Аналитические материалы / Казахстан

Данил Бектурганов: Молодежь Казахстана: путь в элиту

22.09.2015

«Процесс смены элит в казахстанском обществе идет, но молодежь в нем участвовать не успевает, поскольку к тому моменту, когда бизнесмены или государственные служащие набирают нужный для вхождения в казахстанскую политическую элиту политический вес, они перестают входить в категорию «молодежи»», — отметил в статье, написанной специально для CABAR.asia, Данил Бектурганов, президент ОФ «Гражданская экспертиза», (Алматы, Казахстан).
Процесс смены и обновления политических элит идет постоянно и повсеместно. В государствах с хорошо развитым гражданским обществом и укоренившимися традициями политического истеблишмента этот процесс естествен и незаметен; в тоталитарных деспотиях смена элиты зачастую означает коренное изменение жизни общества, а иногда и распад государства как такового. Между этими двумя полюсами – широчайшее разнообразие вариантов, способов и практик. Каждая страна в этом плане является одновременно и уникальной, и заурядной: уникальной, поскольку политические элиты состоят из персоналий, а персоналии всегда уникальны; и заурядной, поскольку законы политологии, а порой и биологии, все-таки универсальны. В этом плане было бы интересно исследовать процесс обновления политических элит в Казахстане, поскольку эта страна является типичным представителем страны в транзитный период, со слабо диверсифицированной сырьевой экономикой, тем не менее, пока позволяющей населению иметь сравнительно неплохой уровень жизни. Этот сравнительно высокий уровень жизни позволяет некоторым представителям молодежи получить либо самое рейтинговое отечественное, либо западное образование, и, что немаловажно, увидеть изнутри жизнь более развитых и благополучных государств. Как же происходит процесс встраивания этой молодежи в политические элиты Казахстана?
История вопроса – казахстанский опыт.

Для начала необходим краткий исторический экскурс. В 1991, в год обретения Казахстаном независимости, президент Назарбаев был сам сравнительно молодым руководителем – ему был 51 год. Учитывая, что десятилетиями ранее власть в СССР принадлежала престарелым «кремлевским старцам», контраст был очевиден. В целом, вся команда тогдашнего руководства страны была сравнительно молодой. Примерно с середины и до конца девяностых годов прошлого века молодые люди стремительно делали карьеры в бизнесе и политике, поднимаясь на высокие должности в правительстве. Это время до сих пор называют «эпохой младотюрков». Новые элиты, не связанные с коммунистическим прошлым и не имевшие репутационных проблем, связанных с негативным на тот момент общественным восприятием советского опыта, добились значительных изменений в политической и деловой жизни страны. Перелом произошел в 1998 году, в ходе первой после долгого перерыва президентской избирательной кампании. Тогда президент Назарбаев, которому было уже 58, вступил в конфликт со своим советником, бывшим премьер-министром Кажегельдиным, которому на тот момент было 46. В результате Кажегельдин был вынужден покинуть страну, и после выборов 1999 года «эпоха младотюрков» закончилась. До 2001 года в казахстанской политике постепенно набирали политический вес фигуры, ранее остававшиеся в тени; эти фигуры представляли так называемую «старую гвардию» управленцев, состоящую из бывших партийных и комсомольских руководителей. Последний всплеск политической активности «младотюрков» произошел в 2002 году, когда в Казахстане было создано общественно-политическое движение «Демократический Выбор Казахстана» (ДВК). Однако после поражения в выборной кампании 2004 года и закрытия в следующем году политической партии ДВК, политическая активность «младотюрков» постепенно сошла на нет. Конечно, не все представители того поколения политиков и бизнесменов входили в ряды оппозиционного ДВК; очень многие сохранили лояльность режиму и в целом имеют влияние и политический вес до сих пор. Однако эпоха их доминирования закончилась. Нельзя сказать, что установилась ситуация, чем-то аналогичная периоду позднего СССР, когда все высшие должности в государстве занимали люди преклонного возраста. Однако такого массового участия молодых людей в управлении страной, и такого влияния на общественно-политические процессы, как в девяностых годах прошлого века, в казахстанской истории больше не было. (1)
Разумеется, руководство страны понимает необходимость привлечения молодых и энергичных людей с качественным образованием к управлению; в 1993 году для решения этих задач в стране стартовала программа «Болашак». Это программа позволила талантливой молодежи получать образование за рубежом за счет государственных стипендий. В рамках программы более 11000 молодых казахстанцев прошли обучение в 200 университетах более чем 30 стран.
Статистики, показывающей, куда именно поступают на работу выпускники программы, нет; известно, что выпускники находят работу в национальных государственных компаниях, работающих в структуре Фонда «Самрук-Казына», в областных и городских администрациях, в аппаратах парламента и правительства, в силовых структурах и коммерческих организациях – банках, страховых компаниях и т.п. Выпускники программы организовали Ассоциацию выпускников программы «Болашак»; Ассоциация, насчитывающая сейчас уже более 10 тысяч членов, сама по себе является «элитным инкубатором», поставляющим молодых образованных специалистов как в государственные, так и в бизнес – структуры. Бесспорно, эти специалисты уже сейчас сами образуют «элитные клубы», которые в будущем будут задавать тон в политике страны (2). Однако в текущий момент можно утверждать, что эти элитные группы недостаточно представлены непосредственно в тех государственных органах, на которые возлагается право принятия решений по важным вопросам политической и деловой жизни. Для проверки этого утверждения обратимся к составу Парламента, Правительства и местных исполнительных органов власти.
Молодежь и Парламент
В Казахстане действует двухпалатный Парламент, состоящий из Мажилиса (нижняя палата) и Сената (верхняя палата). Парламент является высшим представительным органом страны; как же представлена молодежь в Парламенте?
Согласно казахстанскому законодательству, минимальный возраст, с которого возможно выдвижение кандидатов на пост депутатов Сената Парламента, начинается с 30 лет; возрастного ценза для депутатов Мажилиса нет. Таким образом, никаких формальных препятствий для участия молодежи в работе Мажилиса Парламента нет; однако на практике картина другая. В соответствие с Конституцией, законом о выборах и политических партиях, формирование партийного списка кандидатов на депутатские места в Мажилисе целиком зависит от самих политических партий. Ни у одной партии нет зафиксированного в уставных документах процедурного требования по составу, процедуре избрания и ответственности за составление партийного списка. Например, правящая в настоящий момент партия «Нур-Отан» с 2007 года проводит так называемые «партийные праймериз»; в то же время, результаты этих внутренних выборов носят рекомендательный характер, и победившие на «партийных праймериз» члены партии могут не войти в список, который вносится партией в Центральную избирательную комиссию. У партий нет обязанности вносить в список своих молодых членов; в результате, из 107 депутатов Мажилиса 5 созыва только 2 депутата моложе 40 лет, а молодежи, то есть людей до 30, в составе Мажилиса нет (3).

bekturg1

Что же касается Сената, то молодежь в Сенате не представлена совсем. Более того, даже людей зрелого возраста – до 50 лет – в составе Сената только двое, остальные 45 депутатов – в возрасте 50 лет и старше (4).
 
bekturg2Молодежь и Правительство
Правительство Казахстана, в соответствие с действующим законодательством, образуется Президентом страны. В структуру Правительства входят 13 министерств и Канцелярия премьер-министра; состав Правительства состоит из Премьер-министра, его Заместителя, Первого вице-премьера, Министров и Руководителя Канцелярии премьера. Всего в состав Правительства входит 17 человек. Представлена ли молодежь в Правительстве?
Не представлена. Самый молодой член Правительства РК – руководитель Канцелярии Премьер-министра Г. Абдрахимов – ему 40. Кстати, он тоже является выпускником программы «Болашак». Если же рассматривать представительство молодежи непосредственно в самих министерствах, то мы, несомненно, увидим весьма значительное количество молодых специалистов. Так, в Министерстве образования и науки имеется Департамент молодежной политики со штатным расписанием в 30 человек. Однако сложно оценить, какое влияние оказывает этот департамент на решения, принимаемые министерством и правительством (5).
 
bekturg3Молодежь на государственной службе
А как молодежь представлена в местных исполнительных органах власти – в областных и городских акиматах? В Казахстане 14 областей и 2 города республиканского подчинения – столица страны Астана и крупнейший город Алматы. Из этих 16 акимов людей, моложе 40 лет, нет. Конечно, если рассмотреть состав аппаратов акимов, можно обнаружить и департаменты молодежной политики в каждом акимате, и прочие структуры, в которых работают молодые специалисты. Однако, так же, как и в случае министерств, нет возможности оценить, как эти департаменты влияют на принятие решений акиматами (6).
 
 
bekturg4По данным национального доклада «Молодежь Казахстана», казахстанская молодежь рассматривает работу на госслужбе в качестве приоритетной карьеры; эта информация подтверждается и данными Ассоциации выпускников программы «Болашак». Согласно данным Ассоциации выпускников программы «Болашак», более 74% болашаковцев изъявляют желание работать в государственных органах. Как же реализуются эти амбиции?
 
Анализ данных Агентства по делам государственной службы РК (ныне — Агентство РК по делам государственной службы и противодействию коррупции) по состоянию на 1 января 2014 г. показал, что всего по республике 22306 молодых государственных служащих (в возрасте до 30 лет), из них 2 – политических, 22304 – административных. Высока доля молодых служащих в центральных государственных органах – 13103 (в том числе в аппарате Мажилиса Парламента Республики Казахстан – 36, Сената – 19). Доля молодых служащих в местных исполнительных органах от всей численности молодых государственных служащих составила около 41,2%. Наибольшая численность молодых госслужащих в местных исполнительных органах в Южно-Казахстанской (961 человек), Алматинской (834) областях. Наименьшая представленность в Атырауской (296) и г. Астана (290). Однако нужно особо подчеркнуть, что среди этих служащих всего 7 человек, которые входят в корпус «А», и нет ни одного депутата Парламента, члена Правительства или акима областного уровня (7).
bekturg5
Что же касается представительства молодежи в акиматах, то, по данным Агентства по делам госслужбы и противодействия коррупции, численность акимов всех уровней и их заместителей в возрасте до 30 лет на начало 2014 года составила 115 человек (в 2013 году – 169). Наибольшая их численность в Костанайской области (21), наименьшая в городах Астана, Алматы, Мангистауской области (по 1). В 2013 году Костанайская область также лидировала по этому показателю (31), наименьшая представленность была также в Алматы и Астане (по 3). Численность государственных служащих в возрасте до 30 лет в аппаратах маслихатов всех уровней составила 142 человека. Больше всего молодежи работает в маслихатах Алматинской (19) и Костанайской (16) областей. Меньше всего ее в Атырауской и г. Алматы (по 3). В столице молодых государственных служащих в аппарате маслихата нет.
 
 
 
 
 
 
 
bekturg6

bekturg6

bekturg8
Как видно из представленных выше данных, имеет место уменьшение доли молодежи по всем категориям государственных служащих в 2014 году по сравнению с 2013 годом. Возможно, это связано с процессами формирования новой модели государственной службы и общим сокращением численности политических госслужащих, декларированных в Программе 2050. Так, доля молодых политических служащих в 2013 году составляла 88 человек, а на начало 2014 года их численность составила 2 человека. Согласно информации Агентства по госслужбе, произошло общее сокращение численности политических государственных служащих в 8 раз (8)
Существует и специфическая центрально-азиатская проблема, связанная с областью социальной психологии. Казахстанское общество в целом живет в традициях патернализма; в этой связи молодежь испытывает некоторый дополнительный дискомфорт, выражающийся в «комплексе недостаточной легитимности» — молодым госслужащим кажется, что в силу их юного возраста их не воспринимают всерьез. Это ведет к достаточно серьезным негативным последствиям – молодые чиновники пытаются замаскировать свою неуверенность грубостью и хамством, что потенциально может привести к возникновению социальных конфликтов.
 
Можно сделать вывод, что несмотря на высокую мотивацию молодежи, ее желание работать на государственной службе и наличие у молодежи соответствующего образования, окно возможностей для молодых людей сужается. С одной стороны, этому способствует государственная политика, направленная на экономию бюджетных средств и сокращение чиновничьего аппарата; с другой стороны, растет конкуренция среди молодежи, поскольку количество молодых людей с образованием и амбициями все время растет.
           
Молодежь и бизнес
 
Однако эта тенденция совсем не препятствует молодежи делать карьеры в других сферах, и заходить в политическую элиту страны не через «путь чиновника», а через «путь бизнесмена». Не лишним будет вспомнить, что многие самые известные казахстанские политики пришли в Правительство или Парламент именно из бизнеса. В этой связи интересно исследовать, как молодежь вовлечена в бизнес-процессы, да и в целом в экономическую жизнь страны?
 
Согласно статистическим данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, наиболее быстрорастущими секторами экономики, в которых растет доля занятости среди молодежи, являются финансовый сектор, отельный и ресторанный бизнес и самый быстрорастущий сектор, связанный с телекоммуникациями и Интернетом. В целом, анализ ситуации на рынке труда молодежи свидетельствует об относительно позитивных количественных показателях. Вместе с тем качественные показатели молодежного рынка труда свидетельствуют о значительных проблемах и недостаточной конкурентоспособности молодых людей трудоспособного возраста: многие молодые люди, включая тех, кто имеет высшее и профессиональное среднее образование, занимаются индивидуальной трудовой деятельностью в секторах, предлагающих неквалифицированный труд, таких как сельское хозяйство или торговля.
 
На сегодняшний день существует множество программ поддержки молодежного предпринимательства. Содействие молодым предпринимателям оказывает «Дорожная карта бизнеса – 2020», в рамках которой был разработан проект «Бизнес-советник». Фондом развития предпринимательства «Даму» предусмотрены такие программы, как «Даму-Комек», «Центр поддержки предпринимательства» и «Программа финансирования лизинговых сделок субъектов малого и среднего предпринимательства» (9). Среди международных программ можно выделить программу Европейского банка реконструкции и развития, а также различные программы деловых стажировок за рубежом; однако оказываемое содействие зачастую разрозненно и неэффективно. Тем не менее, несмотря на имеющиеся проблемы, данные социологических исследований свидетельствуют о возрастающей роли профессии предпринимателя среди молодежи.
Еще одной серьезной проблемой и препятствием на пути молодежи во власть является коррупция. Молодежь, в силу своей меньшей защищенности от коррупционных проявлений, сама более всего страдает от них. Несмотря на большое количество антикоррупционных программ, и имеющиеся позитивные примеры борьбы с коррупцией, ситуация продолжает оставаться 

Путь в элиту

В целом, можно констатировать, что никакого особенного «казахстанского пути» в процессе смены и обновления элит не существует. Проблемы, присутствующие в вопросе транзита власти, в Казахстане решаются принципиально так же, как и в других транзитных государствах, и трудности, которые возникают при этом, не уникальны. Процесс смены элит в казахстанском обществе идет, но молодежь в нем участвовать не успевает, поскольку к тому моменту, когда бизнесмены или государственные служащие набирают нужный для вхождения в казахстанскую политическую элиту политический вес, они перестают входить в категорию «молодежи». В Казахстане нет быстрых социальных лифтов. И многие, связанные с молодежью, политические мифы в Казахстане пока не работают. Так, весьма устойчивым является стереотип о высокой протестной активности молодежи. Особенно этот миф актуализируется, когда в других странах происходят волнения, в которых участвует молодежь. Однако исследования и исторический опыт показывают, что казахстанская молодежь, как и население в целом, в своем большинстве является конформистской. В то же время, ряд признаков указывает на то, что этот конформизм покупной; он связан с тем, что те политические элиты, которые находятся у власти в данный момент, могут, в силу имеющихся у них финансовых возможностей, обеспеченных природной рентой, пока удовлетворять потребности молодежи в образовании и трудоустройстве. Однако ситуация меняется, природная рента уменьшается, и, возможно, в обозримом будущем настанет момент, когда правящим элитам станет нечем покупать конформизм молодежи.
Данил Бектурганов, президент ОФ «Гражданская экспертиза»

Мнение автора может не совпадать с позицией CABAR.asia


Источники:
 

Последнее

Популярное