Статьи IWPR по ЦА Таджикистан

Борьба с пытками в Таджикистане

10.05.2016

Поправки в законодательстве помогут в борьбе с практикой безнаказанности. 

www.iwpr.net

Хотя Таджикистан подписал Конвенцию ООН против пыток, эксперты-правозащитники утверждают, что насилие по отношению к задержанным продолжает оставаться обыденным делом в государственной системе.

Таджикские органы правопорядка часто прибегают к пыткам для получения признаний. Насилие широко распространено в тюрьмах и армии.

С 2011 года Коалиция НПО против пыток продвигает политику нулевой толерантности к таким случаям.

Коалиция объединяет около 80 правозащитников, юристов, журналистов и психологов, которые оказывают помощь жертвам пыток и выступают против безнаказанности представителей органов правопорядка.

tajikistan-nigina_bahrieva-n_bahrievaГлава Коалиции Нигина Бахриева рассказала журналистам IWPR о том, как годы работы возглавляемой ею организации привели к некоторым улучшениям в этой крайне важной сфере прав человека.

Нижняя палата таджикского парламента в настоящее время обсуждает поправки к закону об арестах и задержаниях. Сторонники принятия поправок утверждают, что она поможет защитить вероятных жертв и упростит процедуру установления личности виновных.

IWPR: С какими проблемами сталкиваются правозащитники, работающие в этой области?

Бахриева: Прежде всего, мы должны помнить о том, что лица, которые совершают пытки и жестокое обращение, являются представителями государственных органов, например, это лица, которые расследуют преступления, сотрудники ИВС и СИЗО, тюремный персонал.

Когда юристы и адвокаты делают заявления о пытках, то наблюдается серьезное сопротивление системы. Адвокаты сталкиваются с такими проблемами, как получение незамедлительного доступа к своим подзащитным или к материалам следствия, давление на свидетелей.

Усложнение ситуации с правами человека в стране влияет, в том числе и на работу правозащитников.

В прошлом году, многие неправительственные организации, в том числе и правозащитные, прошли множество проверок различными государственными службами, что, в некотором смысле, немного парализовало работу организаций.

(Подробнее: Таджикистан: закон об НПО ведёт к проблемам и Таджикские юристы переживают трудные времена).

За какие случаи берётся ваша организация? Как вы помогаете?

Мы документируем дела, находим их через родственников, специалистов, СМИ. Мы можем предоставить адвоката только в случае, если жертвы пыток или их родственники согласны, чтобы мы вели их дела.

Пытки и жестокое обращение, применяются во время расследования уголовного дела, в котором обвиняется человек. В этом случае, пытки применяются для получения признательных показаний или признания себя виновным.

Адвокаты-партнеры Коалиции не вступают в основное уголовное дело, они ведут только ту часть дела, которая касается применения пыток.

Сколько дел вы расследуете? Каковы ваши успехи?

В 2015 году организациями-членами Коалиции было задокументировано 45 случаев пыток, жестокого обращения, дедовщины в армии и др.

Юридическое сопровождение осуществлялось по 35 делам, из которых 21 новое дело и 14 дел, которые были зарегистрированы и ведутся юристами Коалиции с 2012 года.

Многие из дел получили огласку в СМИ, например дела Шахбола Мирзоева и так называемое дело вахдатского студента.

Солдат срочной службы, Шахбол Мирзоев, 6 марта 2014 года был избит фельдшером военной части Усмоном Гайратовым и его коллегами.

В результате у Шахбола была сломана шея, левая нога парализована и повреждены обе руки, у него был компрессионный перелом позвоночника, повреждение спинного мозга, нарушение функции тазобедренных суставов с перекрытием мочевыводящих путей.

Виновные приговорены к различным срокам лишения свободы и к выплате компенсаций, однако весь период лечение Шахбола оплачивалось за счет отца, родных и пожертвований простых граждан.

По этому делу все еще идет судебный процесс по компенсации морального и материального вреда.

Студент Умар Бободжонов и несколько молодых людей были арестованы 9 августа 2015 года в городе Вахдат (пригород Душанбе). Из отделения милиции Умар был доставлен в реанимационный отдел местной больницы. Не приходя в сознание, Умар Бободжонов скончался в больнице.

К этому делу подключились адвокаты Коалиции НПО против пыток, прокуратурой Вахдата 1 сентября было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 110 (Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности) Уголовного кодекса. По делу все еще ведется расследование.

Помимо этого, в результате нашей работы в 2015 году было вынесено пять обвинительных приговоров по делам военнослужащих, включая привлечение к уголовной ответственности офицерского состава.

Также в прошлом году 6 человек — жертв пыток и члены их семей — получили услуги по реабилитации.

Есть ли какой-либо прогресс в законодательстве по защите жертв пыток в стране?

Продвижений и достижений за последние пять лет достаточно много. Ранее по делам о жестоком обращении в Вооруженных Силах привлечь к ответственности должностных лиц из числа офицерского состава не удавалось.

Во-первых, специальная статья «Пытки» была внесена в уголовное законодательство, и приняты нормативные документы, которые закрепляют основные гарантии для граждан при задержании и содержании под стражей.

Во-вторых, принят план действий по реализации рекомендаций органов ООН по свободе от пыток [согласно Всеобщей декларации прав человека, никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию].

В парламенте идёт обсуждение дальнейших поправок к законам, регулирующим процедуры ареста и содержания под стражей.

С чем ещё надо бороться? Исходя из вашего опыта, насколько хорошо реализуется законодательство в этой области?

Должны быть механизмы реагирования на пытки: лица, которые стали жертвами пыток, и их родственники должны знать, куда обратиться и как обратиться и быть уверенными, что за такие заявления они не будут преследоваться.

Если вина человека в совершении пыток была доказана, суды должны наказать виновное лицо, но это происходит не всегда.

Далее государство должно компенсировать жертве пыток вред, в том числе и моральный, а также разработать эффективную систему реабилитации и гарантировать, что такие случаи в будущем не будут допущены.

Были ли случаи, когда жертвы пыток со стороны государства получали компенсации?

В стране практически отсутствует судебная практика выплаты компенсации жертвам пыток, а также нет специалистов по оценке психологического вреда жертвам пыток.

Жертвы пыток не обращаются с исками о компенсации вреда, опасаясь повторного преследования со стороны правоохранительных органов.

За 2012-2015 год по пяти делам по обвинению в применении пыток было вынесено решение о выплате компенсации за причиненный моральный ущерб, по одному делу было достигнуто мировое соглашение.

Хотелось бы обратить внимание на дело Хушвахта Каюмова, который на момент применения пыток являлся несовершеннолетним.

Это одно из первых уголовных дел, которое было возбужден по статье «Пытки». Виновный в совершении пыток (милиционер, работающий в милиции Яванского района Хатлонской области) получил наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет.

Суд Республики Таджикистан предоставил Хушвахту Каюмову компенсацию в размере 16000 сомони (2000 долларов США).

[В другом случае] родителям Низомиддина Хомидова, который скончался под стражей в 2014 году, выплатили компенсацию в размере 5000 сомони (635 долларов США).

Как вы видите, размеры компенсационных выплат не являются ни справедливыми, ни адекватными с точки зрения международных стандартов свободы от пыток. Однако мы работаем над улучшением механизмов справедливой компенсации жертвам пыток.

Также Коалиция продолжит деятельность, направленную на развитие информационного сайта Коалиции, который является единственным источником достоверной и полной информации для общественности и профессиональных групп по индивидуальным случаям, мониторингу и отчетности ситуации со свободой от пыток в Таджикистане.

Автор: IWPR Central Asia 

Эта статья была подготовлена в рамках двух проектов IWPR: Расширение прав и возможностей СМИ и активистов гражданского общества для поддержки демократических реформ в Таджикистане, финансируемым Европейским союзом, и Усиление потенциала и налаживание мостов между народами Центральной Азии, финансируемым Министерством иностранных дел Норвегии.

Последнее

Популярное