. Практика показывает, что в стремлении государств контролировать и отслеживать информационный обмен, наблюдается трогательное единодушие; демократические государства действуют в целом так же, как и авторитарные, развитые страны копируют практики развивающихся и наоборот – в качестве примера можно привести знаменитое «Дело Wikileaks». Какова роль телекоммуникационных компаний в этой «информационной гонке вооружений»?
Начнем с прав, реализовать которые без участия телекоммуникационных компаний в современном мире невозможно. Это, во-первых, право на поиск, получение и распространение информации, которое регламентируется статьей 19 Всеобщей Декларации Прав Человека. Интернет-провайдеры, по сути, являются единственными компаниями, которые позволяют реализовать это право. Во-вторых, право на неприкосновенность личной и семейной жизни и тайну корреспонденции – это статья 12 той же Декларации. Возможность реализации этого права в современной жизни также очень сильно зависит от доброй воли телекоммуникационных компаний – учитывая стремительное развитие «облачных» технологий, все больше людей хранит свои данные не на физических носителях у себя дома, а в «облаках», доступ к которым может быть в любую секунду прерван или ограничен со стороны компании-провайдера услуг Интернет. И в-третьих, что тоже немаловажно, в Декларации есть норма, говорящая о соразмерности ограничений прав и свобод, это вторая часть статьи 28. В ней говорится о том, что при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе. Соблюдается ли телекоммуникационными компаниями этот баланс? (1)
Сразу уточню, что эти вопросы возникают не только в развивающихся странах. Вопрос реализации основных прав и свобод в Интернете одинаково актуален и в развитых странах, которые принято считать эталоном в следовании принципам прав человека. Возможно, в силу достаточно объективных причин, вопрос воздействия телекоммуникационных компаний на права человека пока не попадает в приоритеты для ведущих мировых правозащитных организаций. Однако первые шаги в этом направлении уже делаются.
Нужно отметить инициативу RankingDigitalRights, которая пытается внедрить методологию по мониторингу и оценке воздействия телекоммуникационных компаний на права человека. RDRразработан стандарт, который на основании 31 индикатора отслеживает раскрытие корпоративных политик и практик, влияющих на реализацию прав на свободу выражения и неприкосновенности частной жизни. В ноябре 2015 года RDR анонсирует презентацию отчета – первого исследования на эту тему, в котором принимают участие такие гиганты сектора, как AT&T, Orange, Vodafone, Facebook, Microsoft, Twitter, Google – всего 16 крупнейших мировых телекоммуникационных и интернет-компаний.(2) Помимо RDR, вопросы прав человека в Интернете поднимают в своих проектах такие международные организации, как Internews, ISoc, PrivateInterests, даже ООН отмечает необходимость признания права на доступ к Интернету одним из прав человека. Вопросы реализации прав в Интернете вызывают во многих странах широкий общественный резонанс – вспомним недавние протесты в Венгрии против введения «налога на Интернет» и протесты в США против принятия Конгрессом законов SOPA и PIPA, ужесточающих меры пресечениянарушения авторских прав.
Это в мире. А что происходит в Казахстане?
В 2014 году казахстанский сегмент интернета стал объектом для нескольких исследований. Исследование AGAINST, проведенное InternewsGlobalNetwork, определило восприятие слежки и наблюдения в казахстанском сегменте интернета; исследование PrivateInterests: MonitoringCentralAsia, проведенное PrivateInternational, показало технические возможности Центрально-азиатских государств по контролю за интернетом. Результаты этих исследований достаточно показательны, и заслуживают того, чтобы остановиться на них поподробнее.
Проект AGAINST(AdvancedGlobalAnalysisofICTNetworkSurveillanceTechnologyTransfer) – независимый экспертный анализ восприятия и воздействия на представителей гражданского общества Республики Казахстан как обоснованных законом, так и незаконных фактов контроля за разговорами, передвижением, перепиской, высказываниями активистов через технические средства прослушивания и мониторинга и прочие методы наружного наблюдения и фиксации.  В ходе проекта были исследованы легальные возможности осуществления слежки и наблюдения в Интернете, отслежены публикации в СМИ и социальных медиа на эту тему, проведены глубинные интервью с экспертами – представителями гражданского общества, журналистами и правозащитниками. Выводы исследования неутешительны – законодательство имеет устойчивый тренд к ужесточению, количество публикаций на тему надзора в сети искусственно снижается, а аккаунты жалобщиков на слежку в социальных сетях блокируются или взламываются. Опрошенные эксперты в абсолютном большинстве уверены в наличии негласного надзора за публикациями, переговорами в сети и отслеживании деятельности. То есть, исследование подтверждает наличие нарушений права на тайну корреспонденции и частной жизни. Кроме того, в ходе исследования выявлены и задокументированы факты блокировки ряда Интернет-ресурсов в Казахстане, причем эта блокировка осуществляется со стороны главного провайдера и монополиста услуг связи – компании Казахтелеком. Так, в Казахстане заблокирована социальная сеть Живой Журнал, новостные порталы Республика, Фергана и ряд других. Это, в свою очередь, показывает наличие нарушений права на поиск, получение и распространение информации. (3)
Исследование PrivateInterests: MonitoringCentralAsia, проведенное PrivateInternational, показывает, что власти Центрально-азиатских государств имеют технические возможности для отслеживания любой активности в сети Интернет, блокировки по адресу, блокировки сетей, прослушивания голосовых сообщений в сети Интернет-телефонии, прослушивание и перехват сообщений по мобильной связи, а также имеют возможность оперативно выявлять, при помощи технических средств, физические адреса и местоположение абонентов. Применительно к Казахстану, речь идет о системе СОРМ (аббревиатура Следственные Оперативные Розыскные Мероприятия), состоящей из мониторинговых центров и пультов управления во всех крупных городах страны. В исследовании подчеркивается, что в соответствие с казахстанским законодательством, телекоммуникационные компании Казахстана не имеют права принимать в эксплуатацию сети связи, не оснащенные оборудованием системы СОРМ. Кроме того, исследованием выявлены разработчики и поставщики этого оборудования – поскольку оборудование является достаточно сложным программно-аппаратным комплексом, оно не могло быть разработано и изготовлено в странах Центральной Азии. Выяснено, что основными поставщиками оборудования для слежки и наблюдения в Интернете являются фирмы VerintIsrael и NICESystems. Помимо этих компаний, оборудование поставляется фирмами HP, Trovicor, Utimaco, и рядом российских IT компаний. Формальной целью установки на сетях связи этого оборудования является борьба с терроризмом, наркотрафиком, торговлей людьми и организованной преступностью; однако в исследовании особо подчеркивается, что основными заказчиками оборудования являются печально известные КНБ Казахстана и СНБ Узбекистана, которые не могут похвастать успехами в борьбе с терроризмом, однако широко известны преследованиями инакомыслящих. (4)
Материалы этих исследований показывают, что Интернет в Казахстане вовсе не является свободным; и одной из причин этой несвободы является нежелание телекоммуникационных компаний соответствовать критериям организаций, поддерживающим и продвигающим права человека. Справедливости ради нужно отметить, что бизнес в целом не ориентирован на защиту прав и свобод, это совсем не его задача. Механизма, который заставлял бы или мотивировал бы бизнес обращать внимание на права человека в своей деятельности, увы, не существует. Все современные механизмы корпоративной социальной ответственности бизнеса основаны, скорее, на доброй воле корпораций, нежели на каком-то действенном имиджевом аспекте, который мог бы позитивно влиять на волатильность корпоративных активов, либо на каких-то законодательных требованиях. Пока таких имиджевых и законодательных требований нет, изменить ситуацию очень сложно, что подтверждает исследование Коалиции AzatInternet, проведенное в Казахстане в 2015 году.
Исследование Коалиции AzatInternet/Свободный Интернет базируется на методологии, предложенной международным проектом RankingDigitalRights. Для исследования были отобраны 11 самых крупных телекоммуникационных компаний Казахстана, в том числе монополист Казахтелеком и «большая четверка» мобильных операторов Казахстана – компании Билайн, Кселл, Алтел и Теле2. В исследовании особо подчеркивается, что три из четырех компаний-членов «большой четверки» имеют зарубежных акционеров, что предполагало большую открытость и наличие каких-либо политик и практик, направленных на защиту прав пользователей и/или абонентов компаний. В адрес этих компаний были разосланы анкеты, содержащие вопросы в соответствие с индикаторами RDR – проводит ли компания оценку воздействия на права человека, защищает ли своих абонентов от надзора и наблюдения, проводит ли экспертизу поступающих жалоб, выступает ли с протестом в случае требований со стороны государственных органов о блокировке или ограничении доступа к каким-либо Интернет-ресурсам и т.п. – всего 15 вопросов. Ни одна компания не стала отвечать на вопросы анкеты; основным аргументом отказов было то, что компания осуществляет деятельность на основании законодательства Республики Казахстан, и проводить оценку воздействия своей деятельности на права человека не намерена. Тем не менее, Коалиция провела кабинетное исследование сайтов компаний, на предмет выявления в открытом доступе ссылок на корпоративные политики и практики, относящиеся к правам человека. Коалиция констатирует, что только три из одиннадцати компаний имеют на сайтах материалы, свидетельствующие о приверженности компаний к праву на свободу выражения и неприкосновенности частной жизни; однако, как отмечается в исследовании, эти заявления носят чисто декларативный характер и не подкрепляются реальными действиями. (5)
Формально, исследование не принесло ожидаемых результатов. Однако в данном случае можно сказать, что отсутствие результата тоже результат. В качестве аналогии можно привести пример экологических экспертиз, ведь в 70-х годах прошлого века, когда только начал появляться общественный запрос на проведение таких экспертиз, никто не мог предположить, что наличие экспертизы воздействия на окружающую среду станет обязательным условием для осуществления бизнеса. Определенные надежды связываются также с ожидаемой публикацией в ноябре 2015 года отчета RankingDigitalRights об исследовании воздействия на права человека компаний – мировых лидеров ITрынка. Возможно, широко распространив отчет среди телекоммуникационных компаний Казахстана, Коалиции удастся убедить казахстанские компании более открыто и ответственно подойти к вопросу оценки воздействия на права человека.
Остается открытым и вопрос заинтересованности в проблеме государственных органов в лице профильных министерств и ведомств. Учитывая слабую информированность и заинтересованность государственных органов правами человека, на какую-то действенную поддержку пока рассчитывать трудно. Однако ситуация может измениться, если удастся увязать вопрос оценки воздействия на права человека с вопросами корпоративной социальной ответственности бизнеса, и закрепить требование об обязательном прохождении процедуры оценки воздействия деятельности (не обязательно только телекоммуникационной) на права человека на законодательном уровне.   
Необходимо затронуть и тему общественного интереса к теме воздействия телекоммуникационного бизнеса на права человека. Специальных замеров в Казахстане не проводилось. Однако тема воздействия телекоммуникационного и интернет-бизнеса на права человека, в целом корпоративной социальной ответственности, набирает актуальность с каждым днем. Этому есть несколько причин, и самая основная – это стремительная коммерциализация Интернета. Люди не просто совершают покупки в популярных Интернет-магазинах и развлекаются онлайн; все больше людей работают онлайн, и вопрос конфиденциальности данных все теснее переплетается с правом на неприкосновенность частной жизни и правом на доступ к информации. И в этой ситуации на первый план выходят вопросы соразмерности ограничений доступа к информации. Пока блокирование каких-то ресурсов не приносит прямых убытков гражданам, проблемы как-бы не существует; однако, стоит ситуации хоть немного измениться, например, в случае блокировки какого-либо бизнес-ресурса, убытки могут стать катастрофическими.
Ведь в целом сектор является лидером роста экономики Казахстана. Так, если в 2012 году доходы телекоммуникационных компаний только за предоставление мобильной связи и мобильного Интернета составляли 105,56 миллиарда тенге, то в 2013 году уже 136,95 миллиардов, в 2014 году — 169,04 миллиарда, а только за период с января по апрель 2015 почти 64 миллиарда, и нет никаких сомнений, что годовой доход за предоставление мобильных сервисов превысит 200 миллиардов тенге. (6) (в скобках можно отметить, что совокупный доход по дивидендам госкомпании КазМунайГаз в 2013 году составил около 166 миллиардов тенге. (7))
Телекоммуникационный бизнес – единственный сектор экономики, который показывает рост даже во время кризиса, связанного с падением мировых цен на энергоносители. Не исключено, что в перспективе именно телекоммуникационные компании станут локомотивом, который поможет экономике Казахстана справиться с последствиями кризиса.
Проблема воздействия телекоммуникационных компаний на права человека существует, и становится все более актуальной с ростом сектора. Эта проблема воздействует на качество жизни, поэтому требует к себе внимания как со стороны организаций гражданского общества, так и со стороны бизнес-сообщества и государственных органов. Поскольку, помимо собственно воздействия на права человека, эта проблема затрагивает вопросы национальной безопасности и противодействия преступности, проблема не может быть решена усилиями только гражданского общества и бизнес-сообщества, для ее решения необходимо обязательное участие государственных органов. Проблема должна рассматриваться в контексте общего подхода к корпоративной социальной ответственности компаний, однако требует отдельной разработки и отдельной методологии. Учитывая сравнительную «молодость» как сектора, в котором проблема проявляется, так и методологии оценки, ее решение является серьезным вызовом и перспективным направлением деятельности для организаций гражданского общества. 

Автор: Данил Бектурганов, президент ОФ «Гражданская экспертиза»
Мнение автора может не совпадать с позицией CABAR.asia

Последнее

Популярное