Статьи IWPR по ЦА Казахстан

В Казахстане вызывает беспокойство новый закон об НПО

10.12.2015

Попытки блокировать или изменить спорный законопроект ни к чему не привели. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев ратифицировал спорный законопроект о неправительственных организациях (НПО) несмотря на активное лоббирование наложить на него вето.

www.iwpr.net

Закон дает возможность правительству самостоятельно решать, какие организации могут получать финансирование, а какие нет. НПО будут обязаны зарегистрироваться в специальном реестре министерства культуры и спорта, а их финансовые потоки будут контролироваться специально созданным агентством.

Назарбаев подписал закон 2 декабря 2015 года, после того, как он был принят обеими палатами парламента.

Представители гражданского общества предупреждают, что закон предоставляет государственным органам расширенные функции контроля над НПО, а также дает возможность использовать парламент для обеспечения видимости легитимности процесса.

Амангельды Шорманбаев, член общественной организации «Международная правовая инициатива», был одним из  50 представителей  ведущих НПО Казахстана, подписавших открытое письмо, призывающее Назарбаева наложить вето на закон.

По его словам, все попытки убедить законодателей изменить законопроект полностью провалились.

«Были депутаты, которые поддержали нас на начальном этапе, но все остальные не прислушивались к тому, что мы говорим. Видимо, была у них какая-то внутренняя установка. […] Да и к тому же Министерством культуры все это преподносилось как реформа в механизме финансирования НПО. И вообще многие ухудшающие положения были включены в законопроект самими депутатами, поэтому это была такая тактика [правительства] – «депутаты парламента внесли и что мы можем сделать?»» – сказал IWPR Шорманбаев.
«Видно было, что многие не в курсе, что это за сектор НПО и им как-то все равно. А когда им все равно они придерживаются государственной политики: всё контролировать, за всеми смотреть», — добавил он.

Управление Верховного комиссара по правам человека (УВКБ) предупреждает о потенциальных последствиях такого законодательства.
 «В случае принятия эти изменения могут привести к негативным и прямым последствиям в деятельности неправительственных организаций в стране, включая влияние на их доступ к финансированию, что нарушает международные обязательства Казахстана о праве на свободу ассоциаций», — сказала представитель УВКПЧ ООН Сесиль Пуйи.

Новый закон отражает растущую тенденцию в целом в регионе. Россия, Азербайджан и совсем недавно Таджикистан (см. Таджикистан: закон об НПО ведёт к проблемам) уже приняли аналогичное законодательство в отношении НПО, а в Кыргызстане законопроект ждет подписи президента.

Российский закон требует от НПО, получающих международное финансирование, регистрироваться в качестве «иностранных агентов». И хотя закон Казахстана не пошел так далеко, по-прежнему стоит вопрос о том, будут ли иностранные гранты проводиться через новое надзорное агентство.

Текущая практика работы такова, что НПО, желающие получать международную финансовую поддержку, должны пройти через сложную процедуру подачи проектных заявок на получение грантов от международных организаций, дипломатических миссий и благотворительных организаций. Пока неясно, как этот процесс изменится.

Другой серьезной проблемой законодательства является то, что пока неясно, позволят ли новые правила работать НПО по вопросам, чувствительным для политической жизни страны.

Планируется, что все НПО должны будут зарегистрироваться в министерстве культуры и спорта, однако имеющийся на сегодня перечень видов организаций, правомочных для регистрации, не включает в себя вопросы, касающиеся прав человека, таких как право на свободу слова, вопросы демократического развития, права мигрантов, беженцев и лиц без гражданства.

Организации, не соответствующие правилам, будут строго наказываться. Закон гласит, что за непредоставление или предоставление неточных сведений в базу данных вводится административная ответственность в виде штрафа или приостановления деятельности НПО сроком до трех месяцев, а в дальнейшем ликвидации такой организации.

Государственные чиновники видят лишь положительные аспекты нового законодательства, утверждая, что богатое нефтью государство в состоянии финансировать организации гражданского общества без внешней помощи.

В 2013 году правительство Казахстана выделило около шести миллионов долларов на финансирование НПО.

Вице-министр культуры и спорта РК Марат Азильханов объяснил, что законом предлагается введение новых форм финансирования НПО со стороны государства в виде грантов и премий для НПО.

Однако, учитывая, что международные индексы коррупции присваивают Казахстану высокую степень коррумпированности, совсем неясно насколько прозрачной будет система распределения финансовых средств.

Один из сотрудников НПО, работающий уже много лет в общественных организациях, на условии анонимности сказал IWPR, что в данный момент распределение государственного финансирование не является прозрачным и справедливым.

«Половина выделяемых государством средств предназначена для пропаганды посланий или государственных программ и решений, а другая часть идет на борьбу с нетрадиционными для Казахстана религиями», — говорит представитель НПО. Термин «нетрадиционные» используется для отделения небольших групп (зачастую иностранного происхождения) от устоявшихся крупных конфессий Казахстана — традиционного ислама, как это определено в официальных документах духовенства, и Русской Православной Церкви.

«Оставшиеся средства распределяются между “своими” НПО, зачастую созданными с подачи чиновников или их родственников», — говорит представитель НПО.

Активисты НПО опасаются, что для того, чтоб остаться в рамках государственной политики организации будут находиться под большим давлением, чем когда-либо раньше, а финансирование будет укреплять группы, известные как «ГОНГО» (государством организованные негосударственные организации).

Президент Гражданского Альянса г. Астана (дружественной правительству Казахстана НПО, объединяющей более 500 некоммерческих организаций) Саулета Толганбаева не видит проблем в том, чтобы НПО проходили обязательную регистрацию в специальном реестре.

25 ноября г-жа Толганбаева дала интервью новостному агентству «Vласть», в котором отметила: «Общественное обсуждение [этого законопроекта] было. В принципе, все, кто интересовался, все стороны, которые должны были высказать свое мнение, сказали. Я не услышала, что именно не устраивает международные организации. И я не понимаю, почему они должны отделяться, не участвовать и почему они не должны быть в реестре нашей базы. Финансирование должно быть открытым».

Законопроект был разработан при участии «Гражданского альянса города Астаны», который возглавляет Саулета Толганбаева, считающая, что предположения о том, что большинство НПО вынуждены будут закрыться в результате принятия закона, сильно преувеличены.

«Это все претензии, которые высосаны из пальца, — сказала она агентству. – К этому законопроекту нужно подходить очень четко. Законопроект говорит о том, что мы будем поощрять наши организации, которые вносят особый вклад и вносят такой же большой вклад, как те же наши выдающиеся деятели культуры, искусства».

Но многие активисты гражданского общества видят, что после принятия законопроекта последует гораздо более зловещее будущее. Независимый журналист Сергей Дуванов заявил, что правительство избегает открытой конфронтации с НПО, параллельно обеспечивая все больше контроля над ними и все больше власти для управления инакомыслием.

«В отличие от тех же российских [властей], которые просто объявили нпошников по сути дела “врагами народа”, обозвав их иностранными агентами, наши власти в такой же ситуации применили хитрый прием: они поставили под финансовый контроль все НПО, получающие гранты из-за границы, тем самым создав себе гарантии от “бархатных” революций», – считает Сергей Дуванов.

Андрей Гришин, сотрудник Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности.


Последнее

Популярное